Юридическая основа реформы такова. Предложено переписать статью 7 Закона РФ «Об образовании», касающуюся образовательных стандартов. Сохраняются вторичные положения, предлагается изменить основные. Отметим главные позиции этой разрушительной реформы, поскольку все остальное в законопроекте №448303-4 просто «обслуживает» эти изменения.

Итак, первое. Предложено ликвидировать п. 1 ст. 7 Закона РФ «Об образовании»: «1. В Российской Федерации устанавливаются государственные образовательные стандарты, включающие в себя федеральный и региональный (национально-региональный) компоненты, а также компонент образовательного учреждения». Отменяется трехкомпонентная структура государственного стандарта, что для средней школы реально влечет неопределенное положение (в лучшем случае) или прямо ликвидацию всех учебных предметов и курсов, преподаваемых за счет часов регионального (национально-регионального) и школьного компонентов учебного плана.

А таких - сотни по городам и весям России, и это далеко не только курсы православной культуры, особо раздражающие малую, но громкую часть людей в стране.

Второе. В действующем законе закреплено, что федеральные компоненты государственных образовательных стандартов определяют обязательный минимум содержания основных образовательных программ, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся, требования к уровню подготовки выпускников. Это убирается, а вводится абстрактная формула, неприемлемая в законе, определяющая «федеральные государственные образовательные стандарты» как «совокупность требований, обязательных при реализации основных образовательных программ начального общего, основного общего, среднего (полного) общего, начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования образовательными учреждениями, имеющими государственную аккредитацию».

Каких требований? Гражданам и депутатам это знать уже не надо, это решит чиновник или кто-то еще. Ничего не разъясняет и новый п. 3: «Федеральные государственные образовательные стандарты включают требования к: 1) структуре основных образовательных программ, включающие требования к соотношению (объемам) составляющих основной образовательной программы, а также к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, которая формируется участниками образовательного процесса; 2) условиям реализации основных образовательных программ; 3) результатам освоения основных образовательных программ».

Все гораздо более неопределенно, чем в действующем законе. А главное - ничего нет собственно о содержании образования, хотя именно это и есть главный вопрос, смысл и ядро стандартизации любой образовательной программы. Что должны изучать в обязательном порядке мой и ваш ребенок на уроках истории так, чтобы никакой недоброжелатель Отечества не внес бы в учебник какой-то гадости о нашей Родине в любом виде? Чтобы учебник воспитывал любовь к России. Обязательный минимум содержания образования, например по истории, должен заставлять (не давать возможность, а заставлять) автора учебника делать его таким, чтобы он служил, в частности, и этой цели воспитания, закрепленной Законом РФ «Об образовании» в статье 2. Вот главный вопрос не только для депутатов, но самое главное для людей, граждан, всех нас. То же самое значимо для всего содержания обязательного школьного образования, прежде всего гуманитарного. Однако обязательный минимум содержания образования по предмету в законопроекте куда-то «испарился». Нет и максимальной учебной нагрузки, второго важнейшего элемента в структурировании школьной программы.

А что есть? Некие требования к структуре (не содержанию!) образовательных программ, которые включают еще какие-то требования к соотношению обязательной части и части, формируемой неназванными участниками образовательного процесса. Требования к соотношению обязательной, инвариантной части среднего образования и вариативной (на уровне региона и школы) ныне логично заданы в структуре учебного плана как раз его делением на 3 компонента, выделением часов для занятий детей по выбору и т.д. Зачем же ломать то, что работает? И кто знает, кого модернизаторы сочтут участниками образовательного процесса, а кого нет? Они не перечисляются.

Третье. Согласно п. 5 ст. 7 нового закона: «5. Разработка и утверждение федеральных государственных образовательных стандартов осуществляется в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации».

В действующем законе: «3. Порядок разработки, утверждения и введения государственных образовательных стандартов определяется Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных законом. 4. Основные положения государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования, порядок их разработки и утверждения устанавливаются федеральным законом (п. 3-4, ст.7)».

Как говорится, «почувствуйте разницу». Чиновник предлагает законодателю (органу представительной власти), по сути, убраться из сферы стандартизации содержания общего среднего образования, обязательного для всех наших детей. Пункт 4 статьи 7, непосредственно затрагивающий жизненные интересы всех граждан, всего общества, также изымается из закона. Поэтому пропадает окончание в пункте 3: «за исключением случаев...». Но это тот самый «случай», без которого мы просто отдаем нашу школу в руки первого встречного.

Основные положения стандартов общего среднего образования, прежде всего перечни основных предметов, нагрузка на них и обязательная часть содержания образования по истории, литературе, другим дисциплинам в обязательном порядке должны быть санкционированы всем обществом через его демократически избранных представителей. Все разговоры о «трудности» такого согласования в Думе - демагогия. Так же трудно согласовывать и многие другие важные для людей, общества решения.

Теперь немного истории. Общеобразовательные стандарты 1998-1999 годов так и не были утверждены федеральным законом. Издавались учебники, школы работали, сдавались экзамены. В этой ситуации вместо того, чтобы исполнить закон, где-то рядом с министерством начинается изготовление новых стандартов, и в 2004 году принимается и внедряется уже новый вариант. Все опять без совета с обществом и утверждения парламентом. Выходят беспрецедентные разъяснения министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко (письмо №АФ-59/03 от 17.03.2005), что в образовательной практике могут одновременно использоваться оба варианта стандартов! В пожарном порядке переписывают учебники, лихорадит методические центры, учителя «тонут» в двух вариантах стандартов, общественность пытается противостоять сомнительным инновациям, а в целом стандарты 2004 года оказываются явно хуже первых.

Что-то удается приостановить, например «предшкольное образование». Но другие сомнительные новшества внедряются. В частности, изучение иностранного языка не с 5-го, а со 2-го класса (вначале пытались ввести даже с 1-го). И по учебной нагрузке большей, чем на изучение истории - в 2,5 раза, а истории России - в 4-5 раз. Что это, как не «колониальная модель» школы? Стандарты 2004 года обоснованно критикуются и за снижение фундаментальности базовой подготовки, а также отказ от четкого определения суммы обязательных для освоения знаний. В них возникают «простые» и «курсивные» элементы разной степени обязательности, что немыслимо в образовательном стандарте.

И вот теперь, когда еще не все школы получили новые учебные комплекты по стандартам 2004 года, - еще более сомнительная и кардинальная реформа. Но теперь Минобрнауки РФ не просто не выполняет закон, а решает покончить с самим законом в той его части, которую не желает исполнять. А ведь это действительно трудно: не только организовать разработку качественных стандартов (вариант 1998-1999 годов вполне может служить хорошей основой), но и обсудить их с представителями народа, всех мировоззренческих, идеологических групп в обществе. В открытых дискуссиях и обсуждениях уточнить что-то, привести в большее соответствие с общественными потребностями и принять федеральным законом. Чтобы потом периодически возвращаться и обновлять в соответствии с новыми условиями, явлениями в жизни. Легче просто отменить демократический, гражданский контроль над содержанием общего среднего образования, хотя бы косвенный, опосредованный через представителей народа в парламенте, заодно поправ все возможные демократические ценности, принципы и нормы.

В статье часто поминается чиновник. Но не потому, что чиновник недостоин уважения, нет, это достойная и трудная работа. Просто так устроен человек, каждый хочет работать легче, и чиновнику проще работать без гражданского контроля, отдав свои заботы кому-нибудь «на сторону». Ведь не чиновники в Минобрнауки будут составлять «фундаментальное ядро» общего среднего образования. Это как приватизация жизненно важных для всех монополий в экономике. Дай волю, чиновник все скинет на частника. А он может быть добросовестным и профессиональным, а может быть и не таким.

И в нашем случае есть основания считать, что за чиновниками, лоббировавшими законопроект №448303-4, стоят другие люди. Они не утруждают себя работой клерка, но заинтересованы в идеологическом контроле над нашей школой. Отсюда, в частности, видимая связь отмены компонентов учебного плана и нападок воинствующих атеистов на учебный предмет «Православная культура». Вместо него они стремятся ввести обязательный курс по истории религий Александра Чубарьяна, что официальные представители Русской православной церкви уже назвали попыткой идеологического диктата. Но не менее важно (для «других людей») контролировать содержание основных гуманитарных дисциплин, не допуская его четкой переориентации от идей догоняющей модернизации и неполноценности нашей страны, навязанных школе в 1990-е годы, к идеям исторической и культурной преемственности, национально-культурной самобытности российского общества, суверенитета государства.

Кроме того, это еще и очень, очень большие деньги на постоянное и бесконтрольное реформирование (по данным СМИ, стандарты 2004 года стоили налогоплательщикам 2 миллиарда рублей), на всю эту нескончаемую модернизацию, инновацию и т.п. Иначе говоря, на все то, чем подменяется и одновременно дезорганизуется нормальная спокойная планомерная работа по развитию российской школы. Ее совершенствованию без скачков и дерганий, на устойчивой, собственной исторической и культурной основе, открыто и понятно для людей, в совете и сотрудничестве с гражданами, обществом.

В пояснительной записке к законопроекту содержалось множество неверных утверждений, а иногда просто абсурд. Например: «Под требованиями к условиям реализации основных образовательных программ подразумеваются требования к обеспечению реализации основной образовательной программы». Понимай, как хочешь. А хочешь - подразумевай. Требования к условиям реализации чего-то - это есть требования к обеспечению реализации того же самого. И это подается в Думу от Правительства РФ?! Не было там и никаких данных о социальной потребности в предлагаемой реформе. Так и остается загадкой, кому все это надо - вдруг взять и изменять «понятие и структуру государственного образовательного стандарта». Не говоря уже о способе установления, принятия общеобразовательных стандартов, что предусмотрительно даже не внесли в его официальное название, чтобы не пугать депутатов. Авось не обратят внимания. Ведь правильно было называть законопроект «об изменении понятия, структуры, содержания и порядка установления государственных образовательных стандартов».

В заключение надо сказать, что неуемные модернизаторы школы этим законопроектом капитально подставили власть в преддверии думских и президентских выборов. Это мощный удар по авторитету путинской команды, которая, получается, позволяет во власти формироваться таким инициативам и от имени власти обрушивать их на общество.

Станислав ПОГОРЕЛОВ, профессор Института развития регионального образования Свердловской области