Села, деревни, аулы, кишлаки не пустели. А городские школы тоже имели тесную связь с промышленными предприятиями. Ребята пробовали себя в качестве слесарей, токарей, электриков, швей, водителей и секретарей-машинисток. Получали первые трудовые навыки в профессиях.

Отказавшись от производственного обучения, страна потеряла целое поколение возможных тружеников. Под назойливую телерекламу выросли миллионы желающих жить только «на яркой стороне». И брать от жизни все. Изгнав из школы детские организации и допризывную подготовку, мы наплодили толпы наркоманов и породили негативное отношение к армии.

Я лично убежден, что введение кабинетной системы разобщило педагогические коллективы. Потеряв учительскую, которая в прежние времена была постоянно действующим школьным штабом, педагоги перестали ежедневно общаться друг с другом. Порой математик или историк, укрывшись в своем кабинете, неделями не встречаются с другими учителями.

Несколько лет назад, будучи в Кутаиси, я зашел в школу, в которой учился Володя Маяковский. Над дверью одной классной комнаты заметил металлическую табличку, напоминавшую всем, что здесь учились Владимир Маяковский и Александр Цулукидзе. Зайдя в класс, я увидела на одной парте медную пластинку с надписью «Здесь сидел Маяковский». Найдем ли мы сейчас парту, за которой сидел будущий великий поэт или президент страны? Вряд ли.

Конечно, мне могут возразить, мол, времена иные, прогресс, компьютеры и так далее. Но вразумите меня, почему мы сначала пытаемся до основания все разрушить. А через какое-то время за новое выдаем давно забытое старое. Или я не прав, коллеги?

Иван ПОЛИЩУК, заслуженный учитель РФ, Нальчик