- Владимир Абрамович, ваша школа приняла участие в конкурсе «Школа будущего» и вошла в число победителей. А как вы представляете школу будущего?

- Во-первых, говоря о школе будущего, не правильно иметь в виду какую-то одну модель такой школы. Сейчас, например, все заняты новыми технологиями, компьютеризацией, и вся модернизация рассматривается как приобщение к новым технологиям. При этом забывается, что технологии не цель, а средство. О чем не говорят, обсуждая модель школы будущего, так это о воспитании, о том, каким человек будет в этой новой школе. Говорят о том, как его будут учить, как дать ему знания. А учитывать нужно все факторы развития ребенка. Надеюсь, что со временем типовое многообразие школ будет увеличиваться, образовательные учреждения будут все разнообразнее и разнообразнее. Дело дойдет до того, что именно под ученика будут подбирать школу и предметы.

- Школу-лабораторию №825 называют школой «практического гуманизма». Что значит это лично для вас?

- О практическом гуманизме говорил еще Пушкин, он считал, что все беды в России по одной причине - по причине плохого воспитания. Потом уже многие известные педагоги, Ушинский, например, подчеркивали, что главное - человек, а не знания. Если превратить знания в культ, в самоцель, они могу подавить человека, ученик превратится в заложника знаний. Хотя школы создавались для того, чтобы давать образование и знания прежде всего, мы рассматриваем знание как средство, с помощью которого в человеке пробуждается и формируется все человеческое. Это и есть практический гуманизм. Пока мы не создадим этой новой обстановки, отношение к старикам и детям у нас в стране в лучшую сторону не изменится. Мы надеемся, что таких школ будет все больше и больше. Ведь хорошая школа та, где хорошо человеку - и большому, и маленькому, в которую никто не боится идти, которая живет общностью, как маленькое государство.

Заповеди воспитателя школы №825, сформулированные Владимиром КАРАКОВСКИМ

1. Главная цель воспитания - счастливый человек.

2. Люби не себя в ребенке, а ребенка в себе.

3. Воспитание без уважения - подавление.

4. Мера воспитанности - интеллигентность - антипод хамству, невежеству, жлобству.

5. Говори, что знаешь, делай, что умеешь; при этом помни, что знать и уметь больше никогда не вредно.

6. Развивай в себе незаурядность: дети не любят «пирожков ни с чем».

7. Не будь занудой, не ной и не паникуй: лучше трудно, чем нудно.

8. Дорожи доверием своих воспитанников, береги ребячьи тайны, никогда не предавай своих детей.

9. Не ищи волшебной палочки: воспитание должно быть системным.

10. Дети должны быть лучше нас, и жить они должны лучше.

- Как известно, в вашу школу приходят выпускники МПГУ. Как они вписываются в ваш коллектив, какое место им отведено в «Школе будушего»?

- Когда-то Дидро сказал, что хороша та школа, ученики которой хотят быть учителями. Мы с седьмого класса начинаем внушать ученикам, что все великие люди были педагогами. И дело не в том, работали они в школе или нет, но каждый из них пытался оставить после себя учеников, последователей. У нас создана целая система ориентации на педагогическую профессию, каждый год в МПГУ поступает большое количество выпускников. У нас прекрасные ребята! Самый мощный, самый старый, самый традиционный педагогический вуз - МПГУ - работает с нами, и мы с ним, душа в душу. За 20 лет стали педагогами 220 человек - мы снабдили учителями не одну школу! Надеюсь, что в будущем сотрудничество только укрепится, ведь многие наши ученики возвращаются работать в нашу школу, треть учителей 825-й - наши выпускники. И большинство из них - выпускники МПГУ. Я прихожу на педсовет, как на классный час. У нас прекрасные молодые учителя - все они красавцы и красавицы - благородство профессии сказывается и на внешности. Сейчас в Москве появились новые педагогические вузы, и все хотят нас «переманить» к себе. Но у школы есть верность - мы верны МПГУ. Что бы ни случилось, мы не предадим наших педагогических друзей!

Конечно, после разговора с Владимиром Караковским я захотела увидеть кого-нибудь из выпускников школы, кто после окончания МПГУ вернулся в 825-ю. Таких оказалось много. Например, учитель английского языка и биологии Наталья Сергеевна ДЕМЬЯНОВА уже семь лет работает в родной школе, поэтому она отвечала на вопросы охотно.

- Наталья Сергеевна, вы выпускница школы №825, когда вы пришли сюда преподавать, учителя сразу стали воспринимать вас как коллегу?

- Даже не как коллегу, а как товарища-коллегу, друга и бывшую ученицу - все вместе. Но когда я была на первом педсовете, не покидало ощущение, что я сижу под столом и подслушиваю разговор взрослых, это было для меня непривычно.

- А с детьми первые годы было тяжело работать?

- Сначала меня в школе проверяли, но не администрация, а сами дети. Самый первый урок я вела у 10-го класса, мне тогда было всего 19 лет, а в классе шестнадцать мальчишек и только одна девочка. Самое сложное было выявить лидера, чтобы легче договориться с другими детьми. Конечно, первое время многое было сложно, но все равно интересно. С этими ребятами мы потом созванивались и общались, они рассказывали о своих уже студенческих успехах.

- Какое у вас интересное сочетание предметов, а не сложно преподавать сразу и биологию, и иностранный язык?

- Нет, мне нравится вести и биологию, и английский. Был даже опыт - я давала несколько уроков биологии на английском языке. Естественно, сначала пришлось ввести новые английские термины и разобрать тему по биологии на русском языке.

- Сегодня человек, знающий английский язык, может устроиться на весьма высокооплачиваемую и престижную работу. Вы не сбираетесь покинуть свою школу?

- Этот вопрос мне задают очень часто, знакомые удивляются, почему молодая девушка вдруг пошла работать учителем, советуют найти «нормальную» работу. Но это мое, я не могу работать в другом месте - это все равно, что надеть платье не по размеру, в нем ты просто будешь себя неуютно чувствовать. Поэтому я свою профессию менять не собираюсь.

Ирина КОМАРОВА, учитель информатики и математики, тоже выпускница 825-й и очень гордится этим.

- Ирина Викторовна, а сколько лет вы преподаете в школе?

- Учителем я работаю 14 лет, и все 14 лет именно в этой школе. Как в семь лет я пришла сюда учиться, так и не могу никак уйти. И не собираюсь. Перерыв был только на учебу в МПГУ. Школа, кстати, ориентировала нас на поступление именно в этот вуз, к тому же я училась в педагогическом классе. Могу сказать, что не пожалела: математическими знаниями довольна, к тому же МПГУ дает очень крепкую научную базу. Сколько дети ни пытались подловить меня на ошибках и прочности знаний, ни разу не смогли. С методикой помогли коллеги-учителя школы №825, они меня опекали и многое объяснили.

- А были какие-нибудь смешные истории, связанные с детьми?

- С детьми курьезные и не очень истории происходят каждый день. Например, был один мальчик, увлекающийся электрическими приборами, приходил в школу с портфелем, набитым лампочками. Обычно в конце учебного дня все лампочки разбивались, и мальчик этот очень злился.

Ирина Викторовна посоветовала мне поговорить с учителем информатики и физики Ириной Тюриной - своей ученицей. Такие вот в этой школе запутанные «семейные» отношения. Поэтому, естественно, что первым был такой вопрос:

- Почему вы решили стать учителем и поступили в МПГУ?

- Глядя на наших учителей, очень хотела быть на них похожей, кроме того, мне всегда нравилось работать с детьми. Когда я оканчивала школу №825, практически весь наш класс поступил в МПГУ. Я в хорошем смысле слова была и сегодня нахожусь в шоке от преподавателей физического факультета, это люди с большой буквы. Все они очень грамотные специалисты, но и отличные педагоги: на факультете никогда не забывали о человеке. Нам, помимо физики, давали знания по многим дисциплинам, связанным с учеником, - педагогика, психология, основы медицинских знаний. В жизни все это очень пригодилось. Когда ты со студенческой скамьи приходишь в школу и еще мало что умеешь, советов дают много, но только пока сам не попробуешь, не обожжешься, советов этих не поймешь.

- Как вы на практике применяете в классе принцип практического гуманизма?

- Это отражается на взаимоотношении детей и учителей. Во главу угла ставится желание детей, мы с ними советуемся, обсуждаем разные мероприятия, потом вместе анализируем результаты. Но это не значит, что детям в нашей школе во всем потакают.

В школе Караковского работают девять учителей-мужчин - по сегодняшним меркам это даже много. Один из них - учитель русского языка и литературы, кандидат филологических наук, преподаватель кафедры зарубежной литературы МПГУ - Михаил ДРЕМОВ так рассказал о своем педагогическом пути.

- Я живу рядом с 825-й школой, учился в ней десять лет, окончил с золотой медалью, хорошо знаю ее воспитательную систему и весь учительский коллектив. А работаю в школе с 1999 года, с четвертого курса бакалавриата, то есть почти восемь лет. Некоторым трудно работать там, где тебя знают со школьного возраста. Мне это только помогало - такого процесса, как акклиматизация, не было вообще, я просто вернулся в привычный коллектив в немного иной роли. При этом я всего лишь повторил судьбу многих своих предшественников-выпускников, вернувшихся в школу. Но самое главное - я знал, что смогу работать так, как хочу, как считаю нужным, что мне всегда помогут. По-другому за эти годы не было ни разу.

Вообще-то я, как и многие из тех, кто приходит на филфак, особенно юноши, не планировал работать в школе (хотя и не исключал совсем такой вариант). Просто не имел четких планов относительно будущего места работы - учеба привлекала больше. Но к четвертому курсу главным стремлением стало преподавать на филфаке, желательно - зарубежную литературу, так как любимые преподаватели были на каждой кафедре, но на «зарубежке» - больше всего. Поэтому я решил набираться опыта и пришел в школу с предложением вести факультатив по античной литературе - период, мало охваченный традиционной программой по литературе. Меня взяли, я отработал год, немного профессионализировался и, когда поступил в магистратуру на кафедру всемирной литературы, решил эти два года продолжить работу в школе со старшими классами, сначала в 10-м, потом в 11-м вести полноценные уроки русского языка и литературы. Но о стремлении работать на кафедре не забывал. В итоге к концу обучения в магистратуре передо мной встал выбор: поступить в аспирантуру и начать работать преподавателем или остаться в школе и стать классным руководителем в ... 5-м классе. Я выбирать не стал, вернее, выбрал и то и другое. Нагрузка получилась чудовищная, но я не делал долгосрочных планов - поработаю год, а там посмотрим. В итоге работаю в таком режиме уже пятый год и не жалею. В конце года буду выпускать девятый класс, и тогда же будут защищать дипломы те студенты, к которым я пришел преподавать античку еще совсем «зеленым» преподавателем. Кроме того, мне удается успевать сотрудничать с научно-просветительским сайтом SCEPSIS.RU, и я в целом с большим оптимизмом смотрю на образовательные возможности Интернета.

Меня привлекает тесная взаимосвязь литературы и исторического контекста, поэтому я всегда стремлюсь к развитию межпредметных связей в этой области. Кроме того, я стараюсь как можно чаще выезжать куда-то с детьми за пределы Москвы: будь то экскурсионная поездка в другой город или двух- или трехдневный поход. Общение вне класса очень важно. Как и то, что я преподаватель школы и вуза.

Единственное серьезное неудобство - необходимость постоянно менять уровень преподавания. Честно говоря, иногда ловишь себя на том, что твой урок по «Гамлету» или «Божественной комедии» в восьмом или девятом классе мало отличается от недавно проведенного на первом курсе семинара по той же теме. Но, может быть, это и не так плохо? Есть же ведь методики опережающего обучения, главное - не слишком увлекаться. Есть и еще одно неудобство, увы, неизбежное. Я трачу много времени на внеклассную работу с детьми. В нашей «школе воспитания» по-другому нельзя. Хотелось бы и студентам уделять не меньше внимания, тем более что, я в этом глубоко уверен, оно им необходимо не меньше, чем школьникам. Например, опыт доцента нашей кафедры Арсения Станиславовича Дежурова это хорошо доказывает. Но, к сожалению, в сутках только 24 часа.

Могу сказать, что сегодня я хочу, чтобы мои дети стали учителями, но это должны быть очень талантливые, незаурядные, творческие люди - только такие и должны заниматься нашим будущим. Когда, например, я вижу способного, интересного студента, я всегда спрашиваю, не собирается ли он поработать в школе. Обидно, когда классный филолог «протирает штаны» в офисе. Но сейчас, увы, зарплата учителя мало привлекает молодежь.