Прошло уже пять лет с того момента, когда в нашем институте начала возрождаться традиция празднования актовых дней российскими университетами.

В первый актовый день, поздравляя друг друга с праздником торжества российского просвещения, торжества московского педагогического образования, мы говорили о том, что работаем и будем работать для школы, поскольку прекрасно осознаем: то, что сегодня происходит в школе, завтра будет происходить во всей стране. Поэтому именно педагогические вузы остаются действительной колыбелью всего истинного и настоящего, но ровно настолько же всего вредного и ложного, что существует сейчас или проявится потом в нашей личной и общественной жизни. Тогда, в самом начале нового века, мы выражали весьма робкую надежду на то, что настанет наконец благословенное время, когда эта мысль, настолько очевидная для нас, станет настолько же очевидной для тех, кто уполномочен принимать судьбоносные для народа и государства решения. Мы понимали, что время это не наступит само по себе - его необходимо со всей самоотверженностью истинного служения готовить всем нам, ведь именно мы сегодня учим тех, кто завтра будет учить других.

Это время начинает появляться на горизонте, как солнце ранним-ранним утром, еще не видимое, но уже озаряющее темный небосклон своими лучами. Думаю, в такие минуты всем хочется, как в детстве, крикнуть: «Солнышко, появись быстрее!» Но мы, люди уже взрослые, хорошо понимаем, что над ходом астрономического времени люди не властны, а вот на течение времени социального повлиять в какой-то степени, видимо, можно. Ведь не случайно появился в стране национальный проект «Образование». Я далек от панегириков в его адрес, но факт его проявления не может не вселять надежду на лучшее будущее образование в России.

Эта надежда заставляет задуматься над глубинными, корневыми вопросами бытия образования в обществе. Хорошо известно, что представления общества о своем образовании не совсем тождественны тому, каково оно на самом деле. И выход здесь только один: образование должно в максимально возможной мере влиять на представления общества и о самом обществе, и об образовании. Иначе развитие образования пойдет по пути, определяемому социальным законом опрощения, а значит, повсеместной редукции. Как свидетельствует исторический опыт, этой редукции в системе образования подвергнутся в первую очередь такие важнейшие категории, как творчество, воображение, эмоции, затем воля, характер, сила духа, а значит, духовные основы человека. Неужели этого мы хотим для своих детей, внуков, правнуков?!

К счастью, закон опрощения не универсальный социальный закон. Он перестает действовать, когда в той или иной области человеческой деятельности появляется определенное количество людей, которых можно охарактеризовать словами гений или талант. Я не буду сейчас уточнять суть каждого понятия и их очевидную разницу. Это подробно сделано в специальной литературе и даже в словарях. Нам сейчас важно то, что, во-первых, для окружающих важно не определение, а сам факт наличия таких людей. Во-вторых, такие люди создают вокруг особое пространство, в котором уверенность в себе, вера в успех, стремление добиваться поставленных целей приходят к большинству оказавшихся в этом пространстве. В-третьих, гении и таланты способны быстрее многих заглянуть за горизонт, а значит, указать лучшую перспективу. В-четвертых, так уж получилось, что к началу XXI века сложилось не совсем верное представление о том, что истинные гении и таланты проявляют себя только в абсолютно творческих областях человеческой деятельности, и потому рутина их губит. Наконец, в-пятых, надо с сожалением признать, что наделение конкретных людей этими определениями очень часто и очень сильно зависит от большого количества социальных условий и условностей.

Давайте обратимся к истории российского образования XIX-XX веков. В актовый день в МГПИ собрались люди, которые сделали педагогику своей профессией. Скажите, много ли мы все вместе можем, как говорится, навскидку назвать имен блестящих российских педагогов XIX века? Нет, хотя в зале собрались профессионалы, в большинстве своем они вспомнили совсем немного имен. Что же говорить о непрофессионалах? Неужели XIX век - век великого культурного расцвета России - мог пройти без значительного количества великих учителей? А век ХХ?

Мне кажется, такое странное положение сложилось в силу нескольких причин. Назову важнейшие из них.

Во-первых, исторически сложилось так, что в России и в XIX, и XX веке власть была полностью уверена в том, что она лучше любых педагогов знает, чему учить и как учить, как организовывать процесс образования. Поэтому педагоги рассматривались лишь как исполнители, но не как творцы. О каком же общественном признании талантливости, а тем более гениальности «образованцев» могла идти речь? Доказательством тому служат практически все (за исключением двух) реформы российского образования XIX - XX веков: все они носят политический характер, а должны бы быть педагогическими. Кстати, ни одна из реформ советского периода не была сколько-нибудь серьезно проанализирована, однако все они признавались чрезвычайно актуальными и очень эффективными. Например, реформа 1984 года готовилась всего 8 месяцев и состояла из 8 постановлений ЦК КПСС. Она не только не была доведена до конца, но даже серьезно не развернута, тем не менее пресса того времени, в том числе и педагогические журналы, наперебой рассказывала об ее огромных успехах. Понятно, в таком контексте говорить о гениальности и таланте деятелей образования чрезвычайно сложно.

Приведу еще один, более современный пример. Сейчас в России в определенных кругах очень популярна идея развития лидерства в образовании. Лидеры в образовании были всегда, начиная с Царскосельского лицея и заканчивая школами Мильграма и Комлевой. Правда, в России это называлось не лидерством, а высоким педагогическим авторитетом. Что же касается сегодняшнего понимания лидерства, то оно, скорее всего, связано не с образованием, а со спортом высоких достижений, где процесс и средства практически не важны, а важен исключительно результат. Но ведь общее образование по самой своей природе не может и не должно быть профессиональным спортом. Потому что, повторю еще раз, образование - это почва, основа, которая питает и сохраняет весь народ, все государство, каждого человека и определяет их будущее.

Остается выразить надежду, что уже наше поколение дождется настоящей педагогической реформы, поддержанной государственной властью, и тогда можно будет ожидать появления педагогических звезд. Необходимость же именно такой реформы, я уверен, очевидна практически всем.

Помогая продвижению этой идеи, мы на базе института решили создать экспертный педагогический клуб «Рубежное образование». Называя так клуб, мы имели в виду, что речь пойдет об образовании на рубеже веков и вместе с тем о последнем рубеже, который образование не имеет права сдать. Приглашаем в него всех желающих активно работать.

Вторая причина заключается в том, что образование человека становится у нас делом второстепенным, образование занимается не человеком, а вложением в него «основ наук», вне зависимости от его талантов и способностей. Почему так сложилось - отдельный разговор, но так уж сложилось. Хосе Ортега-и-Гассет писал, что чудесные успехи естественных наук как способ познания находятся в резком противоречии с их бессилием перед собственно человеческим. Человечество ускользает от физико-математического разума, подобно воде, вытекающей из решета. В задачи учителя не входят научные открытия в области, которую он преподает. Его поле деятельности - ученик. Он его образовывать должен - вот здесь-то как раз и должны следовать открытия. Но откуда они возьмутся, если учитель - передатчик, а ученик - приемник? При такой философии образования учитель - опять-таки реализатор, интерпретатор, но не творец, а значит, не талант и не гений. Может быть, именно из-за такой философии очень многие стали жаловаться на «качество людского материала»?

Но Россия удивительная, чудесная страна. Несмотря на такую сложную образовательную историю, созидательная мощь ее народа так велика, что каждый из нас непременно в своей жизни столкнулся хотя бы с одним поистине талантливым учителем. Гений и талант в образовании - это не то же самое, что актерский талант или поэтический гений. Однако у каждого учителя всегда есть возможность другого, не менее значимого признания его таланта - его ученики, восхищающиеся им, шепотом говорящие друг другу: «Он у нас просто гений!»; родители его учеников, которые, может быть, и не произнесут вслух, но подумают: «Боже, какой у нас талантливый учитель!»

С этого года институт начинает создавать галерею «Учителя учителей», в которую наши преподаватели и студенты предложат включить самых талантливых учителей из тех, кто когда-то их учил. Уверен, что это будет удивительно интересная и познавательная галерея.

В словаре Ожегова рядом с понятием гений приводится понятие добрый гений - тот, кто помогает кому-то, оказывает благотворное влияние на человека. Я хочу пожелать всем и каждому педагогу, чтобы в их жизни, в работе было как можно больше людей, которые называли бы их добрым гением. И тогда до просто гения - рукой подать.