Антонине Александровне и в прошлом году не понравилось, что преподавательнице русского языка, отработавшей в их школе всего два года после института, «область дала» ежемесячную надбавку к зарплате за высокий результат педагогического труда. У этой молодой учительницы класс показал высокие результаты на ЕГЭ. Но что же здесь удивляться - ведь класс-то ей достался профильный, гимназический?! Антонина Александровна высказала на собрании мысль о том, что не меньше, а то и больше данного педагога надбавку заслужила преподавательница математики Лидия Васильевна. Взяв после неопытного преподавателя младшего звена очень слабенький пятый класс, Лидия Васильевна за два года добилась того, что в этом классе осталось всего семь троечников и даже появился один отличник. Напоминая коллегам свое мнение по этому вопросу, Антонина Александровна обратилась к директору школы: не станет ли новая система оплаты труда дополнительным поводом для споров между учителями из-за надбавок и доплат? Многие учителя, слушая пожилую учительницу, одобрительно кивали... Очевидно, этот педагогический коллектив ждет в нынешнем учебном году еще не один конфликт по описанному поводу. Как избежать подобных конфликтов?

О своем видении решения проблемы корреспонденту «УГ» рассказал кандидат психологических наук Илья КАПЛУНОВИЧ.

- Проблема, которую вы описали, - это проблема критериев оценки деятельности педагога, которые на данный момент в разных регионах России, отдельно взятых школах весьма различны. Необходимо найти такие общие критерии, которые удовлетворяли бы всех - тогда и число конфликтов уменьшится.

Сейчас основным критерием принято считать высокую успеваемость. Показал класс высокий результат на ЕГЭ или занял ученик призовое место на областной, общероссийской олимпиаде по предмету - педагог получает доплату. С одной стороны, бесспорно, что педагог хорошо подготовил класс или конкретного ученика. Но всегда ли успех ученика - это исключительно заслуга учителя? Известно, что в гимназии, лицеи традиционно приходят учиться дети с более высокими подготовкой и способностями к обучению. Поэтому одному педагогу может достаться хорошо подготовленный класс, а другому - класс, состоящий преимущественно из слабых учеников. Справедливо ли, что у второго педагога практически нет шансов получить надбавку к зарплате за результат педагогического труда?

- Например, у педагога коррекционного класса. Кроме того, есть предметы, по которым нет официальных форм выявления конечного уровня подготовки учащихся - например, по иностранному языку не проводится ЕГЭ. Какие же принципиально иные критерии вы предлагаете ввести взамен существующих?

- Такие критерии уже выработаны в психологической науке. Прежде всего надо отказаться от абсолютной и перейти к относительной оценке. Оценивать работу учителя нужно не по успеваемости детей, а по ее динамике. Допустим, у одного педагога высокая качественная успеваемость, но ее процент от месяца к месяцу не меняется. У другого - процент «хорошистов» значительно ниже, но он заметно растет в течение года. Кто из них работает более продуктивно? Вопрос риторический. Этот подход был апробирован нами с выдающимся советским психологом Л.М.Фридманом и описан в книге «Изучение личности учащегося и ученических коллективов» (М.: Просвещение, 1988).

То же можно сказать об оценке знаний ученика, при которой необходимо учитывать психологические уровни усвоения и понимания.

Существует 9 уровней понимания. Перечислим их по степени возрастания трудности.

Первый - уровень различения. На этом уровне у ученика проверяется умение отличать объект или процесс среди их аналогов по наиболее существенным признакам. Например, при изучении понятия «прямоугольник» от учеников начальных классов требуется различать этот четырехугольник в ряду других геометрических объектов. Однако это задание может привести в замешательство не только первоклассников, но и студентов математических факультетов - попробуйте задать им вопрос: «Можно ли считать прямоугольником фигуру, после того как в нем вырезали отверстие?»

Вторым по степени сложности является уровень узнавания. Но он, как и первый уровень, все-таки еще недостаточно высок. Приведу пример. На уроке геометрии учительница проверяла понимание учеником определения равнобедренного треугольника. Измеряя циркулем стороны предложенных треугольников, ученик выбрал те, которые имели по две равные стороны, и назвал их равнобедренными. Можно ли сказать, что он действительно узнал все равнобедренные треугольники? Нет, поскольку оказалось, что ученик никак не соглашался считать равнобедренным равносторонний треугольник. Свое мнение он обосновывал тем, что у равностороннего треугольника три равные стороны, а у равнобедренного их должно быть непременно две.

Третьим является уровень воспоминания. Этот уровень любой педагог проверял не раз, когда, выясняя, случайна ли у ученика заминка при ответе, предлагал ему подсказку, связанную с воспроизводимой информацией. Если ребенок подсказку «берет» и воспроизводит требуемую информацию, учитель делает вывод о владении школьником конкретным понятием. Более сложным является четвертый уровень - уровень припоминания, или активного поискового воспроизведения. Он требует от ученика большей самостоятельности. Им часто пользуются школьники в ситуации экзамена, контрольной работы.

Достаточно распространенной является оценка способности ученика применять и оперировать знаниями по образцу. Это пятый уровень - уровень умений и навыков. На этом уровне учащимся предлагается выполнение задания по образцу, по правилу, формуле.

При оценке на шестом, ассоциативном, уровне проверяется способность учащихся устанавливать причинно-следственные связи между понятиями, процессами и явлениями. Однако эти перечисленные приемы все-таки еще не гарантируют полного понимания сущности явления.

Более высоким и принимаемым многими учителями-практиками за наивысший является седьмой уровень, который можно назвать переносом. На этом уровне проверяется способность применения знаний, умений и навыков в новой нестандартной ситуации. Примером может служить задание на уроке химии зажечь... снег. В норме снег как уже сгоревшее вещество зажечь нельзя. Но пропустив через снег фтор, мы получим желаемый результат. Другой пример: на уроке биологии можно предложить ученикам порассуждать: какие изменения в строении дыхательной системы рыб должны произойти, если бы они вдруг стали летать?

Восьмой, более высокий уровень - классификация на общие и частные свойства. Простой прием его реализации - графление учащимися листа на две колонки, в одной из которых выписываются только общие, а в другой - только частные свойства предмета или явления.

Высшим в предложенной градации является девятый уровень - создание и оперирование образами. Здесь от учащихся требуется построение зрительных представлений понятия, признака, свойства. Его принципиальное отличие от предыдущих состоит в том, что он невербальный, то есть несловесный. Этот уровень часто использовался выдающимися учеными-педагогами. Известно, например, что ученый-математик Штейнер на лекциях по геометрии обходился без чертежей, вынуждая студентов тренировать свое пространственное мышление, а Дистервег решал ту же задачу, организуя занятия в специально затемненных помещениях!

Я присутствовал на нескольких уроках у педагогов начальных классов, где второклассникам предлагалось изобразить на листке бумаги понятие «речь». Чаще дети изображали на бумаге примитивный образ: человек с открытым ртом, из которого вылетают нарисованные слова. Но на уроках у педагогов, которые целенаправленно занимались развитием детей, были и другие рисунки: например, речь - туча, из которой вылетают капли звуков, букв, сливающиеся в слоги, слова, высказывания...

Очевидно, что из рассмотренных девяти уровней первый развивает восприятие, со второго по четвертый - память, следующие четыре - мышление. Наконец, последний, девятый, развивает творчество. Таким образом, в зависимости от уровня требований мы формируем у детей разные феномены: от восприятия до креативности.

- Как знание этих уровней помогает сопоставлять оценки разных учителей?

- Согласитесь, что «три» можно ставить за 1-й уровень и пятерку соответственно за третий, а можно оценить тройкой 7-й уровень и пятеркой 9-й уровень. Неравнозначность этой диагностики обученности детей очевидна. Поэтому, когда учитель утверждает, что его требования к качеству обучения более жесткие, а потому мало «хорошистов», то это совершенно не значит, что и качество обучения лучше: можно предъявлять высочайшие требования на низких уровнях к воспроизведению и объему знаний, но не к мышлению детей на высоких уровнях. Понятно, что если, например, учитель физики предлагает задания низших уровней и «выдает» высокие баллы, а контроль преподавателем географии проводится на более высоких уровнях, то, несмотря на более низкие оценки, можно полагать, что качество обучения у него может быть все-таки выше.

- И как же тогда оценивать качество и уровень работы педагога?

- Путем диагностики процента учащихся, находящихся на каждом из 9 уровней в настоящий момент, и динамики движения по ним в течение месяца, полугодия, при изучении определенной темы. Составляются индивидуальные таблицы. В них отмечаются номер урока по данной теме или даты овладения школьником соответствующим уровнем понимания конкретной темы, прослеживается динамика его продвижения по ним (вниманию читателей предлагается таблица 1). Применительно к классу можно фиксировать и количество учащихся, находящихся на том или ином уровне. Например, из таблицы 2 следует, что из 29 учащихся одним школьником материал не усвоен, 28 овладели им на 1-м уровне различения. Следующие 3 уровня доступны 26 учащимся и т.д. Наконец, на последний уровень поднялись лишь трое из 29 человек.

- Мне известно, что существуют школы, где уже апробирован ваш метод оценки знаний. С чего вы начинали работу в педагогических коллективах этих школ?

- С семинаров, на которых мы пришли к необходимости принципа относительности оценки качества обучения, знакомились с 9 уровнями понимания, учились конструировать задания каждого уровня и сопоставлять их по разным предметам. После этого число «борцов за справедливость» в назначении доплат и надбавок сократилось.