В нашем болотистом низменном крае

Впятеро больше бы дичи велось,

Кабы сетями ее не ловили,

Кабы силками ее не давили;

Зайцы вот тоже, - их жалко до слез!

Н.А.Некрасов

Геологоразведка и добыча нефти и газа - вот что осталось с тех времен. Все остальное не выдержало, рухнуло. Поселки остались. Как выглядит такое поселение? Напас, Средний Тым, Средний Васюган, Киевский Еган, Неготка, Вертикос, Новый Васюган, Тевриз, Сосновка, Ново-Югино, Тымск, Мыльжино, Березовка, Киндал, Старо-Югино - за три последних года мне довелось так или иначе побывать в каждом из них. Охота, рыбалка, сбор дикоросов, приусадебный участок, социальные пособия - вот источники существования большинства жителей. Наиболее продвинутые занимаются заготовкой древесины, коммерцией. Не бедствуют, но и не жируют. Пьянствуют в меру своих сил и способностей, браконьерствуют в пределах...

Демографический взрыв в ближайшие годы этим поселениям не грозит, однако рожают изредка. Поэтому все школы в поселениях можно назвать малокомплектными. Среднегодовые затраты из бюджета района на одного ученика в этих школах в пределах 50 - 100 тысяч рублей. Что делать - хорошо всем известный вопрос нашей жизни решается следующим образом. Муниципальная власть занимается реструктуризацией. Составлен долгосрочный план по изменению статуса школ, который предусматривает превращение средних школ в основные, основных - в начальные. Некоторые станут филиалами более крупных. Процесс пошел. 1 сентября 2007 года Староюгинская средняя школа стала основной, чуть позднее Киндальская основная войдет в состав Каргасокской средней школы, Тевризская - в состав Средневасюганской. Девять школ так или иначе будут реструктуризированы в течение трех лет, и затраты на их содержание уменьшатся. Большие надежды связывают с организацией интернатов. В районном центре работает сегодня интернат на 100 человек. Планируется открыть еще один в Среднем Васюгане.

Региональная власть намерена внести поправки в закон области «Об образовании», которые позволили бы финансировать малокомплектные школы не подушевым способом, а по факту. Однако вопрос решается очень сложно. Между тем идет усиленная переподготовка педагогов малокомплектных школ в условиях работы в разновозрастных группах не только в начальной школе, но и в основной, и средней. Департамент образования в прошлом учебном году провел ряд мероприятий по изучению проблемы малокомплектных и отдаленных школ области. Я побывал практически на всех. В каждом районе были организованы экспериментальные площадки по поиску ответа на вопрос «Что делать?». Основное направление, которое было выбрано в результате - перевод образовательного процесса на рельсы разновозрастного обучения в группах.

Вопрос «Что делать?» губернатор области предложил решать на местах. И, скорее всего, решение будет аналогичным тому, которое было принято три года назад в Павловской школе: уроки технологии, физкультуры, изобразительного искусства и музыки были принесены в жертву, а шестидневка приказала долго жить. Так началась эра разновозрастных образовательных групп в 5-9-х классах. Опыта работы никакого. Приходилось по ходу дела все решать в поиске, в творчестве и в интернете. На все том же энтузиазме и страхе попасть под сокращение.

А БУП - парадоксальный факт! - при этом не пострадал. Каждый ученик благополучно набирал то количество часов, которое рекомендовано федеральным, региональным и школьным компонентами БУПа, хотя в тарификацию к оплате было представлено на 10 часов меньше, чем положено по пятидневке, и на 27 часов меньше, чем положено по шестидневке.

Естественно, два педагога ушли от нас по сокращению штатов. Оставшиеся стали думать о том, как быть дальше.

В сельской местности школа сегодня - единственное место, где гарантирована зарплата, небольшая, но с учетом льгот вполне достаточная, чтобы иметь кров, одежду и питание. А если к тому же держать небольшое хозяйство или наладить домашний промысел, то жить вообще можно. И уж очень богатым считается педагог, получающий пенсию, потому что пенсии у нас, все вы прекрасно знаете, хорошие, но маленькие. Губернатор области однажды по телевизору заметил даже, что учителя в селе по сравнению с сельхозрабочими богаче. Думаем теперь над тем, как поправить ситуацию. То ли у учителей отнять, то ли сельхозрабочим добавить.

Наши учителя соглашались на все - эксперименты, новые технологии. А когда пришла пора объединять начальные классы, мы предложили двум учителям работать с классами, как и положено, но за половину ставки. Без проблем! Два педагога вели 44 часа, но зарплату получали за 22. Работать на неполную ставку стало делом заурядным, никто и не возмущался. Возмущение приводит к тому, что срочно организуется сокращение штата работников, в результате чего кто-то теряет, а кто-то находит. Главное - дети не пострадали.

В школе сегодня из 14 педагогов нормальной нагрузки, то есть 18 часов и выше, нет у 65 процентов педагогов. Оно и понятно - при наших финансах мы имеем сегодня фонд зарплаты на 11 полных ставок, а учителей в школе - 14.

А что делать? Менять профессию? Менять место жительства? Мы-то еще сегодня в неплохой ситуации. В школе - 80 детей и в перспективе даже прибавится. А вот в других...

Малокомплектная сельская школа возникает там, где отсутствует занятость, где рабочие руки имеются, но нет возможности их занять таким образом, чтобы хватало на жизнь. Люди теряют интерес к жизни. Получив однажды пособие по безработице, крестьянин уходит из системы общественно-значимого труда. Знаменитые доярки, механизаторы утратив смысл жизни, решаются даже на суицид. А уж залить горе вином - это дело в селе заурядное, обыкновенное.

Малокомплектная школа возникает в селе, где молодые семьи практически не образуются, где завести ребенка семья не решается, и дети порой появляются на белый свет не в радость, а по недосмотру. В таких семьях нет любви. Детское одиночество царствует здесь. Усугублять его вывозом в интернат за 600 километров от дома? У родителей нет выбора.

Эксперименты, новые технологии, небывалый энтузиазм и вдохновение сельского учителя вряд ли смогут решить эту проблему. Разновозрастное обучение при всех его положительных сторонах не сможет дать качественного образования. Поэтому результаты работы малокомплектной школы будут всегда ниже, чем в крупных школах. А ведь с точки зрения управленцев образования главный вопрос сегодня - это результат работы школы: поступаемость в вузы, рейтинг по ЕГЭ, малозатратность в пересчете на одного ученика...

Арифметикой сегодня власти пытаются доказать бесполезность и вред существования малокомплектных школ. Как бы выводятся за скобки судьбы сельских школ, учителей, право ребенка на жизнь в семье, а не на одиночество в интернате. Народ, нация, государство становятся мало-помалу народом, нацией, государством одиночек.

Сегодня утром по телевизору смотрел репортаж, в котором президенту докладывали о приросте рождаемости в России. Сохранить, укрепить, оградить сельскую малокомплектную школу, чтобы было, где этот прирост выучить через семь лет! Чтобы стала она потом полнокомплектной. Участвуя в работе одной экспериментальной площадки, я видел искреннее стремление власти на региональном и муниципальном уровнях сохранить, укрепить и оградить. Но при этом они всегда подчеркивают, что они-то на своем уровне - «за», но вот выше... Может быть, и наша областная Дума ждет, когда же в Государственной Думе России будет решен вопрос?

Не знаю...

Сижу над тарификацией и думаю о том, как в выделенные субвенцией деньги на 79 детей уложить зарплату, приобретение и обслуживание, повышение зарплаты и другие вопросы финансирования. В штате - 25 человек. И вижу, что без очередного сокращения не обойтись. Получается, что все на словах за то, чтобы сохранить, укрепить, оградить, а по жизни денег дают только на то, чтобы сократить.

Геннадий СТАЛЬНЫХ, директор Павловской школы, Каргасокский район, Томская область

От редакции

Проблема сохранения сельских школ стоит сегодня очень остро. Напишите нам, как она решается в вашем селе.