В 2007 году образовательные учреждения Подмосковья обогатились 610 молодыми учителями. 400 из них - выпускники областных педагогических образовательных учреждений. Кто-то из них учился в Москве, кто-то - в Смоленской или Тверской областях. Всеы они полны желания выстроить свои взаимоотношения с учениками и продолжить традиции российского образования. Молодые специалисты приступили к работе в Воскресенском, Истринском, Ногинском, Орехово-Зуевском, Павлово-Посадском районах. На традиционную встречу, предваряющую их работу, пришли 300 педагогов из более 60 муниципальных образований Московской области.

Лидия АНТОНОВА, министр образования правительства Московской области:

- Бывают даты круглые, но негромкие - это не юбилеи великих людей и не годовщины знаменитых событий. Но это вехи в развитии отечественной культуры. Ровно 225 лет назад вышла в свет комедия Дениса Ивановича Фонвизина «Недоросль». На мой взгляд, это первое в российской словесности произведение, практически полностью посвященное проблемам образования и воспитания молодого поколения. Те, кто не избрал своей стезей преподавание русской литературы, скорее всего, помнят из пьесы лишь одну фразу: «Не хочу учиться, хочу жениться». Но я хочу напомнить другое рассуждение обаятельного Митрофанушки. Он считал, что слово «дверь» является прилагательным, поскольку дверь прилагается к своему месту. Придется потратить еще так много сил и времени, чтобы доказать ученикам, коллегам, но прежде всего самому себе, что молодой специалист отнюдь не прилагается к диплому и трудовой книжке, он учитель. А ведь многие пишут это слово с заглавной буквы - не по законам русского языка, а по законам человеческой благодарности, признательности.

Работодателей интересуют молодые люди, подготовленные к тому, чтобы прямо включиться в производственный процесс, владеющие современными технологиями, мобильные, коммуникабельные. Общество и государство заинтересованы в молодых гражданах, обладающих тем уровнем образованности и воспитанности, которые позволяют им жить, работать, служить своей стране в соответствии с общечеловеческими, духовно-нравственными и конституционными основами.

Когда я училась в пединституте, сейчас он называется Московский государственный областной университет, мне больше хотелось заниматься научной работой, она влекла, но я решила сначала пойти в школу. Не думала, что будет так трудно. Оказалось, что хорошим, знающим специалистом среди детей быть мало, надо научить их полюбить себя. Значит, необходимо стать для этих требовательных и честных судей интересным. Огромная работа над собой, но когда эту цель удается достичь, все остальное оказывается по силам. Любить своих ребят, узнать каждого из них необходимо для того, чтобы раскрыть неповторимую личность.

Александр АСМОЛОВ, заведующий кафедрой психологии личности МГУ имени Михаила Ломоносова:

- Первые шаги в школе напоминают приключения хоббитов - каждый день испытание на прочность. Нельзя написать справочник рецептов поведения. Его диктует чувство внутреннего достоинства, которое важно не потерять ни при каких обстоятельствах. А выбирая школу, следует придерживаться одного принципа - идти туда, где ученик влюбится в учителя. Это самое важное.

Преодолеть пространство между доской, у которой стоит учитель, и партами, за которыми сидят ученики, физически легко. Сложнее его растворить психологически. Главное качество учителя - терпение. Сострадание и... сорадование. Гримр-викинг из одноименной сказки Рериха заявляет, что у него нет друзей. Заявляет вопреки очевидности. Соседи хором возражают ему: тот выручил Гримра в беде, тот спас его в минуты опасности. Но Гримр настаивает на своем и проясняет мысль: «У меня не было друзей в счастье». Все нашли слова викинга Гримра странными, и многие ему не поверили. Так заканчивается Рериховская сказка. Искренне радоваться вместе с другим так же необходимо, как и поддерживать его в трудную минуту.

А вообще главная способность человека - это способность приобретать способности, так что у вас впереди еще много нового.

Ольга ПРУСОВА, выпускница Московского государственного областного университета этого года, учитель английского языка школы №1 Фрязино Щелковского района:

- Английский очаровал меня давно. Трудно даже определить тот чудесный момент, когда я впервые услышала музыку его звучания, меня потрясли идиомы, не имеющие ничего общего с буквальным переводом, и его какая-то снобская уверенность в своем языком совершенстве. Одним словом, язык Байрона и «Биттлз» захватил мое воображение полностью. В свободное время стараюсь читать англичан в подлиннике.

Вообще я рано научилась читать. Это было одним из моих серьезных увлечений. Хотя мне хочется многого, и занимаюсь я всем понемногу в зависимости от настроения. Но увлекаясь сама, хочу, чтобы о самом интересном узнали и люди.

А в школу меня привели дети. Мне легко с ними, особенно с моими шестиклашками. У меня сейчас 5, 6, 8, 9, 10-й классы. Мне нравится им объяснять, рисовать с ними сюжеты уроков. Я чувствую, что нужна им. А они необходимы мне.

Бел КАУФМАН, писательница:

«Я попыталась связать шекспировскую хронику с жизненным опытом моих учеников. «Правда ли это? - спросила я. - Хозяева ли мы своей судьбы? Бывает ли везение?» Мальчишка в первом ряду так яростно замахал рукой: «Вызовите меня, пожалуйста, вызовите меня!» - что свалился с парты. Ребята рассмеялись. Входит Макхаби. И в тот же день в своем ящике для писем я обнаруживаю: до его сведения дошло, что в моем контроле над классом отсутствовал контроль.

Но я заставила мальчика думать, я вложила в него что-то, родившее мысль. Я взволновала его новой формулой. А это уже кое-что.

Случаются, конечно, и курьезы, когда я совсем неправильно оцениваю их рвение. Есть у меня девочка, которая не сводит с меня глаз. Нынче утром, когда я вела опрос по «Юлию Цезарю», она прямо-таки выбрасывала вперед руку, умоляя, чтобы ее заметили. А когда я ее вызвала, она спросила: «Вы носите контактные линзы?»

Хорошо, что не было Бестера. Все-таки в этом человеке есть что-то, незаметное с первого взгляда. На меня производит огромное впечатление то, как он мастерски решает так называемую здесь проблему дисциплины. Как-то он зашел в раннюю продленку (не спрашивай меня, что это такое и как я ее проводила) и попросил одного из учеников показать свою программную карточку. «Катись ты подальше», - ответил тот. Класс затаил дыхание. С ледяной вежливостью Бестер попросил ученика повторить то, что он сказал. Мальчик повторил. «Пожалуйста, первые два слова», - попросил Бестер с утонченной вежливостью. «Катись ты». - «Будьте любезны, повторите снова». - «Катись ты». - «Еще раз, пожалуйста». - «Катись ты». - «Будьте любезны повторить следующее слово». - «Подальше». - «Еще раз». - «Подальше». - «Еще раз». Представь себе, как абсурдно может звучать это «подальше», повторенное со всей серьезностью мальчиком, стоящим среди своих сверстников! Парня высекли, и он это знал; знал это и усмехающийся класс; знал это и Бестер. Уходя, он сказал безупречно вежливо: «Вам, молодой человек, следует заняться исправлением речи». Как бы я хотела научиться у него уверенности в себе. Во время классных часов я чувствую себя такой неумелой. Ученики все еще относятся ко мне с подозрением, все еще испытывают меня...

В понедельник ко мне подошла девушка, застенчивая и чем-то взволнованная. Она хотела бы поговорить со мной после уроков. По-видимому, она боялась идти домой. К сожалению, было это в день учительской конференции, которая священна: явка на нее обязательна. Возможно, я могла бы как-нибудь помочь девушке - с тех пор она не появлялась в школе. Мне сообщили, что она убежала из дому...

На учительской конференции (нам положено отсиживать на ней каждый месяц по часу) я наблюдала за моими братьями и сестрами, на лицах их - равнодушие и покорность. Лишь немногие беспокойные души будоражили стоячее болото. Я сразу же поняла, что новичку выступать не положено. Но зато меня попросили вести протокол. Я записала все выступления и подсчитала время: 60 минут, секунда в секунду».