Всегда считалось, что наша школа дает детям качественное образование. Бывшие ученики приводили к нам своих детей. А если учесть, что мы активно сотрудничали с заводом «Металлист», то выпускникам заранее готовились рабочие места. Большое внимание уделялось физической подготовке: наши ученики становились лауреатами и призерами многих городских и областных спортивных соревнований.

Лично для меня вся эта ситуация с увольнением была предсказуема. Я человек пенсионного возраста, и ничего удивительного в моем уходе с должности директора нет. В качестве простого преподавателя физики оставаться не захотелось. Сами посудите - новый директор, новые правила и тем более отдохнуть годик не мешало бы. В любом случае я не пропаду. Тем более что можно заняться репетиторством, благо желающих предостаточно. Другое дело, что сам процесс увольнения выглядел некрасиво. Я не жалуюсь, но как-то по-другому мне все это виделось. В июле позвонили из городского Департамента образования и предупредили, что будет смотр состояния школы перед новым учебным годом. Мы как раз закончили ремонт, классы были в хорошем состоянии, так что я не особо волновалась. Приехал Александр Федорович Каймаков, который заверил, что замечаний по состоянию школы нет, что все просто расчудесно. На его вопрос о моих пожеланиях я попросила поработать еще годик. Разошлись мы довольные друг другом, поэтому я была слегка удивлена, когда в самом конце июля мне снова позвонили из департамента и попросили подъехать по вопросу подготовки школы. Сначала мне дали документ, по которому я вызывалась из отпуска 6 августа, и уже потом документ, который гласил, что с 6 августа я уволена. Хочешь не хочешь, а подписывать пришлось. Хотя насколько я знаю, из «первой партии» уволенных директоров, в которую я вошла, уход только троих был согласован с Министерством образования и науки.

В качестве объяснения предложили версию о низких показателях ЕГЭ в нашей школе. Как позже выяснилось, в статистику вписали детей, которые доучивались экстерном, а это неправомерно. В итоге статистику пересчитали, и по баллам мы оказались в серединке в списке самарских средних учебных заведений.

Я повторюсь, наверное, но скажу: жалоб с моей стороны нет. Просто по-человечески надо было сообщить с самого начала, что контракт со мной не продлят. Я не стала бы вкладывать столько сил и здоровья в подготовку школы, да и на сердце было бы спокойнее. Непорядочно получилось. Я не успела подготовить коллектив, а он у нас замечательный, слаженный. Никто из учителей никогда не увольнялся из-за конфликтных ситуаций, все старались помогать коллегам. Мы до сих пор друг к другу в гости бегаем, все же из одного района, да и сроднились как-то за годы совместной работы. Когда учеников своих встречаю, слышу одно и то же, мол, зачем же ушли, с вами так хорошо было...

По сути, для меня ничего страшного не произошло, жалко только других директоров, некоторые из них толком начать работу не успели. Ведь почувствовать себя директором по-настоящему можно только года через три, не раньше. Пока привыкнешь, пока контакт с преподавателями и учениками наладится...

P.S.

Складывается впечатление, что ситуация зашла в тупик и стороны конфликта пока не определились с дальнейшей стратегией поведения. Остается надеяться, что компромиссный вариант все же будет найден. Придет понимание того, что сама ситуация бьет по авторитету всех сторон вне зависимости от «правоты». И в первую очередь по авторитету самой системы образования.