Депутаты, проголосовавшие «против», считают, что закон свидетельствует о новом витке милитаризации, начинающейся в России. И запускается эта, с позволения сказать, «свежая идеология» логически совершенно верно - со школьной скамьи. Вот только логика, казалось бы, проверенная с 1963 года и работавшая еще тринадцать лет назад, мягко говоря, отстала. Изменилась Россия, другой стала армия - со всех сторон обстрелянная, израненная, униженная и нищая.

Сейчас в обществе идет активное обсуждение этой инициативы Министерства обороны. Мы обратились за комментариями к депутату Московской городской Думы, председателю комиссии по этике - Татьяне ПОРТНОВОЙ.

- Татьяна Арториджевна, как вы относитесь к появлению нового школьного предмета?

- Сейчас, в ХХI веке, в новой России мы страдаем от недостатка культуры, духовных ценностей, а не высококлассных кадровых военных. В образовательную программу необходимо вводить совершенно иные курсы - психологию, изучение истории мировых религий и философию. Может быть, военные считают, что с введением НВП наши дети станут крепче и здоровее? Несомненно, закалка и физическое развитие юношам необходимы, никто с этим и не спорит. Только для этого надо построить или привести в порядок школьные стадионы, бассейны, оснастить современным спортинвентарем физкультурные залы. Вот тогда новое поколение сможет вырасти и здоровым, и физически выносливым. Изучение автомата Калашникова, я это точно знаю - у меня второй разряд по стрельбе, не самая трудная из школьных дисциплин и тем более не самая важная. Молодые люди, которые решат связать свою жизнь с армией, научатся этому и многому другому в военных училищах. Совсем не обязательно ученикам старших классов тратить два решающих школьных года на строевую подготовку. Что касается общих и необходимых боевых навыков в реальных условиях угрозы терроризма, то на уроке «Основы безопасности жизнедеятельности» детей учат, как пользоваться противогазом и вести себя в экстремальных ситуациях.

- Российское общество медленно, но верно интегрируется в мировую экономику и политику. Позиционируется исключительно мирная и развивающаяся Россия. На этом фоне принятие упомянутых поправок выглядит как казус.

- Даже если говорить не просто о здравом смысле, а хотя бы об элементарном имидже нашей страны, такой закон не просто нонсенс - это серьезный откат назад. Смотрите, что делает Сирия, чтобы сказать мировому сообществу об изменении милитаристского курса страны, - объявляет об отмене обязательной военной подготовки в средних учебных заведениях и вместо нее вводит компьютерные курсы и основы высоких технологий. Всем мировым информационным агентствам поступает информация о замене старой школьной формы (цвета хаки - ее носили в Сирии 30 лет) на легкие розовые платья для девочек и элегантные синие костюмы для юношей. Эта информация подается наряду с сообщениями о результатах борьбы с коррупцией и взяточниками в госструктурах.

- Когда вы учились в школе, ваши одноклассники, конечно, изучали «военное дело». Вы помните, как мальчики относились к этим занятиям?

- Когда я была старшеклассницей, во-первых, считалось престижным служить в армии. Но уроки «военного дела» не были интересны, может, нашей школе не повезло и нам попался «не тот» военрук. К сожалению, на этих занятиях была развеяна не одна мальчишеская мечта о военных подвигах. В школе нужна не муштра, а творчество.

Теперь что касается самого закона. Дело в том, что законопроект противоречит Конституции, которая гарантирует гражданину свободный выбор военной службы по призыву или альтернативной гражданской службы в случаях, если это не соответствует его убеждениям или вероисповеданию. Значит, в школу изначально вместе с НВП вносится конфликт: с одной стороны, дети, так сказать, допризывного возраста, у которых вряд ли сложились какие-либо твердые убеждения, с другой стороны, давление - обязательный предмет. Боюсь, что очень быстро найдется третья сторона, которая подскажет учащимся, как отделаться от НВП.

- Давайте посмотрим на этот предмет с экономической стороны.

- Подсчитано уже, что затраты на НВП в шесть раз выше, чем на любой другой предмет. Военное ведомство, конечно, готово само нести финансовое обеспечение. Но выходит, что это совершенно бесполезные вложения - министр обороны сам недавно заявил, что современная война - это далеко не танки и уж наверняка не хождение строем. Или дело все-таки в другом? Одним махом трудоустроить десятки тысяч отставников? Сокращение как-никак...

- Вам не кажется, что этот законопроект - предвыборная шутка кремлевских политтехнологов? С одной стороны, обществу, а главное - избирателям очень доходчиво демонстрируются пристрастия сразу 338 депутатов Госдумы. С другой стороны, к марту 2004 года признают законопроект противоречащим Конституции и или отдадут на доработку, или, что элегантнее, выкинут в корзину. К тому времени наверняка подоспеют новые законопроекты про профессиональную армию.

- Я не думаю, что это предвыборные технологии. Просто военные пытаются решить проблему армии, на мой взгляд, не совсем верным способом. Очевидно, что эта мера не принесет желаемых результатов - решение вопроса призыва в армию не поднимет престижа профессии военного, тем более нет ничего позитивного здесь и в свете решения правительства о переходе к профессиональной армии. Я совершенно согласна с теми, кто обеспокоен ситуацией в войсках, и считаю необходимым поднять авторитет Российской армии. Чтобы решить поставленную задачу, необходимо прежде всего создавать условия для формирования нового поколения - воспитывать культурных, просвещенных и ответственных за свои поступки граждан. Чтобы молодые люди - образованные и свободные - сознательно делали свой собственный выбор. В том числе шли служить Родине и защищать Отечество.