Лариса Игоревна живет и работает в Ульяновске - городе, где проблема социально не защищенных семей стоит чрезвычайно остро, возможно, острее, чем во многих других регионах России. «Нам очень нужны социальные детские сады!» - написала Лариса Фалюшина. Она считает, что деньгами, которые сегодня государство, и в частности ее родная область, тратят на создание более комфортных условий в государственных детских садах - а это открытие, скажем, изостудий, бассейнов, хореографических залов - можно распорядиться иначе. Деньги эти лучше бы потратить на создание садов для детей из социально не защищенных семей. Садик такой, конечно, будет без затей, но зато каждый ребенок в нем будет сыт и получит хорошее воспитание.

С 2002 года в Воронежской области действует подписанное губернатором постановление, по которому многие социально не защищенные группы взрослого населения имеют льготы в оплате детсадовских счетов.

Например, если в семье трое детей и больше, то плата за пребывание в саду составит только 50% на каждого ребенка. Если детское дошкольное учреждение посещают двое ребятишек из одной семьи, то родители платят 75% стоимости. Если неполная семья и если на ребенка не выплачиваются алименты - 50%. Также половину платят студенческие семьи, инвалиды и безработные, стоящие на учете в службе занятости. Если родители - «чернобыльцы», они тоже имеют льготы, а иногда и совсем освобождаются от уплаты за детский сад ребенка. Администрации городов и районов имеют право по своему усмотрению определять какие-то дополнительные категории льготников. Например, во многих районах семьи бюджетников платят за сад 75% стоимости.

В Борисоглебске (за садик здесь платят 250 рублей в месяц), раз в квартал заседает комиссия при администрации района, которая определяет льготников по оплате за ДДУ. В прошлом году дополнительно 33 семьям дали 50-процентную льготу и еще 37 семей полностью освободили от уплаты.

- Когда мы, работники Главного управления образования, пишем отчеты, указываем, что родительская плата составляет не более 20% от реальных затрат на содержание ребенка в детском саду. Хотя на самом деле эта цифра часто намного ниже и в действительности равна примерно двум процентам.

Так каковы же цены? Если ребенок ходит в муниципальный детский сад в Воронеже, то в месяц его родители, не имеющие никаких льгот, должны заплатить 350 рублей. В области, в райцентрах и рабочих поселках, плата ниже: в Боброве - 200 рублей, в поселке Рамонь - 150. В селах Бобровского района - 150 рублей, Рамонского - 120. Самая дешевая оплата - 40 рублей в месяц - в сельских садах Аннинского района. Если учесть, что в воронежских садиках только питание одного ребенка стоит 50 рублей в сутки (в селах - 30-40 рублей), то становится понятно, почему говорят о двухпроцентной оплате в реальности.

В последние год-два в областном центре опять появились очереди в детские сады, мест не хватает. За 350 рублей в месяц ребенок имеет полноценное четырехразовое питание с соками и фруктами. (Кормить по сравнению с тем, что было еще три-четыре года назад, действительно стали лучше). Далеко не в каждой семье сейчас у ребенка такое питание. Ну раз имеется спрос, значит, вскоре «поспеет» какое-нибудь заманчивое предложение. Посудите сами, раз платят по два процента от реальных затрат, значит, остальное финансирует городская казна. А в ней, как обычно, денег нет. Поэтому и появилось распоряжение председателя городского комитета образования Алексея Фактора об открытии экспериментальной площадки на базе 10 детских садов города. Решили, что родительская плата в этих садах может быть выше обычной и достигать тысячи рублей. Необязательно везде по тысяче, могут и 650 оставить, и 800. Все зависит от того, какое решение примет родительское собрание. Оно же вправе потребовать, чтобы в садике осталась обычная группа с оплатой 350 рублей или чтобы половина групп были обычными, а вторая половина - коммерческими.

Кстати, отличия между группами не сказать чтобы уж очень были разительными. Пищу варят и на тех, и на других в одном котле, а вот соков, йогуртов и фруктов в коммерческих группах больше. И игрушки здесь поновее. И еще, если в обычной садиковой группе 20 детей, то в коммерческой (опять же по решению родителей) - только 15. Это закрепляется договором с родителями, так же, как и сумма оплаты. Большая часть этих денег идет на развитие всего детского сада, а не только коммерческой его части.

В принципе все объяснимо и логично. Когда под вечер от ворот какого-нибудь «центрового» детского садика вереницей отъезжают «джипы», «мерсы» и т.д., у пролетариев возникает справедливое негодование. Петровы (мама - медсестра, папа - инженер) платят за своего сынулю 350 рублей в месяц, и Петровых жалко, потому что для них сумма ощутимая. Одновременно мерсовладельцы Сидоровы (папа на свои доходы может весь садик на корню скупить) платят столько же... А денег в бюджете города нет, и садик ветшает. Так почему бы Сидоровым не платить хоть бы и в три раза больше: они этого повышения цен, может, и не заметят.

Такие вот садики для богатых получаются. Что же касается детсадов для бедных, то очень многие родители считают, что специально такие сады открывать не надо. А то будет слишком большая разница между ними и группами для детишек Сидоровых. Уж лучше, как сейчас, устанавливать нуждающимся льготы в оплате за сад. Да, пусть будут группы (или даже садики целиком) повышенной комфортности для богатеньких, но сады для бедных - не слишком ли это унизительно?

Татьяна БАЕВА, ведущий специалист Главного управления образования администрации области, Воронеж