Как говорят китайцы, дорога в тысячу ли начинается с первого шага

- В последнее время по всей стране слышатся большие нарекания на качество обучения в филиалах. Рособрнадзор пытается даже через суд некоторые из них закрыть.

- Мы не можем не разделять этой озабоченности. Наши филиалы тоже очень разные. Я бы разделил их на 3 группы. Первая - это те учебные заведения, что пришли в округ работать всерьез и надолго. Такие филиалы имеют свою недвижимость, они выделяют для студентов бюджетные места. Составляют примерно 30 процентов от общего количества. Примерно столько же филиалов, которые стараются идти по такому же пути, но пока не дотягивают до уровня первых, часть из них находится в стадии становления. И, наконец, последний круг филиалов - это те, кто ставит своей задачей преимущественно извлечение прибыли. Именно в этих филиалах качество подготовки довольно низкое.

Но до последнего времени наши возможности контролировать деятельность филиалов были ограниченны, поскольку все полномочия в этой сфере находились у Федерации. Теперь ситуация изменилась: недавно мы создали службу по контролю и надзору в сфере образования как отдельный орган исполнительной власти, заключили соответствующее соглашение с Рособрнадзором, создали совместную комиссию, которая и начнет проверять выполнение лицензионных требований филиалами.

- Хватает ли преподавательских кадров системе профессионального образования?

- На сегодня мы обеспечены кадрами, но система профессионального образования быстро развивается как в количественном, так и в качественном отношении. Открывается подготовка по новым специальностям, по ряду специальностей работодателей уже не устраивает уровень подготовки выпускников. По нашим расчетам, нам в ближайшие шесть лет потребуется 226 специалистов высшей квалификации, кандидатов и докторов наук. Поэтому, пользуясь случаем, приглашаю через вашу газету на работу к нам в округ специалистов высшей квалификации. Обращаться можно в Югорский государственный университет.

- Вашему государственному университету уже 5 лет. Кстати, насколько я помню, он был последним, не считая национальных университетов, создаваемых в рамках приоритетного национального проекта «Образование», государственным университетом, созданным по решению федерального правительства. Как идет его становление?

- На сегодняшний день в университете обучается около 5 тысяч студентов. Университет активно развивается. Только что в его рамках по инициативе губернатора Александра Васильевича Филипенко создан Институт геологии нефти и газа, который начнет подготовку специалистов такого профиля. Заканчивается процесс присоединения к Югорскому государственному университету четырех нефтяных техникумов, что позволит увеличить контингент еще на 4-5 тысяч студентов. Задача стоит так, чтобы в Югорском государственном университете через 3-4 года было около 10-12 тысяч студентов, с тем, чтобы университет обеспечил кадрами текущие и перспективные потребности экономики и социальной сферы округа. С уверенностью могу сказать, что оборудование - учебное и научное, которое есть в университете, отвечает самым современным требованиям. Соответственно потребуются и новые профессорско-преподавательские кадры.

- У Ханты-Мансийского автономного округа - Югры проекты всегда амбициозны, хотя и вполне реализуемы. А нет ли идеи со временем превратить Югорский университет в классический?

- Такая идея есть. Она рассматривается нами как среднесрочная перспектива. А что касается амбициозности наших проектов, то, как говорят китайцы, дорога в тысячу ли начинается с первого шага. Если его сегодня не сделать, то и всю дорогу не осилишь. Поэтому мы будем двигаться к этой цели постепенно, поэтапно, наращивая мощность Югорского университета, но в округе есть и другие достаточно мощные центры высшего профессионального образования, я имею в виду Сургутский государственный и Нижневартовский государственный гуманитарный университеты.

Мне кажется, основная проблема на сегодняшний день в другом. В том, чтобы четче сориентировать высшее профессиональное образование на рынок труда. К сожалению, об этом очень много разговоров, но реальные действия на федеральном уровне в этом направлении весьма ограниченны. Мы же создали у себя центр изучения рынка труда. Его окончательное оформление должно завершиться к новому году. Это отдельная структура, которая будет заниматься двумя вещами. Первое - изучение рынка труда, документов, определяющих различные аспекты развития региона, и на этой основе формирование заказа на подготовку специалистов - умозрительно это простая задача, но в реальности она оказывается очень сложной. Скажем, служба занятости имеет какие-то данные. Она работает по заявлениям, и если вы посмотрите, то ни в одном из регионов заявлений, допустим, на учительские вакансии нет. Просто нет исторической традиции, чтобы учителя устраивались на работу через биржу труда. Они находят себе место по совершенно другим каналам. Или, допустим, сейчас мы говорим о крупном проекте у нас в округе, он уже начал реализовываться, - «Урал промышленный - Урал полярный». Какие специалисты потребуются для его реализации, в каких объемах, в какой промежуток времени они потребуются? Практически в каждом регионе есть программа социально-экономического развития. Как ее переложить на язык кадров, на язык специальностей, направлений подготовки и т.д.? Сразу хочу сказать, что методические разработки уже сделаны. Мы имеем инструментарий, знаем, как будут вестись исследования. Это одно направление, по которому будет этот центр работать, есть второе направление его работы. Примерно раз в два года меняются технологии. Вузовское образование не успевает за ними, поэтому задачей этого центра и будет поиск новых технологий, которые появились в отраслях, развитых в округе, и помощь учреждениям профессионального образования по внедрению этих технологий в образовательный процесс.

- Алексей Николаевич, все чаще говорят о том, что работодатели должны сами для себя готовить кадры. Что это значит, на ваш взгляд? Как работодатель может влиять на профессиональное образование?

- Я бы с этим не согласился, не готовить для себя кадры, а активно и ответственно участвовать в их подготовке. Здесь есть два пути. Первое направление - это участие работодателей в создании программ и учебных планов. В соответствии с существующей структурой стандартов 30 процентов учебного времени мы имеем возможность заполнить теми учебными предметами, которые нужны тому или иному работодателю, однако на сегодня эта возможность используется слабо. Вторая линия тоже традиционная, это организация студенческой практики. И в процессе практики есть возможность своего будущего работника доучить, познакомить с тонкостями, особенностями и производственного процесса, и профессии. Есть еще и третье направление - это участие работодателей в итоговой аттестации, особенно в присвоении квалификаций, возможно, своих собственных.

- Едут ли к вам учиться из других регионов?

- Мы зафиксировали такое явление: высшее образование у нас доступнее, чем в других регионах. Люди специально приезжают к нам, остаются здесь работать, чтобы ребенок мог получить бесплатное высшее образование. Пока мы не обучаем граждан из дальнего зарубежья, но, честно говоря, такой задачи пока и не ставили.

- Очень важно для нормального функционирования системы профессионального образования создать не только учебные условия, но и социально-бытовые. В Москву, например, студенты из провинции часто не едут учиться не потому, что у них знания плохие, балы по ЕГЭ позволят им поступить, а потому, что им жить негде и не на что. А как обстоят дела в округе?

- Три вуза удовлетворительно обеспечены общежитиями. Два вуза испытывают в них большую потребность. Мы активно строимся. Сейчас в Ханты-Мансийске возводятся два общежития. В планах строительство еще двух - для медицинского института и Югорского университета. Также заканчивается строительство двух общежитий в Сургуте и одного в Нижневартовске.

- Все время говорят о связке «школа - вуз», хотя, мне кажется, неправильно всех ориентировать на поступление после школы в вуз.

- Я считаю, что появление такой связки «школа - вуз» было спровоцировано очень неустойчивой социальной ситуацией конца 90-х годов. Совершенно понятно, зачем это нужно было школам: они работали над собственным имиджем, приобретали дополнительные социальные санкции, такая связь делала их более привлекательными в глазах родителей. А вузы хотели, да и сейчас хотят, иметь устойчивый контингент, более подготовленных абитуриентов. Но если взглянуть на эту проблему с точки зрения учащегося, то он оказывается заложником такого взаимодействия между школой и вузом. Совершенно очевидно, что ученикам 12-13 лет, когда начинает реализовываться программа «школа - вуз», не хватает ни жизненного опыта, ни зрелости для того, чтобы осознанно сделать профессиональный выбор. Есть многолетний английский опыт с ранним разделением учащихся на потоки. В конце концов они от этого отказались и перенесли профессиональный выбор на более поздний возраст.

У нас прекрасное начальное и среднее профессиональное образование, и они как альтернатива просто высшему профессиональному образованию нуждаются в серьезной популяризации, на принципах и условиях, отличных от профориентации советских лет.

- И все-таки как помочь ребенку выбрать профессию?

- Лучший способ, который есть, - это, конечно, предпрофильная и профильная подготовка. Плюс профессиональная ориентация в смысле показать школьнику разнообразие профессиональных действий, профессиональных возможностей и требований к разным профессиям. В этом, наверное, основа.

- Вузы Югры участвовали в конкурсе инновационных проектов в рамках национального проекта «Образование»?

- Да, участвовали.

- Выиграли?

- Нет.

- Расстроились?

- Мне кажется, что не очень, потому что нельзя надеяться на победу с первого раза, соревнуясь с вузами, которые существуют столетия... Но мы будем продолжать эти попытки. Думаю, что наша «очередь» придет на следующий год или через год, она просто не может не наступить с нашими амбициями, возможностями и динамикой роста.

- В округе существуют национальные школы. И для этих школ, безусловно, требуются национальные кадры. Где вы их готовите?

- У нас такая подготовка ведется на базе Нижневартовского государственного гуманитарного университета, педагогического института и Югорского госуниверситета, где создан институт обско-угорских народов, где преподают национальные языки и весь компонент, связанный с народами Крайнего Севера.

- Располагаете ли вы статистикой, сколько выпускников по этой специальности идет в школу?

- Надо сказать, что именно такой статистики нет, но если брать в общем, то у нас очень высокий процент трудоустройства по специальности. По среднему и начальному профессиональному образованию - около 80 процентов (с учетом того, что выпускники идут на службу в ряды Российской армии), а по высшему у нас просто феноменальная цифра - больше 70 процентов.

- Все чаще говорят о том, что для получения социальных профессий - медики, педагоги, специалисты сельского хозяйства - нужно при поступлении в высшую школу заключать договор. Если учился на бюджетные деньги, то после окончания должен отработать какое-то время, иначе возвращай стоимость обучения. Для Югры это неактуально?

- Очень актуально. Мы сейчас заканчиваем разработку такой системы, которая позволит решить не только задачу целевого приема и закрепления кадров, но и задачу возможности частичного обучения за счет государственного финансирования, а частично за свой счет. Человек приходит, берет в банке кредит на обучение или на проживание. Причем он может взять кредит не на всю стоимость, а только на часть, доплатив остальное сам. Округ со своей стороны страхует эти кредиты. Поэтому человек получает кредит на обучение по самой минимальной ставке, которая возможна, и без налога. После окончания обучения, если выпускник остается работать в округе, то округ гасит за него этот кредит по 30 процентов в год. Если он уезжает из округа или не работает по специальности, то сам возвращает эти деньги. При этом решается еще одна задача, которая в свое время была препятствием для введения системы образовательного кредитования на федеральном уровне. Спрашивается, а если он не вернет деньги? Что будет в этом случае? Если он не вернет деньги, то подразделение страховой компании, которое специализируется на возврате кредитов, будет заниматься этим человеком. Точно так же, как они занимаются возвратом кредитов на потребительские нужды, на приобретение машины и так далее. Почему я говорю, что эта система позволит привлечь более квалифицированные кадры? Сейчас на целевой прием идут в основном те, кто не поступил на бюджетные места, и те, у кого нет денег оплатить свое обучение. Если мы выдаем кредит на проживание, то человек, поступивший на бюджетное место, допустим, в ведущий вуз, взяв у нас кредит на проживание, действует потом точно так же. Он возвращается в округ, ему этот кредит гасится. Для округа это тоже выгодно, поскольку позволит добиться стопроцентной эффективности, то есть оплачиваться будет только обучение тех лиц, кто реально работает в округе. Эту разработку по заказу округа выполняет Высшая школа экономики. Они уже вышли на финальную часть разработки. Позавчера была встреча с банкирами и страховщиками, мы сняли окончательно последние технические вопросы. Надеюсь, что к концу года внесем в окружную Думу соответствующий закон.

- Алексей Николаевич, вы раньше сказали, что округу требуются специалисты для работы в сфере профессионального образования. А что, кроме хорошего места работы, вы можете гарантировать, какие социальные льготы, блага, квартиру, зарплату?

- Зарплата у нас достаточно привлекательная. Могу сказать, что работать в школы нашего округа переезжают специалисты из других областей. Мы стараемся обеспечить их квартирами на разных условиях. Что касается вузовской зарплаты, то вот вам всего один факт: Югорский государственный университет собирается строить профессорский дом за счет средств самих профессоров.

- А иностранцы у вас преподают?

- Работающих постоянно нет. Но есть преподаватели, ведущие отдельные спецкурсы, в том числе языковые и по экологии. Такие специалисты у нас работают из Франции, Германии, Финляндии и Венгрии. Развиваются двусторонние международные связи наших вузов.

- Мы сейчас много говорим о сетевом взаимодействии учреждений среднего образования. Мне кажется, что такое сетевое взаимодействие может существовать и между учебными заведениями профессионального образования.

- Мы пошли немножко по другому пути, по пути создания ресурсных центров, понимая под ресурсными центрами достаточно крупные образовательные учреждения. Поэтому сейчас активно идет процесс объединения учреждений начального и среднего профессионального образования. Только один пример. Учреждения начального и среднего профессионального образования Сургута объединяются в одно учреждение, это и будет современный ресурсный центр. Там заканчивается строительство учебных и лабораторных корпусов, выделено место и начато строительство большого полигона для тяжелой техники. Центр будет оснащен современным оборудованием, тренажерами и мультимедийными комплексами по основным специальностям. Таким образом, будет создано крупное учреждение, которое замкнет на себе практически всю профессиональную подготовку по различным профессиям. Надо уходить от стереотипа, который существовал раньше: если кому-то не нужна какая-то техника, давайте отдадим ее в ПТУ, пусть они там на ней учатся. Нет, в профессиональном училище, техникуме сегодня должна стоять техника завтрашнего дня. Мы также хотим, чтобы все мастера производственного обучения прошли стажировку за границей. Первые группы у нас выехали в Германию. Планируем такие же стажировки в Великобритании и Финляндии. Такую задачу поставили потому, что считаем: ключевая фигура - это мастер производственного обучения.

- Вы сказали об объединении всех учреждений начального и среднего профессионального образования. То есть, насколько я понимаю, исчезнут юридические лица - скажем, металлургический техникум, геологоразведочный, будет создано одно большое учебное заведение. Вполне понятно, если это касается геологоразведки, машиностроения или лесозаготовок. Но можно ли включить в эту структуру, например, педагогический колледж?

- Нет, конечно, дело до такой степени не дошло. Я имел в виду те учреждения, которые готовят специалистов массовых профессий в области строительства, промышленности, сферы обслуживания. На сегодняшний день у нас техникумов или учреждений начального профессионального образования, которые готовили бы по одной специальности, не осталось. Наступление рыночных отношений вынудило учреждения диверсифицировать подготовку, это сделали сами руководители. Даже если это машиностроительный техникум, там обязательно есть повара-кондитеры, практически в любом учебном заведении есть гостиничные специальности, округу не хватает специалистов сферы услуг. Такой подход обеспечивает устойчивость. Закрыли одну специальность, которая не пользовалась спросом, но открыли другую, на которую появилась потребность.

- А какой был конкурс в этом году при поступлении в югорские вузы?

- На разные специальности разный, но меньше двух человек на место нигде не было.

-У нас много говорят о том, что педагогическое образование совсем не соответствует потребностям современной школы. Его надо срочно реформировать. Но как? Никто не предлагает радикальных рецептов, кроме одного: поменять все педагогические вузы на гуманитарные.

- Я приведу две цифры. После окончания некоторых педвузов по специальности идут работать только 5-7 процентов выпускников. У нас этот показатель более 50 процентов. Я очень хорошо отношусь к университету имени Герцена. Но если в нем такое количество студентов, которое не нужно ни Санкт-Петербургу, ни Ленинградской области, то, может быть, его и в самом деле надо превратить в гуманитарный университет? Мы довольны тем, как работают наши педагогические вузы. Они полностью покрывают потребность округа в кадрах. Спрос равен предложению. Нужно четко все планировать, работать на опережение, и тогда многие проблемы просто не возникнут. Приведу один пример: мы приняли в округе программу по строительству детских дошкольных учреждений, в соответствии с ней в ближайшие 2-3 года в округе будет построено более 130 учреждений дошкольного образования. Она еще только готовилась, а мы уже в два раза увеличили прием на педагогические специальности, связанные с дошкольным образованием. Когда эти ребята закончат кто училище, кто вуз, никто из них не останется без работы.

- И все-таки, может, надо поменять программу подготовки педагогов? Ведь то, что выпускник вуза не останется без работы, еще не значит, что школа получит высококлассного специалиста, умеющего, любящего работать с детьми?

- Честно говоря, проблема эта не нова. Когда я начинал работать завучем в школе, то я тоже, как и все, предпочитал брать в начальные классы не выпускников с высшим образованием, а закончивших педучилище. У них была лучше подготовка. А учителями старших классов мы брали тех, кто проходил у нас практику и сам захотел вернуться. Есть вот какой интересный факт: количество молодых специалистов, которые уходят из школы после первых трех лет работы, за последние 8-10 лет не изменилось. Поэтому сказать, что именно сейчас с педагогическим образованием произошло что-то трагичное, что оно не способно дальше работать, я не могу. Да, большие города, как правило, дают больше возможностей для выбора. Как в любой профессии, необходима ориентация на рынок труда, на те практические задачи, которые в школе ставятся. Поэтому сегодня выпускник педагогического вуза должен владеть информационными, здоровьесберегающими, мультимедийными технологиями, уметь работать с ресурсами разной природы и гносеологии, он должен владеть новыми методиками поиска информации. Все остальное как и прежде. Ведь по большому счету предмет его труда за многие годы мало изменился. Ученик. Но при этом нужно понимать ту природную двойственность, в которой находится вся система образования и в особенности учитель: с одной стороны, воспитать независимых и самостоятельных людей, с другой стороны, сформировать умение действовать и работать в коллективе, в группе; с одной стороны, дать знания и научить заботиться о национальном наследии и местных традициях, с тем, чтобы сохранить их своеобразие и отличительные свойства, с другой стороны, научить продуктивно взаимодействовать с другими культурами, испытывать радость от многообразия форм человеческого самовыражения; с одной стороны, предоставить свободу развитию детской культуры и молодежному стилю жизни, обеспечить их всем необходимым для вхождения в мир взрослых, с другой стороны, научить нести свою долю ответственности, необходимые ограничения; с одной стороны, научить пользоваться природой и ее возможностями и ресурсами для нужд человека, с другой стороны, научить защищать окружающую среду от человеческой глупости и насилия.

- Алексей Николаевич, чем отличается реализация приоритетного национального проекта «Образование» в вашем округе от реализации в других регионах?

- Таких отличий достаточно много. Во- первых, наша программа по реализации национального проекта утверждена Думой автономного округа и имеет соответствующее финансовое обеспечение.

Мы решили, что в рамках проекта должны быть поддержаны все уровни системы образования. Поэтому, например, доплаты за воспитательную работу у нас получают не только классные руководители, но и те педагоги, которые занимаются воспитательной работой в учреждениях начального профессионального образования, кураторы групп.

Нам удалось построить лесенку успеха для образовательных учреждений - грант Президента - грант губернатора - грант главы муниципального образования.

Особенностью является и то, что мы серьезно решаем проблему распространения опыта, выявленного в результате реализации нацпроекта, - кроме традиционных публикаций работ и мастер-классов педагогов-победителей, выпуска электронной продукции, могу назвать два особенных мероприятия. Это, как мы его называем, просветительский пароход, когда лучшие учителя не только округа, но и России садятся на теплоход и направляются в самые отдаленные школы округа, проводя мастер-классы, лекции, показы, и реализация проекта, созданного по инициативе губернатора, «Школа - школе», когда победитель прошлого года получает грант такого же размера, но на два образовательных учреждения, второе из которых то, которое согласно принять опыт первого.

В рамках нацпроекта мы также начали серьезную поддержку научных школ нашего региона. Оснащаем эти школы современным лабораторным оборудованием, выделяем им финансирование на научные исследования. В этом году, чтобы посмотреть уровень развития науки, провели окружной конкурс монографий как результатов научных исследований. К монографиям было два требования. Первое - они должны быть выполнены на территории округа или на материале округа. Второе - не должны были раньше нигде публиковаться. Мы получили около 200 заявок, причем тематика самая разная, начиная с истории, нефтегазового дела и заканчивая социологией. Кстати, по педагогике было немного заявок. Конкурс показал нам, что в округе есть потенциал, который мы пока используем недостаточно, что научная жизнь у нас достаточно активна, а те средства, которые вузы сами изыскивают, побеждая на конкурсах, получая зарубежные гранты, дают реальный научный выход. Планируем со следующего года начать публиковать антологии этих монографий под условным названием «Библиотека научной мысли».

- Алексей Николаевич, какие региональные законы, помогающие поддержать и развить систему образования, были приняты окружной Думой?

- В отличие от других регионов у нас принят закон о реализации приоритетных направлений развития системы образования. С финансированием, реализацией и т.д. Приняты также региональные законы о государственно-общественном управлении в образовании, о программе развития материальной базы детских дошкольных учреждений. На мой взгляд, это наиболее значимые законы, принятые за последнее время.

Наша местная Дума тоже считает развитие системы образования приоритетной задачей, всегда идет нам навстречу.

Ханты-Мансийск