Детвора из этих обширных мест, что от нижней Ярославщины до верхнего Заполярья, привычно называемая юными северянами, знает тот укромный Сахареж куда лучше нашего. И не только детвора. Кто бы подсчитал, сколько взрослых дяденек и тетенек, в том числе и важных начальников, нет-нет да и вспомнят лучшее из своего пионерского детства. Ночные костры над тихой речкой Нерехтой. Дробный стук дятла над милым безмятежьем...

А все потому, что 30 с лишним лет назад среди этих шишкинских пейзажей северяне-железнодорожники построили пионерлагерь имени Олега Кошевого. И не только его сохранили в отличие от сотен утраченных страной больших и маленьких «Артеков», но и по-хозяйски приумножили.

Кисловодск на Нерехте

Сегодняшний лечебно-оздоровительный комплекс «Сахареж» - это 21 гектар целебного леса. Его огромные муравейники - как живые паспорта отменного экологического самочувствия. На Нерехте железнодорожники сделали запруду и водопад, навезли песчаный пляж. А когда разведка обнаружила два источника сульфатно-натриевой воды (по заключению московского Института курортологии, она не хуже кисловодской, исцеляет от десятков хворей!), то над лесом поднялся санаторий-профилакторий. Теперь в нем полный набор первоклассных специалистов - их удалось переманить из больших городов.

Экскурсию по лечебно-оздоровительному комплексу проводит его бессменный руководитель Людмила Нешина. Идем по пяти благоустроенным спальным корпусам. Заглядываем в огромный танцзал и клуб на 320 мест, просторные киновидеозал и 2-этажную столовую, бесчисленные комнаты для разных кружков по интересам. По ходу узнаю, что в каждый заезд в «Сахареже» набираются сил по 600-700 ребятишек. Четыре смены летом и одна зимой. Да еще взрослые, что отдыхают здесь между каникулами. Но главная забота Людмилы Михайловны - это «мелюзга». От 6 до 16. В том числе подшефные из детдомов и школ-интернатов.

- Что греха таить, - говорит Нешина. - Некоторые приезжают чуть ли не на грани дистрофии. Солнышка они почти не видят. С витаминами в северных детдомах тоже большие проблемы. Зато здесь ребятки прямо расцветают!

Удивительно, но каждого из этой разношерстной оравы хозяйка огромного комплекса умудряется знать в лицо и по имени, да еще и расспрашивает про общих знакомых, например, в далеком Котласе.

- Витя! - с нарочитой суровостью обращается она к шустрому мальчонке, который давно вертится вокруг нас. - Ведь ты уже в пятый раз сегодня со мной здороваешься! Иди-ка головку тебе поглажу...

А мальчишке только этого и надо. Чтобы мама Люся приласкала - так Нешину зовут здесь кто в глаза, кто за глаза.

Путевка в жизнь - «Голубая стрела»

Пообщался я с этой оравой, поглядел на ее житье и сделал главный вывод. Нет, не только накормлена она здесь и подлечена. Но, что пуще всяких витаминов, восполняется дефицит материнской ласки и человеческого общения.

И вообще здесь думают об их будущем. Вот директор лагеря Елена Болдырева говорит о полузабытом понятии «кадровая преемственность».

Сама Елена Михайловна когда-то начинала тут «рядовым бойцом», потом вожатой. А теперь она уже доцент, зам. декана филфака Ярославского пединститута. И всю свою науку воплощает на сахарежской практике. Создала авторскую программу «Голубая стрела» - это имя волшебного поезда из сказки Джанни Родари. Тот поезд вез обездоленным детям игрушки. А программа Болдыревой помогает ребятам найти дело по душе. И, возможно, на всю жизнь. Через творческую работу в разнообразных кружках они получают раннюю профориентацию. Многие готовятся стать железнодорожниками.

- Знаете, - говорит Елена Михайловна, - есть такое слово - «социализация». Ведь ребятам, а особенно обездоленным, важно научиться искусству жить среди людей.

Здесь же они полноправные члены ребячьей республики. У которой свой флаг и гимн. Своя «конституция». И даже своя валюта в виде отпечатанных типографским способом, почти «гознаковских» расчетных билетов. Достоинством от 1 до 100 «сахарежек». И, кстати, они здесь имеют вовсе не формальное хождение.

«А дискотеку мы купим...»

Наш разговор с директором то и дело прерывается вежливым стуком в дверь. При входе в административный корпус висит табличка «Биржа труда». Через каждые пять минут заявляются делегации:

- Работа есть? Какая и почем?

Директор биржи Нина Боюгина поясняет:

- В большом хозяйстве дело всегда найдется. Ведь никакого персонала не хватит, чтобы на 20 с лишним гектарах, во всех корпусах и на спортплощадках царили чистота и порядок. Вот мы и придумали игру: составили список доступных и полезных видов работ - от уборки снега зимой до прополки и поливки цветов летом. Определили их стоимость. И теперь все без исключения ребята торопятся лично заработать.

- А на что тратят заработанное?

- Давайте у них самих спросим.

Оказалось, что за расчистку городошного поля от мусора (завтра на нем будет соревнование - игра в лапту) и за выбивание пыли из ковровых дорожек «бригада» заработала целых 60 «сахарежек».

- Конечно, можно пойти в бар и отоварить их жвачками или соком. Но мы же не маленькие! Будем копить. На дискотеку.

...После дискотеки и те и другие дружно потянулись к столовой. Что еще за «дополнительный паек»? К пятиразовому-то питанию.

- А что вы удивляетесь? - переспрашивает Людмила Михайловна. - Дети плясали три часа подряд. Проголодались, как черти. А какой сон на голодный желудок. Пусть получат свои соки, печенье, бананы...

Помогай, монастырь и тюрьма

А еще у этого, как выяснилось, последнего на весь северо-запад России круглогодичного комплекса, появилась своя, детская церковь!

Когда-то в версте от санаторной ограды открыли для взрослых отдыхающих лесное кафе. Это же милое дело - вдали от грохота железных колес принять добрую рюмку. Да еще под местный деликатес - маринованный папоротник. Но с недавним открытием санаторного корпуса, а в нем и уютного бара, такая «ресторанная терапия» сошла на нет. И хозяйственная Людмила Михайловна решила приспособить лесную избушку. А подо что?

- Детки все время в отряде. В суете. Но ведь и тихое место должно быть у них. Чтобы учились думать о сокровенном. Хотя как осилить ремонт, я не знала...

А тут как раз вернулся на станцию Сахареж коренной его житель Виктор Посадсков. После сорокалетней почти что отсидки. Стал искать работу. Пришел он к Нешиной и говорит: дескать, к вам даже «из-за границы» костромской, за полсотни верст на работу ездят. Не говоря уже про местные деревни и села. Приезжих-то устраиваете, а мне, земляку вашему, неужели откажете? Срок отбыл «от звонка до звонка». И, как говорится, встал на путь исправления!

- Долго мы говорили с Виктором Ивановичем, - вспоминает Людмила Михайловна. - Почувствовала я и безысходность его, и искренность. И то, что не зря повернулся он к Богу. Решила посоветоваться с матушкой Варварой из Толгского женского монастыря...

И решили они сообща: надо человеку дать шанс. Определили Посадскова на «объект реконструкции». Сторожем-ремонтником. Работы было непочатый край. Все изъела лесная сырость, вплоть до фундамента. Нужны были и дренажные работы, и пиломатериал с красками. Словом, опять просили руководство Северной дороги: без вас не обойтись...

Где Билоха - там не плохо!

Всякое было в истории «Сахарежа». Закрывали ведомственные школы и больницы...

Но с приходом нынешнего начальника Северной дороги Василия Билохи опасения простых людей развеялись. Василий Александрович изложил понятную для народа идею: давайте так поднимем все хозяйство на дороге, чтобы ни от чего не отказываться. Вместе и добились поставленной цели. Вывели Северную в лучшие среди 18 российских магистралей. Затем появилась четкая концепция развития здравницы. В роли полноценного партнера - подразделение железной дороги, реализующее комплексный план лечебно-оздоровительных мероприятий. И в этом «плане громадья» нашлось место даже для детской церквушки...

Первая служба в ней состоялась на позапрошлое Рождество.

...В общем, хоть и далече от больших дорог лежит маленький Сахареж, а все в нем есть, что нужно людям. А многое ли нужно-то? Любовь и надежда, терпение и вера...

Фото автора

Ярославская область