- Приоритеты в социальной сфере остались неизменными. И не потому, что жизнь стоит на месте, а по той простой причине, что нет ничего опасней, чем распространение нищеты, и нет ничего важнее здоровья нации. И по каждому из этих направлений надо работать как в оперативном режиме, так и в расчете на длительную перспективу. Начнем с того, что всегда будут приоритетными задачами - будущее наших детей и поддержка молодой семьи, адресная помощь всем, кто в ней нуждается, социальные проблемы села. Здесь можно говорить о заметных подвижках - это и развитие программы «земский врач», и создание домов семейного типа для пожилых граждан, и десятки других проектов, которые, как мне хочется верить, получили второе дыхание...

- Какой главный вывод вы для себя сделали сегодня?

- Вывод простой: в социальной сфере нет проблем, которые можно отложить до лучших времен, поскольку нельзя отложить на потом саму жизнь. Среди таких проблем - положение ветеранов и пенсионная реформа, меры по исправлению угрожающей демографической ситуации и поддержка инвалидов, качественное совершенствование системы оплаты труда бюджетников, повышение уровня и качества жизни в различных регионах страны с учетом их природной и культурной специфики, программы жилищного строительства... Кто скажет, что здесь важнее? А я перечислила лишь малую толику забот, которые нельзя переложить на завтра. Всего не перечислишь. Но нам постепенно удается привлекать необходимые силы и средства, чтобы была заметна положительная динамика.

- А какие темы из разряда «больных» острее всего вас ранят?

- Да, есть приоритеты другого рода - это барьеры, которые необходимо любой ценой и как можно быстрее преодолеть, четко определив временные границы. И люди должны знать, на что они могут рассчитывать. Основная проблема всей социальной политики и, как вы точно сказали, наша общая боль - недопустимо низкий уровень жизни миллионов наших сограждан. За порогом прожиточного минимума сегодня остаются 33 миллиона человек. Чтобы переломить эту опасную тенденцию, необходима не только мобилизация колоссальных ресурсов, но и готовность власти быстро исправить тяжелые ошибки, допущенные ранее в ходе реформ. Сегодня в нашем распоряжении, кажется, есть и то, и другое. Поэтому можно заглядывать в будущее с осторожным оптимизмом. Осторожным - поскольку задачи такого масштаба не решаются в одночасье. Но намеченные планы сегодня исполняются. Я убеждена, что в соответствии со среднесрочной программой, рассчитанной на 2003-2005 годы, из нищеты выберутся еще 10 миллионов россиян. А в соответствии с установкой на удвоение ВВП за десятилетие нам удастся справиться с этой тяжкой проблемой.

- Какие новые, неожиданные перспективы открылись и открываются в процессе работы?

- Поставленные проблемы невозможно решить поодиночке. Они не один год накапливались и так переплелись, что требуется стратегия, которая позволит решать их системно. Для этого нужны нетривиальные подходы, четкая координация всех звеньев социальной сферы, синхронизация работы министерств и ведомств социального блока как на федеральном уровне, так и в системе координат «центр - регион - местные органы власти». Но это только первый уровень работы. Второй, более высокий уровень, - выработка транссекторальной стратегии социального развития, позволяющей выявить социальное измерение государственной политики по всем ее стратегическим направлениям. Речь идет о социальных ориентирах экономики, о жесточайшей социальной экспертизе всех проектов в этой сфере - государственных и негосударственных, федеральных и региональных.

- Можно ли определить самый острый вопрос социальной стратегии, о которой вы говорите?

- Это, по-моему, переход к тесному сотрудничеству государства и гражданского общества в выработке и осуществлении государственной социальной политики во всей ее полноте. Обязательной предпосылкой такого сотрудничества является опора на социально ответственный бизнес. Это высший уровень формирующейся социальной стратегии. Груда деталей - еще не часовой механизм. Набор отдельно взятых изолированных социальных реформ - еще не реформирование. Наша задача - получить эффект за счет сложения сил и возможностей.

- В одном из своих выступлений вы назвали социальную сферу в ее нынешнем состоянии полусферой. Что стоит за этим образом?

- Государственная социальная инфраструктура - это действительно еще полусфера национальной социальной политики. Полноценной, действенной и высокоэффективной сферой она станет, когда люди перестанут рассматриваться исключительно в качестве объекта социальной политики, а почувствуют себя в роли ее субъекта. Социальная политика не сводится к социальным гарантиям, которые дает государство. Конечно, ответственность государства перед гражданами проявляется полнее всего через социальную политику. Но как бы ни велика была роль государства, существует и другая социальная «полусфера», делающая социальную политику полноценной. Эта вторая «полусфера» - гражданское общество с его негосударственной социальной инфраструктурой. Основу этой негосударственной инфраструктуры составляет сеть неправительственных организаций социальной направленности. Сюда же следует отнести, разумеется, и профсоюзы, и церковную благотворительность, и целую армию добровольных помощников, и эффективное самоуправление на местах, и развитую систему социальных услуг, и многое-многое другое, что характеризует уровень развития институтов гражданского общества.

- В чем выражаются перемены на этом фронте?

- Основное достижение в том и состоит, что сегодня уже нет разделительной линии, нет «фронта». Но есть общее дело, которому мы служим. Так, в последние месяцы созданы общественные экспертные группы почти по всем основным направлениям социальной политики. Особые и оправданные надежды связаны и с работой Трехсторонней комиссии, куда входят представители профсоюзов, работодателей и правительства. Впрочем, жесткого водораздела между государственной и негосударственной сферами социальной политики не было и прежде: и в государственных, и в неправительственных организациях социального плана, в профсоюзах и в благотворительных центрах работают люди особой закалки и характера. Те, для кого забота о ближних и дальних - не служебная обязанность или нагрузка, а веление сердца. Я очень рада, что именно эти люди стали надежной опорой в той работе, которая сегодня поручена мне. В слаженной, синхронизированной деятельности государства и гражданского общества на социальной ниве и в социальном партнерстве - залог успеха всех начинаний, на которые мы пошли. Собственно, и решиться на большие дела можно только при одном условии - заручившись такой поддержкой.

- Как вы оцениваете ход социальных реформ и что предполагаете предпринять, чтобы они не пробуксовывали?

- Для того чтобы безошибочно оценить потенциал нынешних реформ в социальной сфере и добиться их синхронизации, надо четко определить, что мы подразумеваем под самим реформированием. Какова логика осуществляемых социальных реформ и все ли хорошо представляют, в чем она, собственно, заключается? Думаю, что вопрос не так прост. Если бы задача реформирования сводилась к процессу приспособления общества в целом и социальной инфраструктуры в частности к рыночным условиям, то и нам пришлось бы ограничиться мерами, призванными облегчить адаптацию различных групп населения к новым формам хозяйствования. И мы эту работу, конечно, делаем, хотя это только часть процесса реформирования. В этой части исключительно велика роль государства, которое несет огромную ответственность прежде всего за судьбу социально уязвимых групп населения, в том числе возрастных. Последствия подобного реформирования уже сегодня ощущает на себе каждый человек, находящийся в зависимости от поддержки со стороны государства. Он это осознает, к слову, когда ему наконец-то вовремя приносят пенсию или выплачивают зарплату. По-моему, главным принципом реформирования должен быть девиз врача - не навреди. Но задачи реформирования несравненно шире, чем адаптация людей к новым условиям жизни. Если цель реформ - кардинально изменить весь уклад социальной жизни, то и спрос с реформаторов должен быть особый, и контроль за их деятельностью - особо строгий. Да и задача здесь будет куда масштабней. Она не укладывается в рамки проблем одного социального блока. На повестке дня в современной России - не только адаптация людей к экономическим условиям. Главное и самое важное требование - приспособить, адаптировать саму рыночную экономику к социальным нуждам.