Если взять самые видимые результаты работы академии применительно к школьной практике, то это, конечно, учебники. По статистике, от четверти до трети школьных учебников подготовлены либо сотрудниками, либо членами РАО. Вместе с Российской академией наук мы участвуем в экспертизе учебников. РАН больше занимается содержательной стороной, то есть той наукой, которая должна отражаться в учебниках, а мы - методической, хотя в принципе абсолютного разграничения нет. Это непростая задача, вызывающая не меньше трудностей, чем собственно научные исследования. Другое направление работы - различного рода методические издания самого разного прицела, которые могут быть отдельными и системными.

В этом году мы выиграли три конкурса, объявленные Министерством образования и науки. Это школьный стандарт (хотя здесь мы начали работу гораздо раньше, чем был объявлен конкурс), это профильное обучение, это предшкольное обучение. Эти направления охватывают школу почти во всех ее основных частях. Они реально определят жизнь школы на многие годы вперед.

В советской школе не было понятия стандарта, но существовала достаточно жесткая регламентация и по содержанию, и по методике. В 1990-х годах наша академия выиграла конкурс Министерства образования по созданию стандартов. Думаю, что это был не лучший стандарт, однако на том этапе стоило его принять. Почему? Потому что рассчитывать на идеал с самого начала было нельзя. Но даже по тем документам, которые управляли ситуацией тогда (а это был уже принятый Закон «Об образовании»), стандарт раз в пять лет требовалось менять. С тех пор мы могли бы его изменить три раза с учетом реального действия в школьной практике. Сейчас создана концепция нового стандарта, которая учла прежний опыт, и с середины сентября в течение ближайших двух месяцев будут проводиться выездные заседания, посвященные вопросам новых стандартов. Начнутся они темой исторического образования, наверное, самой больной. Она более всего вызывает вопросов у широкой общественности, поскольку воспитание гражданина и патриота во многом зависит от учебника истории.

Это было ясно и раньше, даже до революции. Так, в 1916 году вышла книга профессора Московского университета Павлова «Мысли, чаяния и опасения по поводу предстоящей реформы среднего образования в России». А до этого о том же писал граф Игнатьев, который напрямую связал наши поражения в Первой мировой войне с тем, что воспитали мы наших ребят на учебниках, которые во многом построены «на германских уроках». Конечно, стандарт не ограничивается только историческим образованием, но, что важно подчеркнуть, в нем будут требования и к результатам, и условиям организации учебного процесса, а не только к содержательной стороне.

Опыт показывает, что ныне стало больше детей, готовых к школе хуже, чем было это раньше. Это связано с разными причинами. Мне лично не нравится термин «предшкольное образование», я не вижу, чем он лучше «дошкольного воспитания», тем более что воспитание здесь можно понимать широко. При относительно общем понимании, что «предшкольное образование» - это не то же самое, что в школе, когда ребенок сидит за партой несколько часов, предстоит решать целый ряд организационных и финансовых проблем.

Профильное обучение. Понятно, что в старшей школе необходимо некое деление на группы по интересам и по возможностям, но не очень ясно, что в этом плане могли бы делать школы, которые относительно скромно обеспечены и преподавательским составом, и оборудованием, и в которых настолько мало учащихся, что реально развернуть некоторые профили невозможно. У нас более 5000 школ, где количество детей меньше или равно десяти. Говорить о профильном обучении здесь можно в том случае, если будут применяться компьютерные технологии. Но даже если в школе не десять человек, а сто, то и в этом случае возможности не так велики. Введения профиля не решить при помощи слияния сельских школ. Это уже было в 1960-х годах, когда выяснилось: уходит школа - могут исчезнуть деревня и село. Конечно, это проблема не только образовательная, но и социальная, однако здесь мы должны сказать свое слово. Об этом позднее.

Николай НИКАНДРОВ, президент РАО