У любого проекта должен быть автор и должен быть заказчик. Мы, колледжи, находимся между четырьмя позициями. С одной стороны, общая школа, с другой - вузы, которые очень сильно отбирают у нас абитуриентов, с третьей - отрасли и работодатели, а с четвертой - население. Здесь впервые возникает понятие рыночного баланса, то есть если мы действительно хотим реализовывать проектную логику, то должны удерживать этот баланс. Работа системы профобразования - фактор социально-экономического развития региона, и говорить о том, что мы должны обслуживать только отрасли, на мой взгляд, совершенно невозможно. Мы должны (в том числе как заказчиков) воспринимать и население, начиная от ребят и заканчивая взрослыми.

Мы все прекрасно понимаем, что подавляющее большинство молодых людей в условиях Москвы хотят иметь достойную зарплату и достойные условия труда, естественно, они никогда не будут конкурентоспособными с гастарбайтерами, а ведь еще есть и миграционные потоки. Тем более что у нас действительно нет системы распределения, программы поддержки молодых специалистов. Мы даже в рамках собственных учреждений не можем что-то противопоставить, когда нас упрекают в том, что мастер производственного обучения - наш выпускник, который еще не имеет высшего образования и вроде бы не имеет права преподавать. Это нас так критикуют, а что происходит с нашими ребятами-выпускниками, которые приходят на предприятие?

Возникает вопрос: какого типа мобильность мы должны сформировать?

Фиксируются четыре типа мобильности.

Во-первых, естественно, содержательная, и это чисто наша задача. Мы должны сформировать полный пакет программ, начиная с двухчасовых и заканчивая моделью непрерывного пожизненного образования, внедрять модули, что полностью соответствует той потребности, которую нам выставляет рынок труда, - это тоже наша задача.

Вторая задача (участвуя в конкурсе в рамках нацпроекта, я с этим столкнулся) - финансовая и инфраструктурная мобильность. На сегодняшний день, с одной стороны, выходит распорядительный документ Правительства Москвы, где говорится, что профильные колледжи имеют право выигрывать тендер, получать деньги на свой внебюджетный счет. А когда сталкиваемся с этим на практике, выясняется, что мы не можем этого делать, нам говорят, что есть установка казначейства этого не разрешать. Отсюда видится весь спектр реализации услуг, которые мы оказываем. Кроме этого, финансовая мобильность тормозится еще и тем, что, с одной стороны, тот же вопрос питания, который (благородное дело - кормить всех учащихся!) сегодня решается по-социалистически, а от нас требуют как на рынке, в результате возникает второе противоречие. Нам все-таки нужно вопрос финансово-инфраструктурной мобильности обсуждать отдельно, и мы представим Правительству Москвы наши предложения, в том числе и о безарендных отношениях с социальными партнерами. Мы не сможем ребят учить по-другому, вне реального цикла производства, иначе мы их ничему просто не научим. Но для того чтобы этот реальный цикл был, нам нужны сырье, материалы. Это все тоже очень актуально.

Третий вид мобильности - нормативное поле. Проблема в том, что, с одной стороны, мы живем в рамках того нормативного законодательства, которое у нас есть, оно многое нам позволяет, но когда мы выходим на механизм реализации, в основном сталкиваемся с теми или иными преградами. Например, сегодня самый актуальный вопрос - штатное расписание. По сути, если две школы сравнить можно, то два колледжа можно сравнить едва ли, даже если у них одинаковое название. У разных колледжей разная специфика, разные профессии, но и штатное расписание у них тоже должно быть разным. В этом смысл - структурные единицы тоже должны быть мобильны.

Четвертый момент - кадровая мобильность. На мой взгляд, нам нужно воспроизводство кадров, ориентированное на колледжи, нам нужны базовые кафедры вузов в учреждениях СПО, включение обучения студентов в сферу производства. Если мы всего этого не сделаем, то получим очередных выпускников вузов, которые в нашей системе ничего не смогут сделать.