- Светлана Николаевна, в области закрываются детские дома. В основном из-за того, что детей усыновляют или берут под опеку. Много уже закрыто?

- В общей сложности за последние три года закрыты шесть сиротских учреждений: одно в 2005 году, два в 2006-м и три в 2007-м - два детских дома и одна сиротская школа. Но мы не форсируем процесс, закрываем учреждение только тогда, когда чувствуем, что оно опустело и содержать его дальше в таком виде бессмысленно. Даже сейчас оставшиеся детские дома заполнены на 70-80%.

У нас значительно снизилась выявляемость детей-сирот. Но общее их количество не уменьшается, потому что Белгородчина - хотя и приграничный регион, но край благодатный и благополучный, люди охотно к нам приезжают. Например, только в июне к нам прибыли из других субъектов Российской Федерации 15 детей-сирот. Взрослые едут из Перми, Челябинска, из южных регионов и везут с собой детей. Поэтому общее количество детей-сирот - около пяти тысяч - остается в области постоянным.

- Случаев усыновления стало больше?

- Да. Если три года назад жители Белгородской области усыновляли где-то 50 детей, то в прошлом году усыновили 117 детей, а в этом году, только за первое полугодие - уже 68. Мы не приветствуем иностранное усыновление, поэтому в Белгородской области никогда не было ажиотажа, связанного с усыновлением иностранцами. Мы очень тщательно подходим к отбору таких семей. В принципе примеры есть. В прошлом году троих ребят усыновили иностранцы. Но это были дети старше восьми лет, и мы видели, что с учетом их возможностей, внешних данных и так далее этих детей российские граждане не усыновят.

- Ребята имели какие-то недостатки в физическом развитии?

- И в психическом тоже. Просто мы стараемся к каждому ребенку подходить с точки зрения его благополучия. В случае с этими ребятами вариант усыновления иностранцами был для них единственной реальной возможностью обрести родителей.

Но в целом мы стараемся, чтобы усыновителями становились наши граждане, тем более что с прошлого года социальные гарантии на территории области для наших усыновителей расширились.

Губернатор поставил такую задачу: все белгородцы должны иметь возможность познать материнское и отцовское счастье. Даже те, кто не может по здоровью или из-за материальных проблем позволить себе детей или усыновление, имеют право попытаться стать хорошими родителями. Например, по федеральному законодательству, если одинокая женщина живет в общежитии, она не может усыновить ребенка, потому что она одинока, и потому что у нее нет своего отдельного жилья. А депутаты нашей областной Думы приняли закон, дающий таким гражданам право усыновления. Нужно только получить гарантийное письмо правительства области на получение социального жилья после решения суда об усыновлении.

- Усыновляя, люди получают жилье?

- Это инициатива губернатора области Евгения Степановича Савченко - давать усыновителям квартиры и возможность улучшения жилищных условий. На сегодняшний день граждане, жившие в общежитиях и усыновившие детей, уже получили 29 квартир, переехали и растят детей. Новое жилье останется за этими людьми на всю жизнь.

Предоставляется жилье исходя из существующих норм: не менее 18 квадратных метров на человека. Если в семье двое - мама и удочеренная девочка, то жилье предоставлялось по нормам на двоих. Если в семье отец, мать, ребенок и еще усыновляют, - давали на четверых или на пятерых, если был свой и еще двоих усыновили. Можно сказать, что таким образом мы предоставляем социальные гарантии не только усыновленному ребенку, но и в благодарность тем гражданам, которые берут детей.

Я спросила Светлану Николаевну, что же будет с такой квартирой и ребенком, если родители вдруг по каким-то причинам откажутся воспитывать его дальше? К сожалению, сейчас бывают случаи, когда усыновители через год-два вдруг обнаруживают, что ребенок растет и, особенно в переходном возрасте, создает слишком много проблем. Родители решают, что он неисправим, и возвращают подростка в детский дом. Чаще всего это происходит именно с 12-15-летними детьми. И конечно же, такая психологическая травма глубоко ранит детскую душу и не исчезает из памяти всю дальнейшую жизнь.

А если ребенок при таком повороте событий еще потеряет квартиру, отдельное жилье, которое предоставили горе-родителям для его же воспитания и счастья?

Оказалось, что и на такой случай страховка предусмотрена. В законе прописано, что в случае расторжения усыновления через судебные органы родители обязаны приобрести ребенку отдельное благоустроенное жилье или разменять квартиру. Не стоит забывать, что квартира дается в первую очередь из-за усыновленного ребенка. «У нас очень тщательный отбор кандидатов в усыновители», - говорит Светлана Николаевна.

Сначала, когда вышел закон, обращений было множество. Даже 65-летние женщины просили дать им возможность усыновить ребенка, а заодно улучшить их жилищные условия. Тогда управление пошло по пути разъяснений и общения с жителями области. Светлана Николаевна неоднократно выступала на областном радио и телевидении и рассказывала, что, усыновляя ребенка, человек в первую очередь берет на себя обязательство вырастить его. А в 65 лет далеко не каждый, точнее, единицы, имеют достаточно сил и возможностей, чтобы вырастить ребенка как минимум до 23 лет. После таких разъяснений число обращений поубавилось.

Были случаи и звонки, когда жители сел хотели получить квартиру в Белгороде. И только при этом условии готовы были на усыновление. Им тоже отказывали.

В основном сельчане соглашались на вариант беспроцентной ссуды. Те, кто имел маленький домик и «по метражу» не мог усыновить, получали на 10 лет беспроцентную ссуду на достройку своего дома и увеличение его площади. На таких условиях в селах очень многих детей взяли на усыновление.

- Возрастные рамки для усыновителей определены не были, - продолжает Светлана Николаевна. - В Семейном кодексе также нет ограничения по возрасту. Но, конечно, в каждом случае надо подходить с разумной позиции. У нас самой старшей оказалась семья, где маме было 58 лет. Семья очень обеспеченная и порядочная. Взяли они девятилетнюю девочку, и мы согласились.

Кроме жилья, область предоставляет усыновителям ежемесячное пособие на содержание ребенка.

На федеральном уровне право на пособие имеют только опекуны и попечители. Если семья усыновляет ребенка, она не получает ничего. Все заботы, в том числе материальные, перекладываются на плечи родителей. Ведь ребенок уже перестает быть сиротой. А раз так, то и все.

В Белгородской области с 1 января 2006 года существуют другие правила. Здесь введена программа поддержки усыновителей. На каждого усыновленного ребенка родители ежемесячно начали получать по 4000 рублей. А с 1 января 2007 года - по 5000 рублей ежемесячно.

Пособие выплачивается до достижения ребенком 23 лет в случае, если он учится, и до 18 лет, если устроился на работу.

- Мы решили, - говорит Светлана Николаевна, - что из областного бюджета должна оказываться помощь усыновителям. Это будет справедливо. Почему, например, опекуны, сохраняя для ребенка статус сироты и тем самым сохраняя в будущем для него многие льготы, еще и получают от государства 4000 рублей ежемесячно? А усыновители не получают ничего!

Ведь усыновленный ребенок в будущем не будет претендовать на бесплатное жилье и на первоочередное поступление в вуз, на дополнительные медицинские льготы и финансовую помощь от государства. То есть родители-усыновители экономят немалые средства для бюджета страны и области. А раз так, будет справедливым доплачивать им ежемесячно, и тем самым повысить заинтересованность людей в усыновлении.

Кстати, именно усыновление способствует снижению социального сиротства и общего количества детей-сирот в области. Ведь усыновленный ребенок уже не имеет статуса сироты.