История с Островами Пряностей

О кругосветном плавании Дон Фернан вообще-то не думал, поскольку оно не входило в его планы. Конечной мечтой мореплавателя была чистая нажива. Ведь в ту эпоху Европа с ума сходила по части того, что в наши дни называется вполне прозаичным словом «специи». За горсть гвоздики или корицы состоятельные люди, удовлетворяя свои тонкие вкусы или же тщеславие, платили чистым золотом.

Значит, целью командора были легендарные Молуккские острова, которые тогда так их, впрочем, мало кто называл. Острова Пряностей звучало куда вкуснее, ароматнее, поэтичнее.

Дон Фернан уверяет испанского короля Карла, что этих островов, расположенных где-то неподалеку от Индии, можно достичь хитрым маневром. Но как к ним подступиться?

При посредничестве римского папы был заключен договор между двумя королями, по которому одна половина мира, еще не открытого европейцами, была Святым Престолом отведена Португалии, другая - Испании. Договор, скрепленный папской печатью, позволил избежать кровопролитной войны между двумя соперничающими католическими королями и несколько обуздать Испании свою маленькую, но прыткую соседку, занятую захватом все новых земель у нее под носом.

Теперь маленькая Португалия, едва уцепившаяся за край Европы, построит лучший в ХVI веке флот, благодаря которому начнет завоевывать одну за другой заморские страны. Она объединит под своей властью заморские земли, в сотни раз превышающие территорию метрополии.

Горькое разочарование на родине

В этом переделе мира участвует португальский мелкопоместный идальго по имени Фернандо ди Магальянш. В чине младшего офицера молодой дворянин сражается за интересы португальской короны то в Марокко, то в Индии, то в Малайзии. Он вооружен мечом, кинжалом и пищалью и в кровавых битвах сражается отчаянно, не ведая страха и веря в свою звезду...

Правда, жалованье из казны он получает более чем скудное. Офицер к концу своей военной карьеры сумеет добыть и привезти домой всего одного раба, малайца по имени Энрике. Смешно сказать: одного раба сверх королевского жалованья! К тому же португальский король Мануил отказывает чернобородому офицеру, резковатому в манерах, с колючим взглядом черных глаз, в пенсии по ранению.

Младший офицер не простит обиды со стороны своего сюзерена, покинет родину и в возрасте 35 лет перейдет на службу к его сопернику - могущественному королю Испании Карлу Первому. Здесь, на новой родине, храброго португальца станут называть на испанский манер - Дон Фернан Магеллан.

Подданный короля Испании и Обеих Сицилий

Известно, что от перемены подданства подчас может измениться само поведение и образ мыслей человека. Но наш герой не таков. Его духовная сущность остается неизменной. Таким загрубевшим в сражениях воякой, смелым рубакой, прямолинейным в суждениях и поступках, предстает на приеме у молодого испанского короля нетерпеливый Дон Фернан. Он знает себе цену. Он ведет секретные переговоры с королем Карлом Первым и его первым министром. Почему секретные? Да оттого, что эти многочисленные кусочки суши, как уверяет Магеллан испанского короля и его советников, расположены где-то неподалеку от Индии, а Индия, согласно папскому договору, находится как раз в той части мира, что отведена Португалии. А воинственная соседка крайне болезненно реагирует на каждую попытку Испании нарушить или незначительно пересмотреть заключенный договор. Как бы не ввязаться в европейскую войну из-за этих пряностей!

Тайны мадридского двора

Однако находчивый идальго умеет успокоить молодого монарха.

«Ваше королевское величество, - тонко замечает растерявшемуся Карлу бывалый мореплаватель. - В Индию можно попасть, двигаясь не на восток, как это делают моряки короля Мануила, а на запад. Такой путь существует! И он никому не заказан!»

В подтверждение своих слов Дон Фернан с поклоном вручит королю географические карты, добытые им еще в Португалии. Советники короля будут поражены сведениями, исходящими из них: выходило, что материк, открытый недавно Колумбом и его преемниками, на крайнем юге заканчивается Бразилией - обогнув ее, можно прямиком выйти к Островам Пряностей.

Предъявив карты, мореплаватель решительно и прямо докладывает королю: на Молукках пряностей несметное количество.

Впечатлительный и не по годам корыстный король очарован предложением португальца и дает ему карт-бланш: обедневший идальго теперь генерал-капитан, начальник армады из пяти каравелл с командой.

Карл обещает новоиспеченному командору в случае успеха морской экспедиции пост губернатора Островов Пряностей.

Выслушав благоприятный ответ Карла, мореплаватель несказанно обрадуется и, не скрывая улыбки, отвесит низкий благодарный поклон католическому королю.

Вот так закончились секретные переговоры Дона Фернана с мадридским двором, министры которого, впрочем, никогда не умели хранить тайны...

Совет капитанов

Вначале, как водится, все верили в командора: уж он-то, бывалый моряк, наверняка знает, куда плыть. Да только у самого Магеллана настроение отнюдь не радостное. Он прекрасно понимает, что в глазах капитанов кораблей его армады, знатных грандов, он всего лишь ловкий выскочка. А потому гранды в любой момент могут составить удачный заговор и сместить его. Командор доверяет только десятку-другому преданных ему людей. Это прежде всего его родственники, земляки-португальцы, раб-малаец Энрике, а также ученый монах итальянец Пигафетта, ведущий подробные записи в своем дневнике. Остальные ненавидят Дона Фернана. Прежде всего за его тяжелый характер.

Но тогда, если он один все знает, почему он, сверяясь с картами, поворачивает армаду то на юг, то на запад, а то вовсе на юго-запад? Этого никто из команды в 265 моряков, включая капитанов и кормчих, не смеет знать! А отчаянный Дон Фернан не считает необходимым кому-либо пояснять смысл своих действий...

Он, Магеллан, знает, что, стоит ему созвать Совет капитанов и уточнить маршрут, армада дальше Канарских островов никогда не продвинется. Командор знает, что такое бремя власти, и крепко держит в своих цепких пальцах ее нити, не желая ни с кем ею делиться.

И вот командор принимает непростое решение. Он заводит корабли в одну из каменистых бухт безлюдной Патагонии и приказывает команде готовиться к предстоящей зимовке?

«Он спятил! Зимовать здесь нельзя! Не лучше ли повернуть назад, в солнечную Бразилию?» - ругаются матросы команды, негодуют их капитаны, испанские гранды. На своем тайном совещании капитаны трех каравелл испанской армады готовы поднять мятеж против проклятого португальца.

Час мятежа пробил. Под покровом ночи мятежники захватывают одну из верных командору каравелл. Тех, кто им сопротивляется, сажают на цепь или убивают. Но штурмовать флагманский «Тринидад» чернобородого командора они не решаются, а затевают с ним переговоры. Гипноз страха перед Дон Фернаном иссушает их души!

Мятежные гранды предлагают, чтобы командор прибыл к ним для переговоров. Они так уверены в себе, что уже той же ночью начинают отмечать свое победное торжество, выкатывая из трюмов палубы одну за другой бочки с крепким хересом. Пей - не хочу! Магеллану только этого и надо...

Перед самым огненным рассветом, когда шум внезапного веселья стихнет, командор пошлет верных ему людей на одну из мятежных каравелл. Бунтовщиков возьмут, что называется, тепленькими. Та же участь постигнет другую. Остальные две - сдадутся сами без единого выстрела.

Суд командора будет суровым. Сорок человек властью, данной ему католическим королем, Дон Фернан приговорит к смертной казни. Впрочем, он тут же помилует их. Что же касается мятежных грандов, то с некоторыми из них он поступит жестоко: одному прикажет отрубить голову, другого - высадить на диком берегу, заранее зная, что тот обречен на гибель. Зато теперь на него моряки будут смотреть, как на бога, теперь, он уверен, зло наказано - и все пойдет, как по маслу.

И снова в путь! Командор отдает приказ: поднять паруса! Опять курсом на юг. А до Антарктиды уже рукой подать...

Наконец испанская армада входит в пролив. С обеих сторон над скорлупками четырех каравелл нависают гигантские голые скалы. Страшное место. По ночам на безлюдных берегах пролива вспыхивают какие-то странные огни, отчего эту землю Дон Фернан назовет Огненной.

Целый месяц армада мыкается в проливе, как в западне, утыкаясь то в один тупик, то в другой. Силы моряков на пределе.

Лишь на тридцать шестой день блуждания перед глазами отчаявшихся спастись моряков предстанет необозримая панорама лазурного открытого моря. Полное безветрие. Только яркое теплое солнце. С легкой руки Дона Фернана этот великий океан назовут Тихий...

Когда, наконец, португальский идальго увидит бескрайний океан воды, по его черной, с первой проседью бороде покатятся понятные слезы радости. Так пишет хронист. Но не Тихий океан искал командор, а Острова Пряностей. Так где же они? По воле ветров, распустив паруса, испанская армада помчится куда-то на северо-запад...

Прошли три месяца плавания. Каравеллы, наконец, пристанут к Филиппинам. Под внушающий страх гром корабельных пушек Дон Фернан воткнет дубовый крест в прибрежный песок незнакомого острова и объявит растерявшимся местным вождям, что отныне эти острова являются собственностью католического короля. Магеллан ошибочно примет их за Острова Пряностей. Вожди льстиво улыбаются могущественному пришельцу, кивают головами и готовы умилостивить его подношениями в виде мяса, рыбы, фруктов. Но что такое пряности и откуда их везут, туземцы сами не знают.

Постепенно Дон Фернан начинает осознавать, что произошла досадная ошибка: это не вожделенные Острова Пряностей. Но решает удержать эти острова за Испанией, а заодно и обратить местное население в католичество. Выполнение этой сверхзадачи и погубит нашего героя.

Когда один из непокорных вождей разгневает его, Дон Фернан с небольшим отрядом пойдет вразумлять язычника. Но будет окружен многотысячной толпой вооруженных копьями и дротиками туземцев, которые бросятся в рукопашную схватку с испанцами...

«Так он погиб, наш верный вождь, - так живо описывает беспристрастный ученый монах последнее сражение командора. - Слава его переживет его смерть! В минуту опасности он проявил непоколебимую стойкость».