Президент Путин 27 июля принял верительную грамоту Чрезвычайного и Полномочного Посла Исламской Республики Афганистан г-на Азиза Залмая. 17 августа, накануне Дня независимости Афганистана, новый глава афганского посольства обратился к российскому народу с беспрецедентным программным заявлением с символическим названием «К светлым горизонтам». В нем он изложил принципы и условия активизации отношений между нашими странами. В частности, Азиз Залмай заявил, что негативные последствия прошлого не должны становиться преградой на пути сближения двух стран. О них нельзя забывать - ведь это часть нашей общей истории, но и «мы не должны становиться заложниками прошлого». Надо искать новые горизонты, соединить усилия в достижении общих ценностей - мира, спокойствия, благосостояния, дружбы и доверия друг к другу.

Исходя из столь важных событий я обратился к послу Афганистана с просьбой об интервью, на которую Азиз Залмай любезно ответил согласием.

- Господин посол, вы работаете в Москве уже несколько месяцев. Как вас встретила столица «холодной» России?

- Мне много раз предлагали поехать в качестве посла в различные страны, и всякий раз я отвечал отказом, предпочитая оставаться в Кабуле на посту заместителя министра иностранных дел. Но когда меня пригласил президент Карзай и предложил отправиться в Москву, я не смог отказаться. Считаю, что Россия является для Афганистана очень важной страной, нужно активнее развивать отношения между нашими государствами. Именно поэтому я встретился уже со многими политическими деятелями, несколькими министрами, главой Агентства по культуре и кинематографии господином Швыдким, с представителями Академии наук, побывал в Казани, где был принят президентом Шаймиевым. Все беседы проходили в самой доброжелательной атмосфере. При обсуждении различных вопросов было выказано очень теплое отношение и ко мне, и к моей стране. Уже сейчас мы готовим совместные программы сотрудничества.

Сегодня в Афганистане в больших масштабах ведутся работы, направленные на восстановление экономики нашей страны, повышение благосостояния населения. У нас, как нигде, очень либеральная экономическая политика. Государство не намерено осуществлять жесткого контроля и регулирования инвестиций, практически нет конкурентной борьбы, компании сами вправе определять размеры вложений, объекты заинтересованности, они могут получать высокую прибыль и распоряжаться ею по своему усмотрению.

- Для восстановления страны требуется много квалифицированных специалистов.

- Да, конечно, и наше правительство старается решить эту проблему. К сожалению, условия для этого внутри Афганистана еще не самые лучшие, поэтому многие страны оказывают нам содействие. Хотелось бы, чтобы и в Россию приезжало больше афганских студентов, где они могут получить хорошее образование. Пока же в вашей стране учится лишь 119 наших студентов. Это, конечно, не очень много. Можно было бы учить и больше. Квоты, предоставляемые вашим правительством, позволяют направлять ежегодно около 80 человек. Но, к сожалению, в России, а тем более в Москве, очень высокие цены. Афганские студенты просто не в состоянии обеспечить свое проживание. Богатых людей в Афганистане пока еще не очень много, большинство из них предпочитают жить за рубежом, где обстановка намного стабильнее, а бедные, особенно из далеких провинций, просто не могут позволить себе куда-либо поехать из-за отсутствия средств. Более того, даже начавшие учиться студенты после одного-двух лет обучения вынуждены по материальным причинам возвращаться домой. Пользуясь случаем, я обращаюсь с предложением к вашему министру образования и науки господину Фурсенко сократить квоту до 50 или даже 40 человек в год, но при этом оплачивать расходы афганских студентов на проживание, учебные материалы, питание, медицинское страхование, переезды. Многие зарубежные страны уже так и поступают. Выделенные квоты на обучение там предусматривают и расходы на содержание.

- В свое время «Учительская газета» была одним из организаторов переговоров между министром просвещения Афганистана Юнуса Кануни и министром образования России Владимиром Филипповым. В 2003 году это привело к хорошим результатам, будем надеяться, и сейчас Министерство образования и науки прислушается к вашим словам.

Помимо обучения студентов за рубежом, наверное, можно организовать их подготовку и в самом Афганистане - в Кабуле, Мазари-Шарифе, Герате, Файзабаде. Я только что вернулся с Малого Памира, где в горах, на высоте 4 500 - 4 700 метров практически в полной изоляции живут киргизы. В сентябре на пути к ним перекрываются снегом все перевалы и пешеходные тропы. Открываются они лишь в конце мая. В кишлаках и стойбищах нет электроэнергии, газет, телевидения, школ, больниц, высока детская смертность. В очень молодом возрасте гибнут женщины, потому что выходят замуж в 13 - 14 лет. При родах они часто умирают без врачебной помощи. Девушек очень мало, за невест выплачивают большой калым, который доходит до 40 яков, нескольких десятков баранов, множества ковров... Без помощи Фонда Ага Хана они были бы просто обречены. Существуют ли планы оказания помощи этим людям, строительства для них больниц и школ?

- Да, положение населения в этом районе очень тяжелое, особенно когда наступает зима. Увы, таких мест в Афганистане много, и, конечно, этим людям нужно помогать, но пока у правительства уходит слишком много сил и средств на борьбу с терроризмом и экстремизмом. Хотя в последние годы были построены сотни школ, но их все равно еще не хватает, и если ваша страна захочет построить свои учебные заведения, то мы этому будем только рады. Во время визита министра иностранных дел России господина Лаврова в Кабул шла речь о восстановлении Кабульского политехнического института. В свое время он был целиком построен и оснащен Советским Союзом и долгое время был гордостью Афганистана. Сергей Викторович обещал свое содействие, и мы надеемся, что в этом направлении будут сделаны реальные шаги. А после восстановления Политехнического института можно будет строить или восстанавливать другие учебные заведения.

- Я часто бываю в вашей стране, у меня создалось впечатление, что с течением времени масштабы военных действий возрастают. Вооруженная борьба с терроризмом, на мой взгляд, должна поддерживаться экономическими мерами. Если бы материальное положение жителей страны существенно улучшалось, то социальная база Движения талибан бы сильно сократилась. То есть в борьбе с терроризмом, может быть, более важны мирные, экономические способы.

- Вы абсолютно правы, это действительно важный момент, который уже поняли в правительстве нашей страны. Именно поэтому министерство по развитию кишлаков разработало специальные программы для широкой поддержки отдаленных населенных пунктов. Однако нельзя забывать, что в течение почти 30-летней войны была разрушена вся инфраструктура страны, в том числе и социальная, и экономическая база. После свержения режима талибов правительству Афганистана пришлось начинать свою работу даже не с нуля, а с гораздо более низкого уровня. За последние годы были достигнуты большие успехи. Со времени проведения конференции по Афганистану в Бонне прошел не такой уж большой срок. Тем не менее в основном все, что было намечено, Афганистан смог реализовать. К примеру, довольно быстро была принята Конституция страны, хотя во многих странах этот процесс занимает долгие многие годы. Успешно проведены президентские, парламентские выборы. В Афганистане впервые в истории создана комиссия по правам человека, которая работает свободно, независимо и очень активно. Асфальтированы сотни километров дорог, реализовано очень много проектов, которые реально помогают людям. Но, к сожалению, все эти успехи затмеваются террористическими актами. И здесь я хотел бы высказать упрек журналистам, которых в первую очередь привлекают «жареные» факты. К примеру, в Пакистане при штурме Красной мечети погибли десятки людей, но это не имело такого отражения в мировых СМИ, как даже менее значимые события в Афганистане.

- Да, порой СМИ действительно играют деструктивную роль. В конце 2001 года мне пришлось быть свидетелем, как мировые СМИ определяли принятие решений по Афганистану. Десятки представителей мировых агентств буквально толкались в небольшой резиденции Северного альянса в кишлаке Ходжабахаутдин. Из-за обеденного стола они выдавали в эфир мощный поток полыхающей жаром информации, оказывая тем самым сильнейшее давление на политиков. Очень часто эта информация даже не соприкасалась с действительностью, но я уверен, она ускорила ввод войск западной коалиции.

- Согласен. В прошлом году на одном из международных семинаров я сказал журналистам, терроризм поддерживаете вы. Одна из главных целей террористов - оказать воздействие на массы с помощью СМИ. Если бы освещению их действий не уделялось столько внимания, то, уверен, масштабы террора были бы значительно меньше.

- Я полагаю, что различные страны могут присутствовать в Афганистане и оказывать экономическую помощь сколь угодно долго. А вот иностранные войска могут находиться ограниченное время. Население начинает выдавливать их как чужеродный элемент. Мне кажется, что лимит доверия по отношению к силам НАТО, Международным силам по поддержанию безопасности (ИСАФ) начинает истощаться. Или я ошибаюсь?

- Некоторые страны считают присутствие иностранных войск в Афганистане как вторжение. Но это не так. Международные силы вошли в нашу страну по решению Совета Безопасности ООН. Народ Афганистана и правительство заинтересованы в том, чтобы силы НАТО, ИСАФ присутствовали до конца назначенного им срока. Безусловно, недовольные тоже есть. Войска действуют не в безвоздушном пространстве. При проведении операций появляются, увы, неизбежные жертвы среди мирного населения. Но хочу повторить, что все-таки большинство жителей Афганистана понимает и принимает необходимость их присутствия в стране, хотя бы потому, что у афганцев остался горький опыт после пребывания у власти талибов.

- На мой взгляд, к Движению талибан причастны сотни тысяч людей, и далеко не все из них являются «идейными». Среди талибов я встречал и неграмотных, насильно мобилизованных пастухов, и выпускников Академии имени Фрунзе, и граждан Пакистана. Как вы думаете, с ними нужно воевать или договариваться?

- Я думаю, что талибов нужно разделять на тех, кто ведет пропаганду своих идей, вербует сторонников, совершает теракты, и на тех, кто к ним примкнул вынужденно - по материальным причинам, в силу родоплеменных, религиозных отношений. С каждым нужно поступать соответствующим образом. Нужно иметь в виду, что среди тех, кто совершает теракты, очень много граждан других стран. К примеру, совсем недавно президент Карзай помиловал 14-летнего террориста, который оказался гражданином Пакистана. Свою разрушительную роль в этом играют и боевики Аль Каиды.

- Я ценю терпение и такт господина посла, который уже в течение двух часов отвечает на мои вопросы, но может ли он как первоисточник рассказать поподробнее о самом себе, включая дату рождения, которая в разных источниках указывается по-разному?

- Дата рождения - 22 июня 1939 года, и это совершенно точно. Родился в Кабуле, закончил лицей Хабибия, поступил на факультет международных отношений Кабульского университета, проходил различные курсы переподготовки в США и других странах.

С 1968 года начал дипломатическую службу, работал в посольстве Афганистана в Польше, в миссии Афганистана при ООН, был директором одного из департаментов ООН, в 2003 году стал первым заместителем министра иностранных дел Афганистана.

У меня двое сыновей, одна дочь и одна внучка. На днях пришла приятная новость: мой младший сын решил жениться и сделал предложение симпатичной афганской девушке. В октябре у него будет помолвка в Вашингтоне. Я очень хочу поучаствовать в этом.

Я люблю свой Афганистан, после окончания карьеры, скорее всего, останусь в Кабуле, но хотел бы регулярно приезжать в Москву и встречаться со своими друзьями.