Газификация в Омской области сродни коллективизации: колхоз - дело добровольное, хочешь - вступай и попробуй не вступи. Анна Яковлевна Тарасенко, учитель русского языка и литературы Нижне-Иртышской средней школы Саргатского района, попробовала. Зимой 2006 года в селе Нижний Иртыш собрался сход граждан. Администрация торжественно объявила: центральная котельная, от которой обогревался жилой сектор, нерентабельна и вообще в аварийном состоянии. Поэтому начинается реализация губернаторской программы газификации - на природный газ будет переведен каждый дом. Умные учителя пытались задавать вопросы. Например, куда уходит оплата граждан за отопление, если всего за два десятка лет котельную превратили в развалины? Администрация безмолвствовала. Впрочем, поначалу показалось, что беда не так страшна - «голубое» благоустройство обойдется в 13 тысяч рублей с семьи за прокладку уличного газопровода. Хотя учителям оно не требуется - жилье у них благоустроенное, платить за него согласно постановлению того же губернатора не нужно. Да и с чего - с зарплаты в 5-6 тысяч рублей? Но газ у дома - это совсем не то, что газ в доме. Выяснилось, что когда газопровод подойдет к дому, рассчитываться придется еще и по смете подрядчика: в зависимости от объема работ, длины подводной трубы, емкости котла... Подсчитали - прослезились. Все это ненужное удовольствие обходится в 60-80 тысяч рублей с дома...

Народ безмолвствовать не стал. Анна Тарасенко убедила коллег бороться. Ведь в Конституции написано, что власть не имеет права предпринимать действия, ухудшающие положение граждан. А в Гражданском кодексе сказано: администрация не может расторгнуть с жильцом договор на энергоснабжение. Котельную можно остановить лишь в случае стихийного бедствия. Только не учла Тарасенко, что закон российский - далеко, а губернатор - близко. Областная программа газификации для районных властей важнее любой Конституции. В июне работы пошли полным ходом - из земли выворачивали теплотрассу. Два с лишним десятка педагогов подали заявления районному прокурору Игорю Горину, который взялся отстаивать их права. Издал предостережения Михаилу Тюфягину, главе Саргатского района, и Александру Сильвановичу, главе сельского поселения, предупредив о «недопустимости таких действий». Те не испугались. А вот многие учителя задумались о справедливости, которой нет, и пошли брать кредит. Анна Тарасенко тоже пошла, но к прокурору. Тот направил от ее имени заявление в Саргатский суд. Суд вынес определение «об отказе в принятии заявления». В областной прокуратуре Анне сообщили, что все в порядке - начальник МУП ЖКХ предупрежден об ответственности за самоуправство. Но это не помешало в начале ноября прошлого года в селе Нижний Иртыш торжественно открыть газопровод, построенный совместно с ОАО «Газпром», и новую модульную котельную на природном газе. На митинг по этому случаю прибыли и глава Саргатского района Михаил Тюфягин, и министр нефтегазпрома области Александр Триппель, и даже настоятель Свято-Никольского монастыря иеромонах Серафим вместе с отцом Владимиром, окропившие святой водой мини-котельную. Благословили благое дело на пользу ближним, нуждающимся. Главы района и поселения, предупрежденные прокуратурой о недопустимости действий, удостоились высоких благодарностей именно за те действия, которые не нравились прокуратуре.

Омские газеты радостно рапортовали, что в этом году село Нижний Иртыш газифицировали «почти полностью». Но десяток семей, среди которых и семья Анны Тарасенко, остались зимовать без тепла и воды - именно это имели в виду газеты, говоря, что Нижний Иртыш газифицирован «почти полностью». Коммуникации в домах обрезали, холодный водопровод размерзся. Дождавшись холодов, прокурор района возбудил административное дело по факту вывода из строя котельной. Но мировой судья прекратил это дело по истечении срока давности - по закону он составляет два месяца, а прошло с момента самоуправства четыре. Анна Тарасенко с помощью правозащитников обратилась в суд сама.

Зимой было даже не холодно, а морозно - так, что вода в чашках застывала. Члены омского Комитета по правам человека организовали митинг в защиту прав семьи Тарасенко, подняв тему принудительной газификации, в ходе которой в селах разрушены котельные. После чего глава администрации Саргатского района даже попытался уговорить Анну Яковлевну газифицировать квартиру - за ее же счет. Или хоть печь поставить. Ради семьи. А семья Тарасенко немаленькая - дочь, умница и красавица, учится на факультете прикладной математики Омского государственного университета, сын, тоже отличник, - в десятом классе. Районное управление образования не побеспокоилось об учителе, хотя Тарасенко уже 18 лет преподает в Нижне-Иртышской средней школе. К тому же ведет драматический кружок, успехи которого поспособствовали тому, что школа в прошлом году стала «миллионершей», выиграв президентский грант. РУО оправдало себя тем, что педагог за льготой не обращалась. Между прочим, за 18 лет Тарасенко никогда не писала обращений в адрес отдела образования или директора школы, поскольку льгота обусловлена Федеральным законом «Об образовании», то есть гарантирована государством. В феврале 2007 года Анна Яковлевна съездила в Москву, встретилась с Эллой Панфиловой, Владимиром Лукиным, Борисом Ковальчуком, лидерами думских фракций, передала письмо Дмитрию Медведеву. Все обещали помочь. Увы, помощи Тарасенко не дождалась - слегла от постоянного переохлаждения. Ее госпитализировали в областную клиническую больницу и сделали срочную операцию. Но российский учитель тих и покорен до тех пор, пока не подаст голос. Тарасенко 22 года рассказывала детям о справедливости и сама наивно верила, что она существует. Анна Яковлевна решила идти до конца.

В июле 2007 года Саргатский районный суд принял решение отказать Анне Яковлевне в исковых требованиях, сославшись на статью 546 ГК РФ. Вообще-то в статье ясно написано, что договор энергоснабжения с жильцом может быть расторгнут только в случае «неудовлетворительного состояния энергетических установок абонента, которое создает угрозу аварии, жизни и безопасности граждан». Почему-то «абонентом» судья счел не Анну Тарасенко, у которой в доме с энергетическими установками было все в порядке до вмешательства Нижне-Иртышского МУП ЖКХ, а именно МУП ЖКХ, в котельной которого проблемы с установками. Причем коллегия Омского областного суда тоже «не заметила» ошибки, признав законными действия администрации Саргатского муниципального образования и руководства МУП ЖКХ, которые оставили зимой без тепла и воды семью учительницы. Как и семьи ее коллег, отказавшихся брать кредит в сумме 80 - 100 тысяч рублей, чтобы заплатить за проведение в их жилища газового отопления.

- Учитель судится с властью и проигрывает ей благодаря находчивости судьи, - говорит Анна Яковлевна. - Прокуратура вначале была на нашей стороне, пока прокурор не понял, что ему жить с властью, а мы - мелкие сошки. Судья, он же председатель Саргатского районного суда, Филиппов даже не провел предварительного слушания с нами, истцами, а лишь «побеседовал» с ответчиками, властью. Сознательно исказил факты, указав в протоколе, что котельная находится от нас в 800 метрах! В селе построены три котельные на газе. Ближайшая газовая мини-котельная - та, что отапливает школу - от нашей квартиры находится в сотне метров, а теплотрасса от нас всего лишь в пятидесяти метрах. Но ни к одной из них мою квартиру не подключили: глава администрации Тюфягин мне лично указал на невозможность подключения ввиду того, что и другие жильцы захотят того же. Боялся прецедента. А в дальнейшем применил все возможные рычаги власти, как то: предоставил «бумажку», что якобы нет возможности подключить нашу квартиру исходя из мощности котельной. Во всех обращениях к вышестоящей власти подчеркивал, что наша семья в единственном числе не хочет идти на поводу у власти. Хотя таких семей очень много - только на нашей улице десять. Для власти газификация - единственная возможность уйти от ответственности в отопительный период за частный сектор. Принудительная газификация была для власти необходимостью. Из моей квартиры сделали дачу. Зимой в Сибири это чревато. Что это? Повышение жизненного уровня, усиление социальной направленности?! Что было - и то забрали. Я рассмотрю предложение о печи, когда глава муниципального района, глава сельского поселения и другие чиновники ради экономии государственных средств пересядут из своих комфортабельных автомобилей на лошадей.

Анна Яковлевна написала письмо Президенту России Владимиру Путину с просьбой отменить незаконное решение Саргатского районного суда и кассационное определение судебной коллегии Омского областного суда. Тарасенко желает восстановить свои конституционные права и как собственника, и как учителя. Если решение в пользу закона, а не власти, так и не будет принято, Анна Яковлевна готова дойти до Европейского суда.

Омская область

Валентин КУЗНЕЦОВ, председатель Омского областного Комитета по защите прав человека:

- Вопросы предоставления социальной поддержки работникам образовательных учреждений, находящихся на территории Омской области, урегулированы в соответствии с Законом «Об образовании» п.5 ст.55 и Законом Омской области от 7 июня 2006 года №763-ОЗ «О мерах социальной поддержки работников образовательных учреждений». Из закона понятно, что средства на реализацию социальной поддержки начиная с 2006 года предусматриваются в областном бюджете в виде субвенций местным бюджетам. Значит, средства на реализацию льготы для Тарасенко и еще десяти семей осели в бюджете Саргатского муниципального образования?

Не найдя в российском законодательстве ни одного основания для насильственного расторжения публичного договора энергоснабжающей организации - Нижнеиртышского МУП ЖКХ - с исцами как с абонентами-гражданами, использующими энергию для бытового потребления по публичному договору энергоснабжения и добросовестными плательщиками за данную услугу, Саргатский суд обращается к статье 540 ГК РФ и искажает ее. В соответствии с этой статьей «Заключение и продление договора энергоснабжения» в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, договор считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединительной сети. Если иное не предусмотрено соглашением сторон, такой договор считается заключенным на неопределенный срок и может быть изменен и расторгнут по основаниям, предусмотренным статьей 546 Гражданского кодекса «Изменение и расторжение договора энергоснабжения». Но в решении суд возложил на себя право внести изменение в Гражданский кодекс Российской Федерации: вместо ст. 546 ГК РФ вписывается ст. 451 ГК РФ, а затем выносится решение в пользу ответчика. В соответствии же с п.2 ст. 546 ГК РФ перерыв, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон, за исключением случаев, когда удостоверенное органом государственного надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента, то есть истцов, угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан. У ответчиков не было оснований для перерыва, прекращения или ограничения подачи энергии, так как энергетические установки в квартире истцов (абонентов) находятся в отличном состоянии и не угрожают безопасности граждан.

Произведена подмена понятий, поскольку статья 546 ГК РФ, которая защищает исцов, трактуется в пользу ответчиков, под словом «абонент» ошибочно или целенаправленно явно подразумевается энергоснабжающая организация. А поскольку данная подмена позволяет ответчикам ссылаться на неудовлетворительное состояние энергетических установок центральной котельной (что они и делают), есть все основания полагать, что подмена сделана не случайно, а целенаправленно. Ссылки на сход несостоятельны, поскольку сход граждан не имеет полномочий лишать жителей центрального отопления, в том числе решать вопрос о закрытии котельной, так как публичный договор на поставку энергоснабжения был заключен с Нижнеиртышским МУП ЖКХ, а не со сходом граждан. Да и документы, подтверждающие аварийное состояние мазутной котельной, на момент схода не имелись (экспертиза не проводилась).

И коллегия судей Омского областного суда также привнесла свою лепту в защиту финансовых интересов власти, пренебрегая действующим законодательством, которое стоит на стороне абонентов-потребителей, применив ненадлежащую статью. При этом кодекс почему-то не читается дальше. Потому что в ст. 417 ГК РФ п. 1 говорится о том, что стороны, понесшие в результате этого убытки, вправе требовать их возмещения в соответствии со ст. 13 и 16 настоящего кодекса. Кроме того, в своем определении Омский областной суд не счел нужным указать дальнейший ход действий истцов в отстаивании требований, тем самым вновь поправ их права.