Сказка, как положено, начинается с вешалки - в гардеробе детям предлагаются сменные лапти, а дальше... дальше надо пройти друг за другом по тесному темному подземному ходу и, скатившись с горки, оказаться в сказочной Италии. Так начинается сеанс в Музее Буратино-Пиноккио, одном из филиалов Дома сказок. В другом филиале, Музее русских сказок, маленьким посетителям предстоит прыгнуть в колодец и - оказаться на облаках. Дальше следуют поиски - золотого ключика, потерянного ведра, - переодевание, игры, песни, гадания и в конце, через печку или темную пещеру, возвращение в обычную жизнь.

Все эти элементы: волшебный переход, имитирующий смерть и рождение, поиски волшебного предмета, переодевание, то есть обретение новой личности, - можно найти в книге Проппа «Исторические корни волшебной сказки». Корни эти, как известно, лежат в обряде инициации - посвящения молодого человека во взрослую жизнь, который содержит довольно суровые испытания, - соответственно и сказочному герою порой приходится несладко. Но полученный дорогой ценой опыт закаляет душу и тело, а главное, оставляет память от соприкосновения с особым миром.

Экскурсия или спектакль предлагается маленьким посетителям? И то и другое, можно назвать это сеансом. В самом деле - вот детишки в сухом «пруду» с мячиками ищут золотой ключик, вот знакомятся с домиком Мальвины, а потом смирно сидят на лавочках или деревянных ступеньках и слушают рассказ про страну Италию, которая, оказывается, похожа на сапог - видите, это не вывеска сапожника, а карта Италии. А Пиноккио, герой книжки Карло Коллоди, - кто читал эту книжку? находятся и такие! - назывался «буратино», что по-итальянски значит «деревянная кукла», вот откуда имя нашего любимого героя. Потом, опять по темному переходу - страшно! но как здорово! - приходят в каморку папы Карло под лестницей, там опять передышка и разговор - именно разговор, а не лекция - о книжке Алексея Толстого и Коллоди, и через дверцу за нарисованным очагом - выход в кукольный театр. А для довершения чуда - это ведь и в сказке описывается как чудо - все переодеваются в сказочные костюмы.

И вот уже наши компьютеризованные, ни во что не верящие детки радостно кружатся, танцуют - сами! - под музыку и даже импровизируют, обыгрывая свои костюмы. А потом подсказывают героям немудреного кукольного спектакля, что им делать. А потом, уже как истинные знатоки и ценители, разглядывают коллекцию разных изданий «Буратино». И оставляют в книге записей свои отзывы: «Сдесь было здорово», «Мне очень понравилось это представление. Меня нарядили в одежду Артемона», «Передайте пожалуйста Мальвине СПОСИБА», «Мне было очень страшно в пещере».

Все началось в 1995 году, когда Николай Петрович Машовец, редактор издательства «Молодая гвардия», во времена всеобщего развала и брожения учредил благотворительный фонд «Русская семья» и стал выпускать детскую сказочную газету «Жили-были». При этом фонде и появился поначалу музей «Дом сказок» - в обычной квартире в Серебряническом переулке, - устраивавший театрализованные экскурсии. Директором его стала Татьяна Викторовна Пискарева.

У «Дома сказок» одно основное помещение - павильон №8 на ВВЦ и два филиала - на 2-й Парковой и на Русском подворье, возле Измайловского вернисажа. Он входит в Европейскую ассоциацию детских музеев «Hands On! Europe», название которой выражает главную идею этих музеев и переводится как «Трогайте, пожалуйста!»

- Запрещать детям бесполезно - все равно потрогают, - говорит Татьяна Викторовна, - а психологи утверждают, что интеллектуальное развитие ребенка прямо пропорционально объему его чувственного восприятия мира. Бьешь по рукам - попадаешь по мозгам. Вся наша музейная коллекция доступна для тактильного восприятия. И старинные костюмы, и подлинная утварь из русской избы - дети могут и жернова покрутить, и в ступке потолочь, и светец в стенку воткнуть. Знаете, что такое светец? В нем лучину закрепляют.

- А кто разрабатывает сюжеты экскурсий? Кто оформляет интерьеры? На маленьком пространстве они включают целый мир - от подземелья до облаков!

- У нас был художественный руководитель - режиссер кукольного театра, но идеи обсуждали всегда сообща, всей командой. Сейчас вот у нас в планах сказкотерапия.

- Это такое направление психологии?

- Есть специальные методики - сказкой лечат неврозы, заикания, застенчивость, агрессивность. В сказке нет безвыходных положений. В сказке добро всегда побеждает. Не только детям - и взрослым сказкотерапия показана.

- А еще, говорят, вы работаете с инвалидами?

- Вместе с Институтом коррекционной педагогики мы разработали и пятый год практикуем программу «Прикосновение к сказке» для слепых и слабовидящих детей. Чем раньше у слепых детей возникнут образы, тем меньше будет отставание в развитии. Мы для них музыку подбирали, хлеб закупали - сказка такая была, про «Черный хлебушко», и я покупала ржаной хлеб, а в «Пекине» - рисовый китайский хлеб, в мексиканском ресторане - кукурузные лепешки... И дети все это нюхали, трогали, прикладывали к лицу - долго они это делали, узнавали. Зато теперь они знают, что такое музей - у него особый запах. И старинные вещи пахнут по-особому.

Сейчас, в условиях агрессивной массовой культуры, людям так важно напомнить, что мы живем в своей культуре. И дети должны жить в своей культуре. И сказки должны прорасти через них. В сказке можно все пласты культуры проследить: как человека заворачивали в отцовскую рубаху, когда он на свет появлялся, что пели и пили в праздники, какую одежду носили, как в последний путь провожали... Детям кажется, что они играют, а они узнают о писателях, о художниках, бытовых традициях и обычаях. Мы не этнографический музей, не театр, все это - средства, а цель - воспитать человека, привлечь его к творчеству, образовать, обогатить его душу, научить состраданию и терпимости. А литература это и делает.

В музее на Русском подворье «вход в сказку» оформлен в виде толстой книги - здесь культивируют книжную традицию и уважают книгу. Программа музея учитывает школьную программу: занятия по былинам, по народной сказке, по Чуковскому, Пушкину, Андерсену, по истории театра, музыкальных инструментов - Департамент образования даже проводил в Музее Буратино-Пиноккио свои семинары и рекомендовал как учреждение дополнительного образования. Это, конечно, приятно, но не снимает главной проблемы - мертвого сезона в летние месяцы. Летом даже на ВВЦ в Дом сказок забредают лишь случайные одиночные посетители, а музей на самоокупаемости. Хорошо бы хоть в Год ребенка обратиться к нуждам учреждения, которое в суровом окружении компьютерных «стрелялок» и силиконовой «магии» на киноэкранах сохраняет для наших детей экологически чистый продукт - родную культуру.