Человек - двойственное по своей природе существо. С одной стороны, его телесность (биологический организм) нуждается в пище и воде, одежде и обуви, чистом воздухе и хорошей экологии, чтобы нормально дышать, перемещаться и успешно трудиться.

Для современного индустриального образа жизни у людей возросли потребности в домашнем комфорте: цветных телевизорах, стиральных машинах, автомобилях, электроплитах, компьютерной технике и т.д. Действие закона возрастания биолого-физиологических потребностей не статично и мотивирует, с другой стороны, расширение духовно-культурных и социальных запросов в знаниях, духовности, социализации, в служебном росте.

Развитие потребностей как вширь, так и вглубь, их разнообразие является одним из показателей развития человеческой личности и общества в целом. Без всесторонне развитых потребностей не может быть и всесторонне развитого человека. Можно выделить несколько главных направлений, по которым идет развитие и возвышение потребностей в ранее описанных постиндустриальных обществах Европейского союза и Северной Америки.

Помимо традиционных потребностей в пище и одежде, в жилье и отдыхе (которые сами по себе тоже развиваются) появляются и растут новые потребности: в образовании, культурной организации досуга, в физическом совершенствовании и т.д.

Традиционные материальные потребности расширяются, например, в разнообразии пищи за счет растущего спроса на высококачественные продукты питания, в том числе производимые в различных географических зонах. Расширяется ассортимент, улучшается качество одежды и обуви.

Общей закономерностью процесса расширения и возрастания потребностей является постепенное (по мере их насыщения) перенесение центра тяжести на духовные, культурные потребности и потребности в управлении общественными делами по мере развития гражданских свойств личности.

Закономерный характер возникновения и развития потребностей создает предпосылки для управления этими потребностями. Оно имеет своей целью прежде всего воспитание у населения разумных потребностей, а именно тех, которые бы считались с реальными возможностями общества. С другой стороны, разумными можно считать лишь такие, которые способствуют полному развитию личности, ее нравственному и физическому здоровью.

Важное место в процессе формирования общественного мнения как рычага управления потребностями занимает преодоление «приземленности» интересов, культа вещей, духовной нищеты людей. Человек живет не ради этих средств. Они ему нужны для того, чтобы развивать свои познания красоты мира, быть счастливым и дать это счастье другим.

Потребность человека получать что-то от общества связана с его способностью отдавать, возмещать ему. В этом суть противостояния личности и общества, индивидуального и социального.

Какова же результативность использования человеком своих способностей во всех видах деятельности? Несомненно, потенциал способностей его во всем многообразии деятельности велик. В совокупном перечне более двухсот государств земного шара насчитывается более 50 тысяч профессий, которые делятся на более узкие специальности. Естественно, что при узкоспециальном разделении труда правительствам не под силу предоставлять каждому трудоспособному индивиду возможность развить, реализовать свой потенциал. По данным международной организации здравоохранения и министерств труда, современный человек реализует свой потенциал лишь на 6 процентов.

В современных постиндустриальных обществах потребности и способности значительно расширились, резко возрастают духовные потребности и культурные запросы людей. Потребности и потенциал человека - как его внутренние возможности - реализуются в деятельности.

Многообразие видов деятельности и общения людей. Под «деятельностью» как понятием российские обществоведы выделяют особые формы отношения своих граждан к окружающему миру, к достигнутым результатам преобразования природы и общества. В широком смысле эти результаты, как правило, выражаются: 1) в росте в стране материального производства; 2) в совершенствовании научно-технического прогресса и духовной культуры; 3) в развитии познания гражданами самих себя и окружающего мира; 4) в подготовке для общества профессиональных кадров из подрастающих поколений молодежи.

В современной социологической литературе «деятельность» различается по субъектам (индивидуальная, групповая, коллективная), по объектам (производственная, научная, политическая, духовная), по функциям (идеологическая, культурно-просветительная) и целям (воспроизводящая, творческая).

Среди видов деятельности вычленяют техническую, научную, культурную. Все приведенные формы и виды деятельности в широком смысле объединяются понятием «социальная деятельность». В свою очередь это понятие подразделяют на четыре типа: 1) деятельность по развитию и изменению производительных сил, либерализации экономики; 2) деятельность по стабилизации общества в целом или отдельным его сферам; 3) деятельность, связанная с социализацией, приспособлением населения к сложившейся общественной системе; 4) деятельность субъекта по интеграции всех поколений молодежи в крупные социальные общности.

Итак, содержание «деятельности» как понятия определяется формами собственности на средства производства, а не научно-техническим ее обновлением. Отсюда и характер трудовой деятельности на разных ступенях общественного развития также разнообразен.

Создаваемые человечеством материальные богатства присваивались, однако, на протяжении всей истории господствовавшим в обществах меньшинством, владельцами крупной частной собственности. Отсюда естественно, что наемный работник относится к продукту своего труда как к чужому предмету, «как к миру чужому, ему враждебно противостоящему». В таких условиях между работодателями и наемными работниками больше доминировали антагонистические отношения (отчуждение), чем «партнерские» интересы. В конкретных обстоятельствах второго этапа научно-технической революции (конец 50-х - начало 60-х годов) у части экономистов и социологов родились надежды на перемещение центра тяжести трудовой деятельности из индустриально-ручного в робото-автоматизированное производство и в этой связи «отмены живого труда» в постиндустриальном обществе. Эта идея продолжает муссироваться в западном мире и в настоящее время. В ней сохраняется много оттенков в аргументации. Однако при всех различиях в подходе к вопросу о труде авторы разных толкований сходятся в одном - центр тяжести жизнедеятельности людей в развитых индустриальных обществах в ХХI в. переместится из сферы труда в нетрудовую сферу, что труд как научная категория утрачивает свою былую роль в обществе и становится исчезающей малой величиной в системе интересов современной личности.

Среди социологов, как и экономистов, Европы и США (Р. Арон, Д. Белл, Дж. Гэлбрейт) к концу ХХ в. укрепилось мнение о том, что любой труд в принципе противоречит человеческой природе и поэтому при малейшей возможности люди будут стремиться не к полезной трудовой деятельности, а к развлечениям (играм). Отсюда в современном постиндустриальном обществе «человек работающий» все более стремится преобразоваться в «человека играющего». Правда, единого определения «игры» как понятия не существует. Этим термином выражают широкий спектр действий людей разных возрастов. В детском саду, школьном коллективе, в дворовой команде игры являются больше средством познания окружающего нас мира, физического оздоровления молодежи.

Во взрослом возрасте игра приобретает уже качественно иное содержание и другие ролевые ситуации: «игра» на бирже, на спортивном поле, на лототроне и т.п. Для большинства такого рода игры превращаются в главное дело жизни, в прибыльную деятельность и отчасти сливаются с трудовой деятельностью.

Свое отрицательное отношение к труду и исторической роли рабочего класса в буржуазном индустриальном обществе 60-х годов ХХ столетия выразили леворадикальные интеллектуалы Г. Маркузе, Д. Кон-Бендит, Ж.-П.Сартр и др. При анализе доктрин этих авторов легко заметить, что их основу составлял набор мешанины положений от мелкобуржуазных левых до буржуазной социологии Нового времени. Таковым, например, были отказ от «человеческого труда» и его замена технико-информационным. В их представлении истинная «свобода безработна и лишь труд, идентичный игре, оказывается неотчужденным». Неотроцкисты Франции, Испании, вторя маркузианцам, представляют труд как «переходный этап в истории человечества».

Европейские и американские социологи от Р. Арона до Д. Белла и Хантингтона миф об исчезновении социальной значимости труда дополнили на рубеже ХХI века новыми фантазиями о радикальной замене производственных предприятий, агропромышленных комплексов «мозговыми центрами», университетами и другими масштабными технико-технологическими изменениями.

Вместе с тем было бы упрощением считать, что буржуазия вообще проповедует отрицание всякой трудовой деятельности. Ее менеджеры, наоборот, разрабатывают самые современные методы интенсификации труда, признавая тем самым общественную значимость труда. В системе буржуазных ценностей первое место, однако, отводится не труду, как таковому, а предпринимательской деятельности, деятельности по извлечению и накоплению капитала. Поэтому труд при капитализме в собственном смысле слова остается уделом только рабочего и тех социальных групп, которые, подобно ему, ведут трудовой образ жизни. Сама же буржуазия берет на себя роль организатора, следящего за дальнейшим развитием своего дела, своей отрасли.

В перестроечный период 80-х годов двадцатого столетия научно-технический прогресс отнюдь не облегчил положение рабочих и служащих, не принес он блага и российским гражданам 90-х годов. Внедрение в производственно-трудовую сферу рыночных отношений, приватизация привели к увеличению численности безработного населения.

Как ни парадоксально, но и для ХХI века безработица рассматривается экономистами как необходимое условие развития производства. В последние полтора десятка лет (1991 г. - начало ХХI в.) капитализация пронизала все российское общество, в том числе и «общественное устройство труда». Массовая безработица стала для Российской Федерации реальным фактом.

По данным международной организации труда (МОТ), в 2002 г. безработица не только в России, но и в планетарном масштабе выросла до рекордного уровня - 180 млн. человек против 160 млн. в 2001 г. В том же 2002 г. количество в РФ лишних рабочих и служащих только в материальном производстве составило более 5 млн., или 7,1 процента трудоспособного населения. Примерно столько же российских граждан были заняты неполный рабочий день.

Международная организация труда прогнозирует для населения планеты дальнейший рост безработицы и в этой связи рекомендует Японии, Китаю, США и другим государствам создать в течение ближайших 10 лет один миллиард рабочих мест. Только такой мерой станет возможным сократить к 2015 г. безработицу и бедность в мире на 50 процентов.

Индустриально-технический прогресс в современном мире невозможен без научной деятельности, предметом и продуктом которого выступает знание. Выделение научной деятельности человека в самостоятельную подсистему обусловлено требованиями второго этапа промышленно-индустриальных революций, состоявшихся во второй половине ХХ века в странах Западной Европы, Советском Союзе, США и других государствах. Структуру научной сферы перечисленных государств составили не только фундаментально-прикладные исследования, опытно-экспериментальное производство, но и учебные институты по подготовке научных кадров.

В Российской Федерации подготовка профессиональных кадров за последних полтора десятка лет находится в стадии спада. Бывший советник экс-президента Б. Ельцина, американский ученый экономист Дж. Сакс в своей статье «Новая карта мира» отмечал, что по признаку технологического развития, научно-трудовой деятельности специалистов современная Россия относится к третьей группе стран и в дальнейшем неспособна будет создавать технологические новшества на американском уровне. К такому выводу склоняются и эксперты национального разведывательного Совета США в докладе конгрессу «Глобальные тенденции человечества до 2015 г.».

Подведем краткие итоги. Человек, не обладающий властными правами и функциями, сам по себе (если действует в одиночку) субъектом быть не может. Деятельность его может быть познавательно духовной или практическо-трудовой по характеру в зависимости от того, какие цели он ставит. В процессе деятельности индивид самореализуется и самоутверждается как личность. Межличностные отношения, в которые люди вступают друг с другом, разнообразны. Они могут быть кратковременными (попутчики на самолете), долговременными (друзья, сослуживцы), постоянными (родители и их дети), учебными (ученик и учитель), работник и работодатель.

Михаил ШИЛОБОД, Владимир КРИВОШЕЕВ, доктора исторических наук