Заговор вокруг Дианы?

Стали взрослыми ее сыновья, устроил свою личную жизнь бывший супруг - принц Чарльз, добившийся публичного признания пока, правда, неузаконенных отношений со своей многолетней возлюбленной Камиллой Паркер-Боулс. Отбыл из Британии вконец рассорившийся с этой страной владелец прославленного лондонского универмага «Хэрродс» Мухаммед Аль-Файед, отец Додди, приятеля Дианы, погибшего вместе с принцессой. Зато жизнь английской монаршей семьи, пережившей скандалы самых невероятных «разоблачений» и откровений, связанных с именем принцессы Уэльской, казалось, вошла наконец в спокойное русло...

днако, как нынче очевидно, это только «казалось». На самом же деле легендам о леди Ди нет конца... Легендам скандальным, провоцирующим публику если и не уверовать, то во всяком случае заподозрить, что автокатастрофа в парижском тоннеле Альма не была лишь трагической случайностью - той самой случайностью, которая не признает королевских титулов, сокрушая жизни как «простоволосых» смертных, так и тех, чьи головы были украшены коронами.

Леди Ди незадолго до своей гибели выразила в одном из своих писем страшное предположение: она не умрет естественной смертью - ее концом станет ужасная автомобильная авария. «Я переживаю сегодня самую опасную фазу в моей жизни, - написала Диана. - Кто-то планирует аварию, которая случится с моим автомобилем...» Она высказала предположение, что у ее машины откажут тормоза и она погибнет от полученных ранений головы. И эти тормоза откажут не случайно... Авария будет устроена для того, чтобы расчистить путь принцу Чарльзу к женитьбе...

Эту шокирующую сенсацию обнародовал на минувших неделях, шесть лет спустя после гибели леди Ди, один из ее ближайших поверенных, бывший королевский дворецкий Пол Баррелл. Человек, который на протяжении двух десятков лет имел репутацию преданнейшего монаршего слуги и личного друга принцессы. Человек, чьи сыновья росли вместе с сыновьями Дианы и которого леди Ди считала самым надежным из своих друзей, «надежным, как камень». Дворецкий, получивший в свое время награду за верную службу лично из рук Ее Величества, а потом, после смерти Дианы, оказавшийся в суде по обвинению в краже сотен личных вещей покойной принцессы. Суд бывший дворецкий выиграл, ибо в самый последний момент явилось спасительное слово Ее Величества, засвидетельствовавшей, что вещи, в присвоении которых обвинили Пола Баррелла, принцесса отдала ему на сохранение. Однако в ожидании этого спасительного слова Пол Баррелл прошел все круги ада. Сегодня в своем эксклюзивном интервью британской Би-би-си бывший дворецкий признался, что был на грани самоубийства. Он сказал, что, находясь под следствием, в положении отчаянном (его имущество было заложено, жена нанялась убирать в чужих домах, имя Барреллов было покрыто позором...), он писал письма принцам Уильяму и Гарри, умоляя их вмешаться, подтвердить его невиновность. Но ответа от тех, кто вырос рядом с ним, тому, кому их мать поверяла свои самые заветные тайны, Баррелл так и не получил.

И вот не прошло и года после скандального судебного процесса над бывшим слугой принцессы Уэльской, как из-под пера Пола Баррелла вышла книга, которую многие наблюдатели расценивают сегодня не иначе как месть экс-дворецкого королевской семье. Ибо Баррелл решил обнародовать все те самые заветные тайны, все то очень личное и сугубо доверительное, что на протяжении многих лет поверялось «безупречному» слуге и «преданнейшему» другу, прежде всего - личные письма Дианы. Решил обнародовать, несмотря на торжественное обещание, данное им в 1998 году, никогда ничего не писать о принцессе Уэльской.

Обещание нарушено. Книга, озаглавленная «Королевский долг», появилась на прилавках книжных магазинов. Сыновья Дианы, принц Уильям и принц Гарри, назвали Пола Баррелла холодным предателем. Гнев королевичей, оскорбленных тем, что память об их матери вновь потревожена кликушеством сенсации, достиг той точки кипения, когда прославленная сдержанность, присущая роду королевскому, дала сбой: принц Уильям выразил намерение встретиться с экс-дворецким лично и посмотреть ему, что называется, прямо в глаза. И, что удивительно, бабушка-королева не стала ему пенять на то, что, мол, не царское это дело - сводить счеты со слугами, а благословила действовать по своему усмотрению. Возможно, правда, что Ее Величество надеется, что Уильяму удастся усовестить Баррелла, на чьих глазах выросли принцы: усовестить в том смысле, чтобы его первая книга «откровений» оказалась и последней. Ибо заявление Баррелла, что все те письма, которые он привел в «Королевском долге», есть лишь «верхушка айсберга», позволяет предположить, что главные скандальные сенсации еще впереди.

И эти сенсации определенно наносят вред имиджу королевской семьи. Да и только ли имиджу? Так, книга Баррелла явно ставит под удар с огромным трудом достигнутое относительное равновесие в общественном мнении о Камилле Паркер-Боулс. Баррелл цитирует письмо принца Филиппа, герцога Эдинбургского, супруга Ее Величества, к своей снохе Диане, в котором принц Филипп пишет, что со стороны Чарльза было бы полным сумасшествием оставить Диану ради Камиллы... Однако, по убеждению бывшего дворецкого Дианы, Букингемский дворец сегодня сделал очень немало для того, чтобы убедить общественное мнение «принять» Камиллу в качестве партнерши Чарльза. Тогда как Диана в период кризиса своих отношений с принцем Чарльзом подобной поддержки от Букингемского дворца, по его словам, не получила...

Однако главная «сенсация» Баррелла, несомненно, в другом: «Конечно же, ее (Диану) прослушивали, конечно же, за ней следили. Она не страдала паранойей, все это было на самом деле правдой». В самом ли деле он верит во все это? Верит в то, что Диане грозила опасность? Да, отвечает на этот вопрос Пол Баррелл. В своем интервью Би-би-си бывший королевский дворецкий рассказал, что они с Дианой закатывали ковры в ее гостиной и приподнимали доски пола, пытаясь отыскать «жучки» подслушивающих устройств. Диана, признался Баррелл, даже убрала висевшее у нее зеркало, потому что один из бывших офицеров ее личной охраны сказал ей, что существуют якобы специальные способы подслушивания «зеркальным методом»...

Намек ясен - принцесса кому-то мешала. А раз так - могла ли быть автомобильная авария в Париже всего лишь «шальной пулей», трагической случайностью? Между тем ничего принципиально нового намеками на то, что за принцессой следовали чьи-то темные тени, книга Баррелла, в общем-то, не открывает. После гибели Дианы муссировалось множество слухов о том, что авария в тоннеле Альма была подстроена. Кем? В арабских кругах склонялись к тому, что все это могло быть делом рук британских спецслужб, в чьи задачи входило воспрепятствовать любой ценой возможному браку матери наследников английского престола с сыном египетского торговца. И хотя абсурдность подобной теории выдерживала конкуренцию разве что со шпионскими хитросплетениями прославленных «бондовок», желающие верить в нее находились...

Согласно опросам общественного мнения, 50 процентов британцев верят, что вокруг гибели принцессы существуют какие-то тайны, какие-то недомолвки. Иначе говоря, что дело не совсем чисто. Пятьдесят процентов! Авторитетные эксперты, размышляющие над феноменом публичной одержимости «раскрыть тайну» гибели Дианы, полагают, что множество людей просто не способны принять тот факт, что легендарная принцесса, «канонизированная» ее восторженными почитателями еще при жизни, могла окончить свой земной путь как «обыкновенные прочие» - умереть от ран, полученных от удара машины о бетонный пилон тоннеля. В ее гибели должно было бы наличествовать некое «сверх», нечто потрясающее, нечто мистическое. И отсюда - нацеленность это «нечто мистическое» найти, а если не находится - то создать.

Тем паче что не только «рядовая» публика, но и отдельные вполне авторитетные специалисты, причастные к расследованию аварии, указывают на обстоятельства, сеющие определенные сомнения. Например, прозвучавшие недавно на британском телевидении слова французского врача, первым оказавшегося на месте аварии. Врача, который видел Диану еще в разбившейся машине, еще не вызволенной из обломков «скорой помощью»: по его словам, принцесса, у которой не наблюдалось внешних признаков фатальных ранений, не производила впечатления пострадавшей, чье состояние оценивается как критическое. И потому известие о том, что Диана спустя несколько часов скончалась, прозвучало для врача полнейшей неожиданностью.

Продолжает вызывать возражение со стороны ряда экспертов и тот факт, что Анри Поль, французский водитель попавшего в аварию «мерседеса», был нетрезв. Наконец абсолютной загадкой выглядит полное растворение в небытии той машины (белый «фиат»), с которой, по свидетельству очевидцев, якобы и столкнулся в тоннеле «мерседес» принцессы. Французской полиции найти мистический «фиат» так и не удалось.

Вообще же, по мнению многих, расследование, проведенное французской полицией, оказалось задернутым слишком плотной завесой секретности: его итоги так никогда и не были обнародованы, как не был определен и конкретный виновник аварии. Следствие закончено - забудьте? Но британцы, потерявшие в этой аварии свою «народную принцессу», забыть не могут - или не хотят забывать.

Будет ли, по мнению бывшего королевского дворецкого, достойным правителем принц Уильям, которому предстоит унаследовать престол? Этого времени надобно еще дождаться, считает Баррелл, ибо вопрос скорее в том, уцелеет ли сама монархия, так как королевская семья наскучила уже многим британцам. Однако он заявляет, что ему жаль ту «бедную девочку», которая станет когда-нибудь женой наследного принца, ибо «это не слишком хорошая жизнь». Почему? Потому что кому, как не довереннейшему лицу из дворцовой свиты, прожившему в этой среде два десятка лет, знать, какая участь ее ждет. И какая же? Участь «золотой рыбки в аквариуме, у всего мира на виду...»

Но если Пол Баррелл выражает неуверенность в том, что монархия «доживет» до коронации принца Уильяма, то не считает ли он свою книгу «откровений» тем подкопом под Букингемский дворец, который долголетию монархии явно не поспособствует? Нет, не считает. Почему? Потому что бывший дворецкий убежден, что он написал «историческую правду». А разве правда наносила когда-либо вред истории?