Если вы решили сходить на «Правила поведения в современном обществе» (реж. Александр Назаров) с мужем или еще того хуже с кандидатом в мужья, ни в коем случае не берите билеты на крайние места первого ряда. Молодая и, о ужас, хорошенькая актриса Нелли Уварова - постоянно под тем или иным благовидным предлогом вытаскивает на сцену мужчин (как правило, именно с крайних рядов первого ряда). Мол, вас не затруднит зажечь свечу и посветить мне, а заодно, раз вы уж все равно здесь, пригласите меня на тур вальса... Впрочем, к концу спектакля вы наверняка простите и своего загулявшего благоверного, и актрису-разлучницу, и даже режиссера, который все это придумал. За простым, казалось бы, рассказом о родах, крестинах, помолвках и свадьбах неведомых нам среднестатистических французов сквозит тоска рассказчицы, ее несбывшиеся мечты о большом девичьем счастье. Она примеряет свадебное платье и нравоучительно объясняет все тонкости церемонии знакомства молодых, их сватовства, но зритель видит в ней не крупного специалиста по этикету. Перед ним - героиня «Больших надежд» Диккенса, женщина, брошенная женихом перед самым алтарем.

Чувства и страсти, обуревающие героев «Тени» (реж. Юрий Еремин), менее завуалированы уже хотя бы потому, что пьесу Шварца знают все. С фабулой разобраться можно и дома, с книжкой. В театр мы идем за режиссерскими трактовками и находками, за актерской игрой. Находки в «Тени» есть, одни - вполне удачные. Хороша скрипка, на которой беспрестанно играет Принцесса (Оксана Санькова), красиво поставлено «обезглавливание» Тени в финале, интересные световые решения помогают поверить, что главный герой действительно остался без тени. На этом победы постановщика, увы, кончаются.

«Тень» - лакомый кусочек для многих постановщиков. Каждый интерпретирует Шварца по-своему. У кого-то Тень - женщина, и пьеса превращается в историю безответной любви и страшной мести. Для другого Тень - всепобеждающая серость и подлость, судя по спектаклю Еремина, Ученый (Сергей Рябцев) - полоумный безвольный слабак, а Тень (Александр Устюгов), его второе Я - хищный самец, красавец, брызжущий силой и сексуальной энергией. Так во всяком случае выглядит эта пара из зрительного зала: в «отрицательную» Тень публика влюбляется, от никчемного Ученого отмахивается как от надоедливой мухи. Но, может быть, это ошибка и режиссер хотел сказать нам совсем не это? Что же тогда? То ведомо одному лишь режиссеру... Спектакль спасают актеры. И молодые, для которых «Тень» - первая серьезная работа на сцене РАМТа, и «зубры», повидавшие на своем веку и не таких режиссеров.