Дискуссия продолжается, поэтому сегодня мы представляем нашим читателям итоги российско-британского семинара: «Становление общественного участия в управлении школой: школьные советы», недавно прошедшего в подмосковном Королеве.

Казалось бы, в теме семинара нет ничего нового. Еще в Законе «Об образовании» зафиксирована норма о демократическом, государственно-общественном управлении образованием. На волне демократизации во многих школах России возникли разнообразные советы школ, а в 1999 году вышел Указ Президента РФ о создании при образовательных учреждениях попечительских советов. И все же никто до конца не мог ответить на простой вопрос, чем и как должны заниматься все эти многообразные, чаще всего совещательные органы? Как они должны взаимодействовать с администрацией школы?

В дискуссиях приняли участие представители Министерства образования РФ, Государственной Думы, иные московские эксперты, представители от регионов России (Красноярск, Московская область, Самара, Саратов, Ярославль), юристы, а также представительная делегация из Великобритании. Английская сторона видела свою задачу в том, чтобы в подробностях представить роль и место советов в управлении школой. Развитие советов в Англии происходило в несколько этапов, а современная модель стала результатом изменения законодательства, которое позволило превратить аналог наших попечительских советов в действительно управляющую школой структуру.

Сходная проблема существует и у нас. Появившиеся в России попечительские советы чаще всего становятся только денежными мешками (увы, в реальности не очень наполненными), из которых школа время от времени стремится взять лишний рубль. Чаще всего они оформлены как юридически самостоятельные организации и не решают главную проблему, а именно все углубляющееся отчуждение между обществом и школой. Как считает председатель Комитета по науке и образованию Госдумы РФ Александр Шишлов, управляющие советы могли бы сыграть важную роль не только в изменении школьного уклада, но и в формировании основ гражданского общества. И у него есть твердая надежда, что эту ситуацию не только нужно, но и можно будет качественно изменить.

Не менее оптимистичным и к тому же весьма практичным оказался министр образования России Владимир Филиппов, встретившийся с участниками семинара. Министра больше всего интересовали нормативное обеспечение деятельности советов и такие тонкости, как степень представительства родителей в совете и схема их формирования.

Короткая дискуссия возникла в кабинете министра и вокруг самого названия проектируемого школьного органа. Не слишком ли радикально - «управляющие советы»? Хотя было признано, что этим четко задается новая и, по сути, главная функция совета. Он не совещательный, а именно управляющий орган. Заострив внимание на этом, Владимир Филиппов заметил, что для того чтобы что-то в нашей школе сдвинуть с мертвой точки, недостаточно только Указа Президента, необходимо создать серьезную правовую базу и методическую основу для готовящихся изменений.

Предложения рабочей группы по поправкам к действующему законодательству получили все участники семинара. Среди документов оказались федеральный законопроект «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об образовании» в части управления образовательными учреждениями», проект постановления Правительства РФ «О внесении изменений и дополнений в типовое положение об общеобразовательном учреждении», проект положения о совете общеобразовательного учреждения.

Все эти проекты, прошедшие серьезную правовую экспертизу, подверглись на семинаре серьезному критическому анализу. Не раз возникали споры вокруг отдельных положений. Неоднозначным оказалось отношение собравшихся к новой форме управления школой. Региональные эксперты отметили, что наибольшее сопротивление идея поделиться полномочиями может вызвать у директорского корпуса. Тем более, что в английской модели советы взяли на себя некоторые функции, которые ранее принадлежали школьным директорам и местным управлениям образования.

Возникло сомнение и в готовности общества участвовать в управлении школой. Выявились и некоторые нюансы. Оказалось, что английская сторона относит к «общественности» не только родителей, но и муниципальные органы управления, которые, по сути, выражают интересы местного сообщества. В нашем же сознании пока органы местного самоуправления ассоциируются с государственной властью. С другой стороны, англичане скептически относятся к участию в управляющем совете представителей учеников, правда, допуская их присутствие в этом органе в качестве участников-наблюдателей (без права голоса); наша же сторона, считая детей участниками образовательного процесса, настаивала на обязательном вводе старшеклассников в состав совета.

Возможно, решающее значение в опровержении возникших опасений принадлежит опросу фонда «Общественное мнение» (ФОМ), проведенному в августе 2003 года. По его результатам, 51% респондентов согласились с тем, что будет лучше, если в управлении школой кроме директора станет принимать участие общественный совет. Противников у этой идеи оказалось неожиданно немного. Всего 14% опрошенных выразили опасения, что эта новация пойдет школе не на пользу. Кстати, по тому же опросу наибольшее желание войти в управляющие советы выразили родители и учащиеся, а наименьшее - бизнесмены и депутаты местных советов.

Сегодня планируется, что не менее трети совета - но не более половины - составят родители. Кроме них туда войдут учителя и технические работники школы, директор по должности, представитель учредителя, старшеклассники, а также возможные благотворители, представители местного сообщества (в том числе научных, образовательных, деловых кругов).

Серьезному и горячему обсуждению на семинаре подверглись функции управляющих советов и стратегия их введения. Российские участники пришли к общему мнению, что нельзя полностью копировать английскую модель. Группа под руководством директора московского Центра образования «Царицыно» Ефима Рачевского в результате долгого обсуждения предложила наделить советы тремя группами функций. Первая из них касается содержания образования и организации образовательного процесса. Вторая - материального обеспечения школы; третья - управления персоналом.

В первом блоке наибольшие споры вызвало участие управляющего совета в согласовании Устава школы. Вопрос так и остался открытым, хотя группа согласилась доверить совету утверждение программы развития школы, которая должна стать стратегической концепцией, ставящей новые задачи и цели образовательного процесса. Логичным в связи с этим стало и предложение утверждать на совете учебный план общего и дополнительного образования. Пользуясь такими рычагами, члены совета (а в их числе и родители) смогут сформировать реальный социальный заказ на образование детей.

Принятие правил школьной жизни и локальных актов также было предложено передать в ведение общественного органа. Управляющие будут отвечать за структуру учебного года, сроки каникул и режим безопасности в школе. Советам предложено разрубить и еще один гордиев узел, создав конфликтные комиссии, способные решать внутришкольные проблемы. Действительно, сегодня в школе это делать практически некому. Либо такие конфликты не разрешаются и приводят к самым плачевным последствиям, либо решаются административно.

Менее ясным на сегодня представляется блок, связанный с материальным обеспечением. В Англии советы утверждают бюджет школы. У нас речь пока может идти только о согласовании. Участники семинара - директора предложили передать советам и функцию, связанную с организацией конкурсов на оказание различных услуг школе. За советами осталась и роль попечителей. Они смогут привлекать дополнительные финансовые и материальные ресурсы, необходимые для развития школы.

Константин СУМНИТЕЛЬНЫЙ, кандидат педагогических наук