В те далекие 1920-е годы, на которые пришлось детство Степана Анастасовича и его братьев, они были далеки от политики, их не интересовал морально-политический и психологический климат в молодом рабоче-крестьянском государстве. Конечно у него, как и у других детей тогдашнего руководства, не было голодного детства, но, как вспоминает сам Степан Анастасович, и изобилия со вседозволенностью в поведении тоже не было. Как и все, учились в школе, дружили с ребятами, что жили в районе знаменитого «Дома на набережной». Как многие сверстники, жили мечтами о героических подвигах во имя любимой Родины. В отличие от других они могли свободно ходить в гости к друзьям в дома И. Сталина, Н. Калинина, С. Буденного, К. Ворошилова, М. Фрунзе и др. Вместе со своими однокашниками они бегали смотреть на показательные полеты самолетов, завидовали нашим первым всемирно известным летчикам Байдукову, Чкалову, Грицеву. И... мечтали о небе.

Именно эта мечта и привела в 1939 году молодого Степана Микояна и его друзей - Т.Фрунзе, В.Ярославского, В. Сабурова, Р. Павлова, О. Баранцевича - в первую в мире военную авиационную школу летчиков - в знаменитую Качу, где в это время уже учился сын самого Сталина Василий. То, о чем тогда мечтали дети наших руководителей, высказал в своем письме к приемному отцу К. Ворошилову Тимур Фрунзе: «Дорогой Климент Ефремович! Выбор моей профессии предопределен историей. В современной войне самым грозным оружием будет авиация. Я хотел бы владеть им. Вы не раз повторяли мне слова отца: «Мой сын будет настоящим большевиком. На нем должна быть двойная ответственность: фамильная - кадрового революционера и преемственность молодого поколения». Это справедливо, и я буду выполнять это всегда».

В этой короткой цитате как в зеркале отражаются мнение и чаяния предвоенного поколения. Беззаветная любовь и преданность Родине, безграничное уважение и почитание своих родителей, огромное желание быть полезным для государства и готовность отдать жизнь за интересы своего народа. Конечно же, были и великий романтизм, желание освоить геройскую и почетную профессию военного летчика-истребителя. Все это можно было осуществить в первой военной авиационной школе летчиков, образованной в 1910 году под г. Севастополем на берегу речки Кача.

Здесь в предвоенные годы переучивались будущие маршалы авиации, военачальники, политработники, желавшие связать свою судьбу с авиацией. В 1939-1941 годах они учились в эскадрилье майора Ф. Гайдамака. Группу из числа сыновей руководителей страны Степана, Владимира Микояна, Тимура Фрунзе обучал молодой летчик Коршунов. Вот что о нем написал К.Е. Ворошилову Тимур: «Инструктор у нас замечательный. Лейтенант Коршунов, он окончил Качу отличником и имеет уже 3 выпуска».

Сам Степан Анастасович относился к своему инструктору лейтенанту Коршунову с трепетом. В своих воспоминаниях о первом инструкторе лейтенанте Коршунове Микоян пишет так: «Хороший инструктор не только учит летать - он и воспитатель. Коршунов был именно таким инструктором. Думаю, что я многим обязан моему инструктору и тепло вспоминаю его до сих пор».

В Каче Степан Микоян встретил начало войны. Вот как он об этом вспоминает: «Ранним воскресным утром старшина 7-й эскадрильи громким голосом объявил тревогу. Мы с Фрунзе бежали рядом, в полном боевом снаряжении. Так 22 июня 1941 года наша эскадрилья, которой командовал майор Гайдамак, встретила Великую Отечественную...»

Летной группе, впрочем, как и всем курсантам с началом войны была изменена программа летной подготовки. Ввели полеты строем, воздушные бои, стрельбы по наземным целям. Всем хотелось быстрее на фронт. Боялись, что фашисты будут разбиты без их личного участия. Но Кача получила приказ на перебазирование в Красные Кучи, а там то снабжение с перебоями, то погода подводит, то самолеты забрали на фронт. Как вспоминает Степан Анастасович, в 1941 году их летную подготовку взял под личный контроль Василий Сталин - к тому времени начальник инспекции ВВС. И дело пошло.

Выпускник 1940 года В. Попутько в своих воспоминаниях о Т. Фрунзе, С. Микояне пишет так: «В 1941 году Кача дала крылья трем сыновьям видного партийного и государственного деятеля А.И. Микояна - Степану, Владимиру, Алексею. Их обучил инструктор Федор Семенович Крюк. В этот период в Каче учился и Тимур Фрунзе.

И вот как-то в конце 1941 года Ф.С. Крюк попросил меня провезти в паре на боевое применение С. Микояна. Вдвоем на самолетах УТИ-4 мы поднялись в небо в отведенную зону, он - с Тимуром Фрунзе, я - со Степаном Микояном. Отработав положенное упражнение, мы возвратились на аэродром. Они все вместе благодарили меня за выполненный провозной полет».

О необычайной скромности Степан Анастасовича говорит еще один пример из его жизни. Когда в 1941 году они закончили Качу, то им с Тимуром Фрунзе присвоили звание «лейтенант», а остальным ребятам - «сержант». Вот что пишет по этому поводу сам Степан Анастасович: «...нам присвоили звания лейтенантов. Ясно было, что это дело рук Василия Сталина, а «обосновал» он это расширенной программой обучения и отличными нашими успехами. Конечно, было приятно получить офицерское звание, но я все же ощущал неловкость и говорил, что хотя бы уж присвоили звание младшего лейтенанта».

В качестве летчиков-инструкторов никто из их группы оставаться не пожелал. Как и все, они рвались на фронт. Воевал Степан Анастасович в составе 11-го истребительного полка 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО. Полк базировался на Центральном аэродроме в Москве. С огромной теплотой он вспоминает своих товарищей: командира полка майора Кухаренко, комиссара полка майора Вакуленко, командира звена Лапочкина, летчиков Ковалева, Головатого, Миккельмана, Верблюдова.

В тринадцатом боевом вылете Степан Анастасович был сбит, как потом выяснилось, своим летчиком Михаилом Радионовым. Впоследствии тот погиб, выполнив двойной таран самолета противника Ю-88. Ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Сам Микоян выполнил вынужденную посадку в поле, чудом остался жив, но сильно обгорел и сломал ногу. Врачи поставили его снова «на крыло», но травмированное колено оставило память о войне на всю жизнь. До сегодняшних дней Степан Анастасович иногда заметно прихрамывает, однако это не мешает ему в 85 лет уверенно управлять автомобилем в городской суете. За рулем авто этот человек чувствует себя так же уверенно, как и в кабине боевого самолета.

Воевал Степан Анастасович и в составе 434-го истребительного авиационного полка под командованием В. Сталина. Защищал Сталинград. Летал в эскадрилье И. Клещева. В составе этого же полка воевал и его брат Владимир Микоян, который отдал в одном из боев свою юную жизнь, защищая Родину. Только в течение трех недель октября 1942 года 434-й иап сбил 82 немецких самолета, но и сам потерял 25 самолетов и 16 летчиков. Без всяких прикрас в своих воспоминаниях С. Микоян говорит о том, какие нелепые и обидные, досадные случаи приводили к смерти грамотных и отчаянных летчиков полка. Особенно его потрясла смерть командира полка майора Иван Клещева, который погиб 31 декабря 1942 года, пытаясь выполнить перелет в Москву с аэродрома Рассказово. Из-за сильного снегопада на посадочном курсе тот не смог определить высоту выравнивания и столкнулся с землей. Самолет сгорел, летчик погиб. А до того майор Клещев лично сбил 24 самолета и 32 - в групповых воздушных боях. Был награжден Звездой Героя Советского Союза, представлен к этому званию повторно... Помнит Степан Анастасович и смерть своих друзей Фрунзе, Хрущева, Карнагонка, Абросимова, Стародуба, Гарама, Марикуца, Иванова...

Сразу после окончания войны Степан Анастасович поступает в Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Н.Е. Жуковского. В своих воспоминаниях того времени Степан Анастасович пишет коротко, но емко: «...нам, в дальнейшем летчикам-испытателям, академия дала очень много».

Летом 1951 года Сергей Дедук, Игорь Емельянов, Александр Щербаков, Георгий Баевский, Владимир Ильюшин, Степан Микоян стали летчиками-испытателями Государственного Краснознаменного научно-испытательного института (ГК НИИ) и внесли свой весомый вклад в развитие военной авиации.

Микоян налетал более 3 500 часов, освоил 102 типа летательных аппаратов. В 1964 году ему был вручен нагрудный знак «Заслуженный летчик-испытатель СССР», а в 1975 году за проявленное мужество, героизм и огромный вклад в летно-испытательную работу ему присваивается звание Героя Советского Союза.

В 1979 году Степан Анастасович становится кандидатом технических наук, работает в ОАО НПО «Молния». При его активном участии и руководстве испытывался орбитальный корабль «Буран». Он был заместителем генерального директора по летным испытаниям и при такой должности лично сам руководил с выносного командного пункта первыми посадками этого летательного аппарата на специально подготовленную грунтовую полосу на аэродроме во Владимировке. Не один человек под его руководством осваивал космическое пространство по программе подготовки к полету этого уникального орбитального корабля. Степан Анастасович с благоговением относился и относится до сих пор ко всему, что связано с летно-испытательной работой в авиации и космосе. В 1997 году Степан Анастасович вторым из летчиков-испытателей СССР и России избран почетным членом Общества летчиков-испытателей-экспериментаторов, что является мировым признанием его заслуг в развитии авиастроения и космонавтики.

В преддверии своего 85-летнего юбилея Степан Анастасович Микоян закончил работу над исключительно интересной и полезной книгой о трудной и романтической профессии летчика-испытателя, о кропотливом труде авиационных конструкторов.

Выпускники старейшего в мире Качинского высшего военного авиационного ордена Ленина Краснознаменного училища летчиков им. Мясникова сердечно поздравляют юбиляра с 85-летием и желают ему долгих лет жизни, больших успехов на поприще писателя-мемуариста, крепкого здоровья.