Статфакт

По данным американского Института Гэллапа, о скинхедах слышали чуть более 70 процентов россиян. Большинство неосведомленных - женщины. Скинхеды лучше известны молодежи, людям с высшим образованием, а также москвичам. Чем крупнее город, тем более знакомо его жителям это явление.

Лишь 4 процента граждан одобряют действия бритоголовых. В то же время каждый девятый молодой человек поддерживает скинхедов в той или иной степени. Каждый десятый опрошенный считает, что ничего с бритоголовыми поделать нельзя: не надо их ни поддерживать, ни запрещать. Но 80 процентов убеждены, что государство должно с ними бороться - вплоть до изоляции в тюрьмах.

Осенним вечером Михаил Проскурин и три его товарища пили пиво в подъезде. Потом пошли «прогуляться» по трамвайным путям. Округа сотрясалась от пьяных воплей - парни скандировали любимое четверостишие омских скинхедов: «А ну-ка давай-ка, проваливай отсюда! Россия для русских! Омск для омичей! Мы «чурок» перережем, повесим всем «хачей». Россия для русских! Омск для омичей!» 33-летний водитель троллейбуса Галимжан Бусурманов тем временем шел домой. По тем же трамвайным путям. Детдомовец, уроженец Москаленского района, последнее время он жил в Омске. Был тихим и скромным человеком. Просто был, пока не встретил этих четверых.

«Скины» набросились на мужчину. Окружили, стали оскорблять. Вошедший в раж Проскурин ударил человека охотничьим ножом, который всегда носил при себе. Еще и еще раз: нанес незнакомцу шесть ударов в спину и один - по правому плечу. Убегая с места преступления, приятели продолжали выкрикивать: «Нерусским здесь места нет, таких надо убивать!»

Через несколько минут израненного и истекающего кровью казаха увидел прохожий-пенсионер. Вызванная им «скорая» ехала 50 минут. Галимжан все это время находился в сознании. Он успел рассказать спасителю, что незнакомцы выкрикивали расистские лозунги. «Сволочь нерусская» было самым мягким из услышанных им оскорблений. Потом он почувствовал удары ножа в спину...

Галимжан Бусурманов скончался той же ночью на операционном столе. Нападавших вскоре нашли. Но на скамье подсудимых оказался только Проскурин - именно он, по версии обвинения, орудовал ножом. Остальные по закону считаются лишь свидетелями.

В день, когда Лому выносили приговор, зал Омского областного суда был набит бритоголовыми. Обвиняемый Михаил Проскурин выдвинул свою версию произошедшего. Он объяснил, что убийство - просто роковая случайность. Казах, шедший навстречу четверым незнакомцам, нечаянно задел плечом товарища Михаила. Завязалась потасовка. Причем Бусурманов оказался сильнее, умудрился повалить противника на землю и даже сел сверху, продолжая бить поверженного. Проскурин, по его словам, пытался растащить дерущихся, но безуспешно. Тогда он несколько раз ударил «озверевшего» прохожего ножом - не убийства ради, а токмо ради спасения друга. Во время обыска у него были обнаружены литература, рисунки, музыка националистического содержания, но Михаил уверяет, что собирал материал для написания книги о неформальных движениях, к коим относятся не только скинхеды, но и репперы, толкиенисты. Татуировку в виде кельтского креста на плече с аббревиатурой «белого движения бритоголовых» Проскурин сделал в 17 лет, действительно тогда увлекшись идеологией бритоголовых, от которых позже отошел. По заявлению адвоката, подсудимый очень увлечен российской историей и обеспокоен настоящим и будущим своей страны.

Но обвинение в роковую случайность не поверило. Свидетели подтверждают, что убийство произошло из-за расовой ненависти. Сотрудница администрации омского педагогического колледжа №1 рассказала, что Проскурин поначалу стремился к учебе, ради чего и приехал из Муромцевского района. Потом стал «тусоваться» в сквере, находящемся хоть и в центре города, но имеющем дурную славу. Уж очень похожие парни там собираются: бритые головы, тяжелые ботинки, короткие кожанки. Сначала Михаил прогуливал, брал академические отпуска, потом сделал наколку, перестав скрывать свои убеждения. По словам сотрудников колледжа, они пытались разговаривать с молодым человеком, опасаясь за других ребят. Некоторые успели попасть под влияние Лома. Неизвестно, что произошло бы дальше, если бы не суд...

Заключение медэкспертизы подтвердило, что на теле погибшего, кроме колото-резаных ранений, не обнаружено следов, свидетельствующих о самообороне. То ли не успел Галимжан, то ли, будучи детдомовцем, знал, что бороться с толпой подростков бесполезно. Суд согласился с доводами государственного обвинения: за причинение тяжкого вреда здоровью человека на почве расовой ненависти, повлекшего смерть, Михаилу Проскурину назначено наказание в виде одиннадцати лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

Выходя из здания суда, бритоголовые считали, сколько будет четверокурснику Проскурину, когда он выйдет из зоны. Почти столько же, сколько убитому им человеку... Родители Михаила шарахались от его друзей. Простые люди из глубинки, всю жизнь честно работавшие, заслужившие уважение сельчан, не могли понять, что стало с их мальчиком в большом городе. Они мечтали, чтобы сынок-отличник вернулся в деревню учителем. Сокурсница Проскурина плакала:

- Мы в шоке. Может, вам трудно поверить, но мы знали Мишу только с хорошей стороны. Он умел общаться, притягивал к себе людей - начитанный, интеллигентный. Еще рядом с ним было спокойно, никто не мог обидеть. Когда мы узнали, что Михаил убил человека, даже не сразу поверили. Как можно ударить человека ножом? Шесть раз, чувствуя, как нож входит в тело. Мы пытались говорить со «скинами», но они нас не поняли. Для них он - Лом и во всем прав. Сейчас всем товарищам Михаила очень трудно. Наши родители, узнав о случившемся, запаниковали. Мне жаль, что все так случилось. Жаль человека, которого загубил Михаил. Жаль Михаила, загубившего свою жизнь.

Девочку услышал пенсионер, пытавшийся спасти Галимжана:

- Это позор. И плакать не о чем. Нет оправдания такому преступлению. Разве можно убивать человека за то, что он казах или еврей? Я не оторван от жизни: смотрю телевизор, читаю газеты, наслышан о питерских и московских скинхедах. Но у нас в Сибири? У нас 120 национальностей всегда жили в мире. Кто стоит за скинхедами? Кто поддерживает? Кто позволяет распространяться этой заразе? У меня подрастает внук, ему сейчас восемь лет. И я боюсь за его будущее. Как уберечь ребенка, чтобы он не стал ни жертвой, ни преступником? Мы живем на границе с Казахстаном, у меня друзья - казахи. Я раньше даже не обращал на национальность людей внимания. По-моему, это «бритоголовым» не место в Омске. Нужно от них избавляться, пока не поздно.

Пенсионер, конечно, прав. Нельзя убивать человека за то, что он казах или еврей. Национализм возникает там, где нет национальной идеи. Или наша идея - вечная война? Можно, конечно, обвинить преподавателей педагогического колледжа №1 - как они допустили, что из деревенского «ботаника» вырос звереныш? Только обвинения будут напрасны. Все в порядке в педагогическом колледже и с воспитательной работой, и с патриотической, и с досуговой. Просто трудно педагогам бороться за души детей вопреки политике государства. Молодежь ведь живет не в колледже или в школе, а в России - стране, где нарастает социальное расслоение. Судя по характеристикам, которые дали Михаилу друзья и педагоги, у Лома большое криминальное будущее. Человеку с задатками лидера вряд ли хотелось прозябать сельским учителем, он наверняка мечтал о доблестях, о подвигах и славе. Научное будущее ему не светило - на платное обучение в вузе у Проскурина не хватило бы денег, на бюджетное - таланта и связей. Вот Лом и нашел себя где мог. Я искренне верю, что он глубоко интересовался историей и современностью России. И к сожалению, выбрал сферу применения своих сил вполне сознательно. Реформа высшего образования вряд ли поможет молодым - лишь закрепит и углубит социальное расслоение общества.

Как-то незаметно наша страна из интернациональной превратилась в общество «своих» и «чужих». Про милосердие забыли даже медики - и «скорая», которая почти час добиралась до истекающего кровью Галимжана. Национальные проблемы, особенно на Кавказе, только обостряются. Попытки их урегулирования в основном силовые. В общем-то, те же, что у скинхедов. К тому же нарастает пропаганда милитаризации в сочетании с антитеррористической кампанией. А про антифашистскую пропаганду средства массовой информации вспоминают 9 Мая, да и то не всегда. Примерами для подражания молодежи вдруг стали великодержавные монархи и белогвардейские полководцы, не отличающиеся ни миролюбием, ни стремлением к равноправию людей. Наверное, могла бы помочь вера, но религиозная работа, на мой взгляд, носит довольно односторонний характер. Лично я не хожу больше в православную церковь. Потому что верю - Бог один для всех, а в церкви меня убеждают, что православный - важнее всех. Между прочим, по наблюдениям исследователя российской скин-культуры Александра Тарасова, большинство скинхедов лояльно относятся к власти, прямо идентифицируя ее с фигурой президента Путина. С их точки зрения, правительство Путина движется в верном направлении, но слишком медленно и слишком еще зависимо от «наследия Ельцина», или другой вариант - от «евреев-олигархов». Значит, надо ему помочь. Лозунг бритоголовых «Будем мочить чурок в сортире!» что-то очень сильно мне напоминает. От борьбы с «расовым» противником скинхеды, считая себя истинными патриотами, перешли к войне с политическим и культурным «врагом»: панками, репперами. Кто следующий? Тот, кто мешает властям?

Строго говоря, скинхеды в России - явление фактически неизученное. Но о них теперь много говорят и пишут. Бритоголовые стали модной темой - с ними связывают большинство нераскрытых преступлений против нерусских. Даже генеральный прокурор России в начале 2005 года публично признал, что в России действуют 40 тысяч скинхедов. Это удобно - списывать на них преступления. Впрочем, запугивание «национал-шовинистической опасностью» во все времена использовалось властью для расширения полномочий спецслужб и ограничения гражданских прав.

Юность всегда революционна. Ей мало «акций добра». Ее энергия требует выхода - ей надо либо строить, либо разрушать, на меньшее она не согласна. Молодые не желают быть зрителями в этом мире. Первого апреля пятнадцать молодых омских активистов разных партий и обществ провели «театрализованное» шествие. С пионерским барабаном они прошли по центру Омска. Юные оппозиционеры несли в руках рукописные плакатики: «Продай Омск - купи BMW». Заодно они поднимали настроение землякам призывами «За продление светового дня на 18 часов», «За отмену выплаты зарплаты». Прохожие смеялись и удивлялись: вслед за колонной юношей и девушек, держа дистанцию, двигались серьезные мужчины в черном с фотоаппаратами, видеокамерами, наушниками и блокнотами. По данным молодежных организаций, в этот день сотрудники милиции задержали на подходе к месту сбора не менее восьми потенциальных участников молодежной театрализованной акции протеста. Примерно та же история повторилась 24 апреля, в День всемирной солидарности молодежи, когда молодежные организации проводили шествие и пикет «против милицейского произвола». Юные, протестующие вполне мирно, для власти гораздо опаснее, чем аполитичная шпана, совершающая преступления против граждан. Но вот что страшно - по словам Александра Тарасова, в криминализированной молодежной среде престижнее стало называться скинхедом, чем хулиганом. До сих пор ни одна пришедшая с Запада молодежная субкультура никогда не сливалась со шпаной, теперь же расизм и ксенофобия не воспринимаются этой средой как что-то чуждое. И если такая тенденция сохранится, считает Тарасов, мы скоро получим новую молодежную субкультуру - она заменит традиционную взрослую уголовную субкультуру, которой до последнего времени совершенно не были присущи расистские взгляды. А что же современное «взрослое общество»? Оно занято собой, играет в свои политические игры, пытаясь покрасить их в свои «цвета», и не способно предложить молодежи привлекательное и авторитетное для нее мировоззрение.

Омск