На втором чтении постоянно брал слово только Олег Смолин, а отвечала ему с трибуны представлявшая закон от имени думского Комитета по образованию и науке Валентина Иванова. Со стороны все выглядело странновато: Смолин критиковал комитет, как будто он там не первый зам. председателя, а Иванова защищала его как просто зампред. Смолин несколько раз просил предоставить слово члену общественной палаты Любови Духаниной, но ему в этом отказали. Дескать, не рассматривал Совет Госдумы такую возможность, и точка. Так и остались возражения Общественной палаты при ней, впрочем, заключение палаты раздали и депутатам, и журналистам. Палата не понимает, как наказывать родителей, если дети не учатся, как можно заставить детей учиться: малы, чтобы санкции применять. Она предложила обязать власти создавать условия для получения гражданами общего образования. Надо сказать, что после первого чтения закон немного похорошел: оставлять в старших классах неуспевающих на второй год не будут - предложат иные формы получения образования. Учиться дети смогут до 18 лет, несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым, содержащимся под стражей, создадут условия для самообразования, кроме того, с ними будут проводить культурно-воспитательную работу (!).

Переводить неуспевающих по одному предмету из класса в класс будут и создадут условия для ликвидации хвоста в течение следующего учебного года, неликвидировавших оставят на второй год, переведут в классы компенсирующего обучения или отправят получать образование в иных формах.

Олег Смолин предложил не исключать неуспевающих, если им не даются какие-то предметы, а оставлять и обучать по тем, которые даются, и выпускать из школы с двойками в аттестате. На вопрос, а как же так возможно, Смолин ответил, что при нынешнем законе Пушкин, как известно, не любивший математику и другие естественные предметы, до выпуска в Царкосельском лицее не дошел бы никогда. Его перевели бы в класс компенсирующего обучения или послали учиться в иных формах. В результате дети никогда бы не получили произведения, которые изучают в школе, почитая классика русской литературы. Образные выражения Олегу Николаевичу не помогли убедить депутатов в своей правоте, тех не испугало даже намерение фракции КПРФ не голосовать за закон. Большинством голосов «единороссы» все приняли и одобрили. Оппозиция уповает на то, что Совет Федерации РФ такой закон не пропустит, тем более что Дума отвергла и большинство поправок сенаторов. Но рассчитывать на это по меньшей мере наивно, так как вступить в силу закон должен с 1 сентября 2007 года.

Иная судьба у еще одного закона, вызывающего бурные дискуссии в обществе. Речь идет о законе об уровнях высшего образования. Его Дума должна была рассмотреть в весеннюю сессию, и даже был назначен день - сначала 3, а потом 4 июля. Однако уже третьего июля стало известно, что чтение закона перенесено на осень. Остается догадываться, что произошло, ведь парламентское большинство было готово принять закон. Кто-то очень влиятельный внес коррективы в планы Думы. Рассчитывать, что депутаты прислушались к голосу Общественной палаты, Российского союза ректоров или педагогического сообщества, не приходится, ведь общество давно уже не может повлиять на те решения, которые принимает законодательная и исполнительная власть в области образования. Это значит, что с 1 сентября 2007 года закон о бакалавриате и магистратуре не вступит в действие, событие отложат до 1 января или 1 сентября будущего года, а там уже будет сначала новая Дума, а затем и новый президент. Как они отнесутся к новым уровням высшего образования, предсказывать трудно.