Общество пока не заметило перемен к лучшему

Недавно мне прислали брошюру «Как улучшить свою жизнь на работе». Мысль ее автора такова: если ты неудовлетворен тем, как к тебе относятся, у тебя есть два варианта поведения. Первый - продемонстрировать свое отсутствие: пусть люди увидят, как им без тебя плохо, и начнут лучше относиться к тебе. Это очень рискованный вариант (отряд может не заметить потери бойца!). Другая тактика - демонстрировать эффект присутствия: пусть люди увидят, как им с тобой хорошо, и начнут адекватно оценивать тебя.

Отношения между системой образования и обществом в принципе тоже укладываются в эту схему, ибо демонстрировать эффект отсутствия рекомендуется тогда, когда ты понимаешь, что терять больше нечего. Кстати, система образования уже прошла это в 90-е годы, когда учителя, педколлективы объявляли забастовки, чтобы продемонстрировать обществу, как опасно отсутствие в его жизни системы образования. Но сегодня, мне кажется, появилась тенденция улучшения отношения общества к системе образования. Приоритетный национальный проект «Образование» - один из элементов выражения этого. Мы понимаем, что это еще совершенно не тот уровень отношений, который бы всех нас устроил, но, наверное, все же наступил тот момент, когда система образования должна максимально демонстрировать эффект своего присутствия, своего влияния на улучшение жизни общества.

В результате реализации национального проекта несколько улучшилось отношение к классным руководителям. Но если мы не сумеем продемонстрировать обществу, что это приводит к повышению результативности их работы, то у кого-то возникнет сомнение в правильности поддержки классных руководителей. А ведь результаты в самом деле есть. Во многих регионах медленно начался процесс изменения даже в статистике: снижаются показатели по правонарушениям подростков, по отсеву учащихся. Надо понимать, что все это напрямую связано с работой классных руководителей. Изменяется к лучшему их отношение к детям, они становятся более терпимыми, изменяется характер взаимоотношений с родителями. Классный руководитель действительно становится интегратором взаимодействия педагогического коллектива с родительским и ученическим коллективами.

То же самое можно сказать о лучших учителях. Наша задача -продемонстрировать обществу, что эти люди не зря получили свои награды, не зря получат их следующие. Это в самом деле улучшает работу всей системы образования. Если мы этого не демонстрируем, у общества возникают вопросы.

Если мы не показываем, что благодаря лучшим школам, благодаря их привлечению к работе с другими образовательными учреждениями происходят серьезные позитивные изменения для общества, зачем это делать? То же самое касается полученного нами оборудования. Меня очень расстраивает ложно понимаемое чувство социальной справедливости. У меня самого обостренное чувство эффективности: если мы ставим в школе замечательную физическую лабораторию, но пользуются ею только семь учеников, то это не социальная справедливость, это желание ублажить свою совесть, убедить себя, что мы не забыли этих семерых. Но при этом мы забираем у семидесяти учеников. Общество не заметило, что мы поставили оборудование. Поэтому я хочу, чтобы эффективность использования этого оборудования продемонстрировала обществу, что мы сделали это не зря.

Если мы используем школьные автобусы для того, чтобы из хорошей, уютной малокомплектной школы, которую мы почему-то считаем неконкурентоспособной, возить детей в огромную, холодную, не имеющую нормальных учителей (а в нашей практике такое случается), тогда у нас нужно отобрать эти автобусы, чтобы нам неповадно было это делать. Если жизнь детей не улучшается, то зачем нам дали эти автобусы?! То же самое и с подключением школ к сети Интернет: общество не замечает, что от этого что-то изменилось.

Мы должны научиться демонстрировать обществу эффект своего присутствия. Я много вижу презентаций в школах, и кто бы ни сидел в зале, в трехстах случаях из трехсот презентация рассчитана на приехавших начальников. Потому что это мы, начальники, так загнали школу и директоров, что им важнее понравиться чиновнику, заехавшему на два часа, чем живущим рядом бабушкам, дедушкам, мамам, отцам, братьям, сестрам тех детей, которые учатся в этих школах. Я ни разу не видел презентации, которая была бы написана на понятном языке для родителей, она всегда выстроена в интонациях отчета перед начальством.

Мы довольно регулярно получаем анализ общественного мнения в регионах. Мне всегда казалось, что в тех субъектах РФ, где вузы получили гранты в рамках нацпроекта «Образование», общественное мнение об этом проекте должно значимо отличаться в лучшую сторону от общественного мнения в тех регионах, где нет вузов-победителей. На самом деле, ничего подобного: общество не заметило, не знает, что базовый вуз субъекта РФ получил значимый дополнительный ресурс для своего развития. Это уже не наша беда, а наша вина. Если отношение общества к системе образования не изменится в лучшую сторону, очень трудно будет той же власти увеличивать ресурс, вкладываемый в систему образования. Общество может этого не понять.

Говоря о комплексных проектах модернизации образования в субъектах РФ, нам нужно понимать, что именно здесь заложена основа изменения отношения общества к системе образования. Если какие-то перемены внутри системы общество может и не оценить, то уж результаты комплексной модернизации оно должно заметить. Если этого не произойдет, будет странно. Поэтому мы очень надеемся, что в тех субъектах РФ, которые всерьез за это взялись, опросы через какое-то время покажут, что общество существенно продвинулось в позитивных оценках.

Вокруг целей и задач комплексных проектов уже существует много мифов, далеко не позитивных для системы образования. Генеральная цель комплексных проектов - создание условий, возможностей всем школьникам в субъектах РФ (а в итоге - всем школьникам России) для получения качественного образования. Можно многое вписать в эти условия, но, на мой взгляд, есть четыре абсолютно инвариантных условия, которые, может быть, не достаточные, но уж точно необходимые.

Во-первых, это высококвалифицированный учитель по каждому школьному предмету. С этим у нас беда. То, что формально 80% педагогов имеют высшее образование, совершенно не показатель высокой квалификации учителей по каждому предмету, потому что высшее образование и высшая квалификация, записанные в дипломе, зачастую не совпадают с предметом, который ведет учитель, и ничего для повышения его квалификации мы не делаем.

Во-вторых - современное оснащение. Можно сколь угодно говорить, что главное - это общение между учителем и учеником, но я видел, насколько оно эффективнее, когда у учителя в руках есть еще и все современные инструменты. Я побывал на нескольких уроках математики у молодых учителей и понял, что производительность их учебного труда вместе с учениками на порядок выше, чем у меня, учителя математики образца 80-х годов. И дети, кстати, легко воспринимают все эти новые инструменты, потому что привыкли к ним в жизни. На уроках молодых учителей устают сидящие рядом со мной ровесники, потому что для нас это немного непривычная среда, созданная педагогом. Для детей это облегчение.

В-третьих - безопасные и комфортные условия. Приезжаю в школу и вижу, что она начинается не с удобного гардероба, а со стенда про личностно-ориентированное образование. А личности, стоящей возле этого стенда, негде нормально раздеться. Дальше тебе показывают десяток папок про личностно-ориентированное образование, но любая просьба показать, где эта личность может сходить в туалет, поесть, натыкается на разговор, что для этого нет ресурсов. Я немало лет отработал директором школы и знаю, что ресурс нужен. Но еще я знаю, что нужно выбирать приоритеты. Если ты занимаешься личностно-ориентированным образованием для отчета перед заехавшим чиновником, то можно обойтись и папками. Если же ты занимаешься этим для учеников, то, как правило, находятся ресурсы для того, чтобы сделать нормальный гардероб, туалет, столовую и так далее.

В-четвертых, не может быть нормального воспитания и обучения, особенно в старшем возрасте, без полноценной, насыщенной среды общения со сверстниками. Педагогический снобизм, когда мы думаем, что в гувернерском режиме воспитаем замечательную личность, неуместен. Наше счастье, что в советской старшей школе всегда были классы «А», «Б», «В», «Г» и зачастую «Д». Нам было с кем соревноваться, дружить. Мы развивались в полноценной, насыщенной среде общения. Сегодня мы позволили директорам в городах в угоду их снобизму сделать все школы средними с одним классом в параллели. В результате среда общения искусственно заужена и обеднена. Это не экономическая, а педагогическая проблема, которую мы не хотим решать.

Для обеспечения четырех перечисленных условий нужны не механизмы администрирования, командования (этих убрать, тех назначить, тут открыть, там закрыть!), а нормальные экономические механизмы, которые, будучи запущенными, сами приведут к тем результатам, о которых я говорю. Определить эти механизмы достаточно просто: нужно направлять ресурс туда, где с максимальной эффективностью будут обеспечиваться эти условия.