Итак, что сделано? Сначала встретив Болонский процесс в штыки, с большим опозданием профсоюз все же определил свою позицию по отношению к нему, которая была выражена в резолюции международной конференции, прошедшей в 2006 году под эгидой ЦК Профсоюза работников народного образования и науки РФ.

Отдельные профсоюзные организации, в основном в крупных университетах, на уровне своих учреждений включились в работу по реализации Болонского процесса. Но упущения уже есть. Прежде всего не была организована информационно-разъяснительная работа с преподавателями, студентами, членами профсоюза. Еще год назад на конференции в Екатеринбурге, а затем и в Санкт-Петербурге приводились социологические данные, которые свидетельствовали о неинформированности преподавателей и студентов о сути Болонского процесса. Честно говоря, знания были нулевыми. Изменилось ли что-то в положительную сторону с тех пор? Нет. Мы задали вопрос, что вы знаете о Болонском процессе, председателям профорганизаций крупных вузов. Результаты таковы: две трети преподавателей информированы о том, что такое Болонский процесс, а вот студенты никакого представления о нем не имеют. Аргументы «за» и «против» пока приводятся слабо.

Отсутствие информации - первый фактор, который вызывает бездеятельность профорганизаций и членов профсоюза. Второй фактор - долгое отсутствие определенной позиции профсоюза. Третий - отсутствие анализа ситуации, в том числе нормотворческой, и возможности реализации Болонского процесса в России. Четвертый фактор - отсутствие прогноза развития событий, исходя из процессов, происходящих в России. Изучение печатных материалов подтверждает, что реализация Болонского процесса нормативно обеспечивается исключительно Министерством образования и науки РФ. Это определение вузов-координаторов, создание рабочих групп, разработка стандартов образования, пересмотр направлений подготовки и так далее. На уровне самих вузов реализация носит инициативный характер и зависит от позиции ректора. Сейчас в вузы приходит новая генерация управленцев, и думаю, в связи с этим отношение к Болонскому процессу будет сильно меняться. Такие управленцы должны появиться и у нас в профсоюзе. Профсоюз с самого начала не был привлечен к разработке механизма включения в Болонский процесс, не инициировал его обсуждение в коллективах, не участвовал в практической работе. На мой взгляд, это не верно и не дальновидно.

Нам нужно попенять и международным профсоюзным организациям, в частности Интернационалу образования, за то, что они поздно - в 2005 году - высказали свою позицию, за отсутствие на сегодняшний момент информации о практических шагах наших политиков и о проблемах, которые возникали в европейских странах и возникнут в России в ходе реализации Болонского процесса. Думаю, что такое пассивное отношение к Болонскому процессу в России вызвано тем, что вступление в него рассматривается как отдаленная перспектива, а у нас много других, более насущных вопросов. На самом деле это серьезная ошибка.

Модель развития Европейского образовательного пространства основана на унификации наиболее конкурентоспособных организационных элементов образования. Английского, немецкого, французского или любого другого - не суть важно. Ясно одно: модернизация в условиях России происходит в последние пятнадцать лет в логике интернационализации, в русле общемировых тенденций. Эти тенденции таковы. Прежде всего сокращение доли ВВП, то есть государственной поддержки системы высшего образования, отсюда расширение платности, возникновение многоканального финансирования, разработка образовательных кредитов и форм социальной поддержки малообеспеченных, социально обиженных граждан. Здесь же и пересмотр организационно-правовых форм, децентрализация финансово-хозяйственной деятельности, расширение автономии, частичный перенос отдельных функций управления и контроля с государства на гражданские институты общества, создание попечительских и наблюдательных советов, развитие разных форм студенческого самоуправления.

Мы наблюдаем, как от социального государства, которое содержало образование, мы переходим к субсидиарной ответственности государства и гражданина, а затем и к содействующему государству. Тому государству, которое готово поддерживать только автономию вуза, считая его главным добытчиком средств.

Количество студентов, обучающихся на бюджетных отделениях, значительно уступает числу студентов, получающих высшее образование за свой счет. Финансирование бюджета идет в размере около 4% ВВП. Если распространить его на всех остальных, платных студентов, то получится, что расходы на образование составляют чуть более 8% ВВП. А мы знаем, что бюджетное финансирование покрывает лишь 50% потребности вузов. То есть примерно 12-15% ВВП должно быть направлено в сферу образования. Неудивительно, что мы наблюдаем активные попытки дерегулирования и децентрализации в хозяйственно-управленческой деятельности вузов.

Если мы посмотрим на эту ситуацию с учетом еще одного немаловажного параметра - старения населения России, сокращения трудоспособной части населения, то можем прийти и к пересмотру многих требований профсоюза. Мы за социальную справедливость, но она не может быть равной по количеству и качеству для всех, ее уже надо просчитывать.

Особого внимания требует ситуация с переходом к массовому высшему профессиональному образованию, который затронул в последние 15 лет Центральную и Восточную Европу. В России за это время число вузов увеличилось более чем в пять раз, их теперь около 2000, число студентов возросло в два с половиной раза. Но именно у нас рост платного высшего профессионального образования стал косвенной, а может быть, и прямой причиной того, что государство пересматривает свои обязанности по отношению к ВПО, будучи не в состоянии полностью обеспечить бесплатное высшее образование для всех граждан. Это происходит не только в России.

Массовизация высшего образования - также следствие глобальных технических и информационных изменений. Объем информации и накопленных знаний удваивается каждые четырнадцать лет, а спрос на высшее образование растет ежегодно на 6 процентов. Если в 2003 году образование за рубежом получали 2,3 миллиона студентов, то к 2025 году ожидается, что их будет уже 7,2-7,3 миллиона. По отдельным оценкам, структура рабочей силы изменится так, что категория индустриальных рабочих сократится до пяти процентов, и это будут рабочие со школьным образованием, остальные - после окончания техникума или вуза. Естественно, это изменяет цель и содержание высшего образования, превращая его из института по воспроизводству элиты в институт перемешивания различных социальных слоев и формирования массового специалиста общества знаний.

Еще одна мировая тенденция - либерализация миграции, интернационализация образования, рост конкуренции между различными образовательными системами, которые привели к возникновению транснационального высшего образования. Может быть, пока не все из перечисленных тенденций ярко прослеживаются в России, но я абсолютно уверена, что в будущем они проявятся у нас даже резче, чем за рубежом. Если качество предоставляемых вузами услуг не будет соответствовать спросу международного рынка и внутренним запросам общества, то на нашей территории после вступления во Всемирную торговую организацию появятся другие страны со своими вузами. Поэтому прогноз и анализ становятся главными функциями в деятельности любой организации, которая хочет найти свое место в меняющемся мире.

Несомненно, главной задачей государства в воспитательной и образовательной политике становится создание конкурентоспособной, эффективной, качественной, доступной образовательной среды. Эта задача отвечает интересам всех участников, заказчиков, организаторов и потребителей образования. Государство не обеспечит прироста в национальном продукте и своего престижа, не обеспечив качества образовательных услуг. Без качества и эффективности вуз не обеспечит своей конкурентоспособности. Без доступного качественного образования не сделает карьеру студент, не получит конкурентоспособного работника предприниматель. Преподаватель без эффективного преподавания не сможет дать качественного образования.

На этом поле действуют и другие субъекты, заинтересованные в развитии системы образования. Среди них - профсоюз, который опосредованно представляет интересы тех или иных участников образовательного процесса. Наш профсоюз претендует на представление интересов преподавателей и студентов и должен иметь свою точку зрения на методы достижения главной задачи в образовании.

У профсоюза есть широкие возможности взаимодействия с различными структурами и субъектами. Самая главная задача профсоюза - это на первом звене, на уровне вуза и профсоюзной организации научиться решать свои проблемы. Для этого он должен сделать 7 шагов к успеху:

- участие в разработке программы развития вуза;

- участие в подготовке устава вуза;

- заключение коллективного договора;

- участие в коллегиальных органах управления (ученый совет, попечительский совет, комиссии);

- совместная работа с органами студенческого самоуправления;

- участие во внутривузовской системе оценки качества;

- контроль организации повышения квалификации.

Кроме общих целей, у нас, как участников образовательного процесса, есть свои интересы. Не буду анализировать интересы крупных участников образовательного процесса, остановлюсь только на интересах преподавателя и студента. Если мы посмотрим, как на них отражается Болонский процесс, то увидим, что для студентов это расширение их возможностей, дополнительные условия развития. Преподаватель должен работать больше, готовиться больше, он должен поменять свою психологию, меняется содержание его нагрузки. Поэтому фактически все интересы преподавателя учтены в Болонском процессе со знаком минус.

Поскольку заработная плата мала, стимулов не так много, а средний возраст преподавателей велик (58% российских профессоров старше 60 лет), становится очевидным, что преподаватель без мотивации станет не проводником новаций, а скорее тормозом для них. Что делать в такой ситуации вузу, какой должна быть позиция профсоюза, ведь мы представляем интересы и студента, и преподавателя? Вероятно, мы должны найти баланс интересов, должны сформировать свое мнение, свои требования, свои программы по повышению мотивации преподавателей, по привлечению молодых кадров.

На уровне профсоюза нам необходимо требовать приведения объема учебной нагрузки, в том числе с учетом ее видов, в соответствие с учебной нагрузкой в зарубежных университетах, обеспечить разработку и принятие программ не социальной поддержки, а повышения мотивации к работе в системе образования. Первый опыт создания программы социальной поддержки для работников вузов уже есть, но она очень сильно буксует и дышит на ладан, еще не будучи принятой. Нам нужно активно включаться в различные рабочие группы Министерства образования и науки РФ по мониторингу происходящих изменений в рамках Болонского процесса, а если не примут, то работать самостоятельно. Принципиально важно продумать вопрос об участии в системе повышения квалификации профессорско-преподавательского состава, как это делают многие профсоюзы, установить тесные взаимоотношения с объединениями работодателей и предпринимателей по трудоустройству выпускников, особенно бакалавров, составлять анализ и прогноз развития ситуации, проводить информационно-обучающие семинары, использовать имеющиеся технологии, например, форумы, для информирования и формирования общественного мнения и, конечно, самое главное - искать новые подходы к борьбе за заработную плату. Здесь, на мой взгляд, есть несколько возможностей. Первая - проводить забастовки, митинги и требовать повышения зарплаты. В этом случае результат будет зависеть от накала борьбы и массовости акций, но мы уже знаем, что былого накала сегодня нет. Второй путь - требовать и предлагать. Мы можем воспользоваться опытом профсоюзов, которые требуют установления более высокой заработной платы в течение 5 лет с разбивкой по годам, ведут переговоры не с Министерством образования и науки РФ, как мы, а с правительством, включают в переговоры только основные параметры: зарплата, дополнительные отпуска, дополнительные льготы к отпуску, единовременные выплаты, социальные гарантии и так далее. Конечно, очень трудно добиться изменения нашей системы социального партнерства на высшем уровне, но мы должны инициировать и начинать эти изменения. Третья возможность - активизация внутренних ресурсов вузов. Тут самым важным и сложным будет преодоление водораздела по определению роли образования как общественного блага, мерила социальной справедливости, или услуги с рыночными свойствами.

Образование как общественная ценность имеет свою стоимость, если цена услуги не оплачивается государством, то она будет оплачиваться обществом, потребителями этой услуги. Несомненно, социальная поддержки семьи и конкретного студента должна остаться в требованиях профсоюза, но мы не можем больше мириться с тем, что происходит в связи с Болонским процессом с преподавателем, основное предназначение которого - передача знаний, то есть оказание эффективной качественной образовательной услуги, востребованной обществом. Законодательно устанавливаемая ставка заработной платы растет примерно на уровне инфляции, в 2007 году она возрастет на 6%, в 2008 году - на 5%, в 2009 году - на 4%. Именно поэтому первичные профсоюзные организации должны инициировать активное использование внебюджетных средств для обеспечения более высокой заработной платы на основе оценки качества работы, ценности работника, на основе определения и пересмотра внутренних ресурсов. Такие примеры уже есть в разных вузах и в системе общего образования.

Все большие и большие надежды возлагаются нынче на администрацию вузов, в руках которой находятся основные рычаги по формированию конкурентоспособности высших учебных заведений. Автономия вузов сегодня - главный инструмент повышения их конкурентоспособности.

Роль профсоюзной организации трудно переоценить, от ее активности в вузе зависят справедливость условий найма и оплаты труда, степень участия трудового коллектива и студентов в управлении университетом, наличие социальных льгот и гарантий, приток молодых преподавателей и текучка кадров, вузовский патриотизм и общественная активность студентов. Для того чтобы профсоюзная организация справлялась с этими важными задачами, необходимо повышать потенциал профсоюзных лидеров, создавать систему материальных стимулов, обеспечивать карьерный и профессиональный рост председателей профсоюзных организаций и актива, омоложивать кадры, формировать чувства значимости своего дела, самоуважения. Без этого и многого другого поднять престиж профсоюзной работы в глазах преподавателей и студентов не удастся.

Нам, как мне кажется, нужно прогнозировать, какие изменения грядут, к чему они приведут и что нужно делать профсоюзу. Есть уже принятый закон об автономных учреждениях, который вполне укладывается в логику развития автономии и децентрализации. С самого начала профсоюз был против этого закона, но он принят. Так, может быть, нужно провести анализ и выработать нашу позицию - позицию не отрицания, а участия, чтобы его реализация не проходила без нас? Сегодня пропагандируется создание попечительских советов, так может быть, стоит обеспечить участие в них профсоюзной организации как представительного органа трудового коллектива? Такое же участие профсоюза нужно обеспечить и в процессе студенческого самоуправления. Создаваемые сегодня сверху органы студенческого самоуправления при наличии сильных лидеров могут занять наше место, и мы должны об этом думать, вырабатывать общие подходы к самоуправлению, находить свое место в нем.

Нас ожидает реструктуризация вузов, возможно, их разделение по категориям, как в Украине: национальные, системообразующие, ведущие, отраслевые и так далее. Можно предположить, что реструктуризация системы приведет к таким последствиям, как сокращение штатов, изменение структуры вузов и системы оплаты труда. Нас ждет индивидуализация трудовых контрактов, в том числе в результате развития академической мобильности. Какова будет при этом наша позиция? В России идет создание системы неформального образования в рамках идеи «Образование на всю жизнь».

Болонский процесс - ситуация без выбора? На самом деле ситуации без выбора не бывает. Можно не замечать происходящего и отворачиваться от него, можно радостно рукоплескать - все это станет выбором, а значит, и определит нашу реакцию, позицию, поведение.