Шкала из целых девяти баллов, обозначенных начальными буквами алфавита, оценивает знания школьника, и если в эту девятибалльную систему сдающий экзамен «вписывается», значит, его экзамен засчитывается как сданный. Если же получена отметка, «U» - экзамен провален. Другое дело, что получение таких низких оценок как «F», «H» и «G» является свидетельством крайне слабых академических достижений экзаменующегося и практически не оставляет ему шансов претендовать на получение более высоких ступеней образования за пределами средней школы. Для того же, чтобы после сдачи выпускных экзаменов (GCSE) в средней школе можно было продолжить обучение еще по двухгодичной системе уровня «A» (A-Levels), готовящей школьника к поступлению в университет, нужно не свалиться ниже отметки «C», что в очень приблизительном переводе на российскую систему оценок обозначает четверку с небольшим минусом.

Чтобы не рассуждать об английской экзаменационной системе «приблизительно», достаточно сказать, что экзамены оцениваются по такой схеме, когда за правильность и полноту каждого ответа на вопрос присуждается определенный процент. Если все ответы абсолютно безошибочны и максимально полны, по сумме экзаменационная работа наберет 90-100%. Это и означает «А со звездочкой» - высший балл, рекордное достижение. Чтобы, к примеру, знания были оценены на «C», нужно насобирать своими ответами очков на общую «сумму» в 50%. Таким образом, за каждой оценкой стоит свой процент, свои суммарно набранные очки.

Стоит напомнить, что все экзамены сдаются в британских школах письменно, состоят из ряда вопросов или задач, поэтому, сдавая экзамен, нужно не только знать правильный ответ, но и успеть пространно изложить его, уложившись в отведенное для экзамена время. Экзамен длится, как правило, два-три часа, так что в целом данное мероприятие превращается в напряженный марафон интеллектуальной деятельности и скоростного письма.

Оцениваются выпускные школьные экзамены (как, впрочем, и экзамены уровня «А», и университетские экзамены) максимально объективно. «Подыграть» какому-либо ученику, натягивая его на высокий результат, невозможно, как и невозможно злонамеренно занизить оценку... Для этой невозможности существуют две причины. Первая: работа учащегося зашифровывается номером, теряя именную идентичность ее автора. Вторая: проставляет оценки выпускникам английских школ независимая экзаменационная комиссия «Edexcell», находящаяся под юрисдикцией «Qualifications and Curriculum Authority» - независимого от министерства образования наблюдательного органа за соблюдением стандартов школьной программы, качества обучения и оценками экзаменационных результатов.

Однако забраться на слоновой кости башню абсолютной объективности, перефразируя Флобера, не всегда удается: «железные гвозди» практических соображений тянут подчас даже самых независимых вниз. Так, в середине сентября достоянием гласности стал довольно прискорбный факт о том, что британские экзаменаторы в нынешнем году вынуждены были намеренно занизить количество очков, необходимое для получения на выпускных экзаменах по математике оценки «С». Минимально необходимые для «C» 50 процентов занизили на сей раз до 42 процентов: оценка, таким образом, девальвировалась в своей стоимости. Для чего понадобилось «удешевлять» эту оценку? Как заявил теперь уже бывший глава департамента математики экзаменационной комиссии «Эдекселл» Дэвид Кент, для того, чтобы за бортом классов уровня «А» не оказались десятки тысяч студентов, которым, не получи они как минимум «С» по математике, нельзя было бы претендовать на обучение в классах высшей ступени, а стало быть, и на последующее университетское образование. Почему подобное крупномасштабное фиаско могло ожидать выпускников именно в этом году? Потому что, как никогда, слабыми оказались нынче их знания по математике - предмету, с каждым годом, увы, теряющему свою былую привлекательность для нынешних студентов, жаждущих легких оценок по легким предметам.

Между тем признание экзаменаторами того факта, что планка выпускной экзаменационной оценки была намеренно занижена, весьма серьезно сыграло на подрыв доверия к выпускным экзаменам: выходит дело, эталон системы экзаменационных оценок не является незыблемым и его можно «приспосабливать»? А слабые знания маскировать заниженными оценочными стандартами?

Разумеется, подобный «гибкий» подход к оценкам школьных знаний не может не вызвать тревогу в университетах, ведь они принимают абитуриента именно по итогам школьных экзаменов (не выпускных в средней школе, а экзаменов уровня «А» при завершении дополнительного двухгодичного обучения). Как правило, каждый университет устанавливает свой «порог проходимости», объявляя абитуриенту, сколько именно очков он должен набрать на финальных экзаменах уровня «А» для того, чтобы быть зачисленным в данный вуз. А если школьная экзаменационная оценка подвергнута девальвации, не будет ли автоматически девальвироваться и качество университетского диплома?

Между тем надо отметить, что готовят британских учащихся к выпускным экзаменам в школе весьма серьезно. Все вопросы для выпускного экзамена многократно прорабатываются в классе, внимательно изучаются и так называемые past exam papers - экзаменационные вопросники прошлого года или периода двухлетней давности. Разбираются поставленные в них задачи, пишутся сочинения на заданную на минувших экзаменах тему. Помимо этого, в процессе учебного года запланированы так называемые мок-экзамены (то есть экзамены «фальшивые»). Это является своего рода генеральной репетицией перед премьерой экзаменационной сессии. «Мок-экзамены» могут проводиться по нескольким отдельно взятым предметам, а могут - по всем, которые предстоит сдавать в конце года. Оценки за «мок-экзамены» выставляются, но на баллы, полученные на выпускных экзаменах, не влияют.

Если ученик испытывает трудности с пониманием предмета, он может назначить дополнительные занятия с преподавателем на индивидуальной основе в назначенное педагогом время после основных занятий. Подобного рода дополнительные сессии с преподавателем являются нормальной, широко распространенной практикой учебного процесса и никоим образом не подрывают авторитет студента: желает дополнительных объяснений - не значит, что слабый или отстающий, напротив, это доказывает, что он относится к учебе ответственно и заинтересованно.

Не возбраняется нанять и частного репетитора (как правило, это будет уже педагог из «соседней» школы, так как дополнительно натаскивать за деньги учащегося собственной школы британские учителя, как правило, отказываются, считая своей прямой обязанностью дать ученику все необходимые разъяснения за получаемую заработную плату). Однако к частному репетиторству прибегает лишь незначительная часть школьников. Во-первых, у родителей, отдавших своего ребенка в государственную школу, как правило, есть установка не платить за обучение (в противном случае отдают в школы частные), во-вторых, доступность дополнительных занятий с педагогами в школе во многом снимает проблему репетиторства. Наконец, играет существенную роль и тот фактор, что платное репетиторство никогда не было в Британии «пятой колонной» ни школьных, ни вузовских экзаменационных комиссий. Так что подбирать ключик к успешной сдаче экзамена и последующему зачислению в вуз в лице нанятого родителем вузовского преподавателя-репетитора здесь в принципе лишено смысла.

Однако все это не значит, что репетиторов школьникам не нанимают вовсе: достаточно открыть рекламную страничку в местной газете, чтобы увидеть так хорошо знакомые и россиянам объявления: «подготовлю к сдаче экзаменов по химии (физике, математике...) по программе уровня «А»; «за три месяца пройдем» полный курс немецкого языка по программе средней школы и так далее и тому подобное...

Пробовали нанять репетитора в выпускном классе своему старшему сыну Тони и Чери Блэр. Их Юан заканчивал обычную государственную школу - правда, школу с очень высокими академическими показателями, но у папы-премьера, обучавшегося в свое время в школе частной, вероятно, все-таки дрогнуло в последний момент сердце: а вдруг знаний, полученных в Оратори-скул, для поступления в престижный Бристольский университет Юану не хватит? Однако едва молва о частных репетиторах юных Блэров стала достоянием гласности, как общественное мнение возмутилось: как же, мол, это так? Премьер-министр заверил избирателя в том, что руководимое им правительство в итоге широкомасштабных реформ подняло стандарт обучения в госшколах на ранее невиданную высоту - а сам, стало быть, этим школам не доверяет? Между тем сын британского премьера в университет благополучно поступил, чем сильно поддержал отцовскую репутацию успешного реформатора государственной школы, в которой можно достигать высоких результатов и без наемных частных репетиторов.

...Говоря об экзаменах английской школы, необходимо отметить и еще одну важную особенность. Итоги выпускных школьных экзаменов влияют на всю последующую карьеру выпускника. Так, ряд особо требовательных университетов смотрят не только на результаты экзаменов уровня А (эй-левелз) своего абитуриента, но и на оценки, красующиеся в его сертификате о среднем образовании (то есть в аттестате зрелости). И даже если результат экзаменов - «эй-левелз» хороший, а итоги экзаменов GCSE - не слишком впечатляющи (бывает ведь и так, когда ученик оставляет «рывок» на потом), абитуриенту могут отказать в приеме, ставя его академические способности или же работоспособность под подозрение. Мало того, итоги выпускных школьных экзаменов интересуют и британского работодателя, который вместе с университетским дипломом запрашивает у нанимающегося на работу молодого специалиста и весь перечень его школьных экзаменационных оценок.

Таким образом, за грехи школьной молодости и не слишком серьезное отношение к выпускным экзаменам можно в итоге горько расплачиваться всю жизнь, как бы ни пытался студент искупить их последующей ратной учебой.

Лондон