Но принято решение о том, что дополнительно для 5 вузов Челябинской области, трех ростовских вузов и трех вузов Самарской области в этом году проводятся модельные расчеты. Они пока финансируются по старой схеме, но подсчитывают, как было бы в случае финансирования с использованием ГИФО.

Эксперимент по ГИФО идет в сочетании с экспериментом по ЕГЭ. Поэтому «модельные» вузы отбирались в областях, где единый госэкзамен принимают не менее двух лет и где наибольшее число вузов и на наибольшее число специальностей принимают по ЕГЭ. «Модельные» вузы собирают информацию о структуре приема, рассчитывают категории ГИФО, которые получили бы их абитуриенты, зачисленные по результатам единого государственного экзамена, и прогнозируют, сколько бы им досталось денег. Одновременно они изучают нормативно-правовое регулирование ГИФО.

В принципе можно говорить о расширении эксперимента, так как этим 11 вузам предстоит большая работа. Пока результаты приема у них не подсчитаны и полной картины нет. Главное - оценить, сколько необходимо бюджетных средств. В прошлом году оказалось, что объем их увеличивается более чем на 30% для всей страны при переходе на новую систему финансирования. Ректор МГУ Виктор Садовничий как-то заявил, что все это только ведет к платному образованию. Однако ни в одном вузе не стало меньше бюджетных мест. Наоборот, их количество увеличилось. Те выпускники школ, кто имеет ГИФО третьей категории, частично получают на образование средства из бюджета, частично доплачивают свои. То есть часть ребят, обучение которых в вузе раньше были полностью платным, теперь получает некоторую поддержку от государства.

Исключения из правил

На ближайшие годы главное - отработать саму модель. Поэтому уже вносятся некоторые коррективы.

Так, в прошлом году поступающим на целевые места, куда направляют независимо от результатов ЕГЭ, сразу присваивалась довольно высокая вторая категория ГИФО. Целевики - это, как правило, люди с более низким уровнем подготовки, но нужно было, чтобы они точно попали на бесплатное обучение. В их числе разные льготные категории, военнослужащие, закончившие техникум, те, у кого стаж работы, те, кто обучался по ускоренным программам. И вузы резко увеличили долю таких студентов. Их руководители утверждают, что так им республиканские власти порекомендовали, однако иногда увеличение бывает десятикратным! В этом учебном году целевой набор остается, но категория ГИФО теперь присваивается в зависимости от результатов ЕГЭ.

Решили попробовать и другой вариант. Есть специальности, которые пользуются спросом, и есть такие, которые нужны для социально-экономического развития региона, но туда не идут сильные ребята и те, кто может заплатить. Поэтому введены так называемые социально значимые специальности, на которые за счет федерального бюджета установлено повышенное финансовое наполнение ГИФО - на 5 тысяч рублей больше. Если первая категория ГИФО 12,5 тысячи, то для социально значимых специальностей это 17,5 тысячи.

Такая доплата действительна только для первых трех категорий, чтобы за счет федерального бюджета мы не финансировали совсем слабых абитуриентов. Ведь первая и вторая категории дают возможность учиться бесплатно в любом вузе. А третья категория - это фактически троечники. Четвертая и пятая - между двойкой и тройкой, раньше с такими результатами ребята даже и не поступали, ЕГЭ дает им такую возможность. В целом эта система направлена на то, чтобы на бесплатных местах учились наиболее способные ребята. Вместе с ЕГЭ ГИФО делает более открытым фильтр школа - вуз. Сегодня здесь концентрируется необоснованное количество денег и усилий.

Итак, устанавливается квота - регион получает дополнительно 300 мест с повышенным наполнением ГИФО. Далее его руководство решает, какие это будут специальности, необходимые для социально-экономического развития территории. Где-то это профессии, связанные с лесотехническим комплексом, где-то - с сельским хозяйством, подготовкой учителей для села, где-то - с крупными предприятиями. Дальше руководители региона распределяют эти места по вузам. Например, педагогов для сельской местности готовят как в педвузе, так и в университете.

Сейчас в эксперименте участвуют республики, в которых почти равное количество мест в вузах. Наверное, установленная сейчас квота должна быть разной для регионов. Только от чего считать: по количеству населения? От экономического потенциала? От количества вузов? Предлагают также сделать это, исходя из потребностей рынков труда. Но оценить региональные рынки труда никто не берется. Тем более что реально надо прогнозировать их потребности через 10 лет. Но настолько динамично развивается экономика, что серьезных оценок, кроме самых общих прикидок, нет даже в западных странах, при том, что там очень хорошо налажен мониторинг рынков труда.

В этом году некоторые вузы не выбрали свою квоту по этим социально значимым специальностям. То есть отличники, несмотря на повышенное финансирование, не пошли обучаться им. Хотя, может быть, это связано с тем, что информация еще не дошла до ребят. Надеемся, она начнет работать на следующий год.

Посмотреть в глаза

Да, целевой прием - это исключение из общих правил. В той форме, в которой он сейчас существует, он многих не устраивает, считают, что это возможность поступать по более низкому конкурсу, и будущие студенты очень слабые. В то же время все понимают, что у нас неравные условия для городских и сельских ребят в учебе и в подготовке к поступлению в вуз. И поэтому надо дать какую-то возможность будущим специалистам для сельской местности поступать на других условиях, чем общий конкурс. Однако это вопрос дискуссионный. Он связан не только с ГИФО.

ЕГЭ дает возможность поступать по результатам учебы в школе и предоставляет больше шансов. В среднем каждый выпускник подает документы на 4-5 специальностей. Сотрудники вузов немножко ворчат, потому что у них из-за этого объем работы увеличивается, они в 4-5 раз больше документов вынуждены обрабатывать. Но с другой стороны, вступительные экзамены организовывать легко ли? Здесь все же работа с документами, и во многих вузах она технически неплохо оснащена. Так что нельзя сказать, что резко увеличивается нагрузка.

Другое дело, что абитуриенты принимаются просто по документам. Сейчас все вузы имеют подготовительные отделения, и преподаватели говорят: «Мы знали ребят, которые к нам пойдут. И они были лучше подготовлены, потому что мы не только к экзаменам готовили, но еще и вводили их в специальность». Может быть, и есть такая проблема. С другой стороны, опытные профессора считают, что ко второму курсу вся эта разница исчезает: кто хочет учиться, тот учится.

Что ни говори, но картина поступления в вузы изменилась. Если 20-30 лет назад с репетиторами занимались 10% учеников, а остальные готовились сами, готовила школа, еще ходили на дешевые подготовительные курсы, то сейчас 90% занимаются с преподавателями, репетиторами. И это серьезная нагрузка на семью. Сегодня даже на селе занимаются с репетиторами, чего раньше не было. Поэтому когда «картинка» меняется с точностью до наоборот, то надо что-то делать. Сегодня вся семья за два года до поступления в вуз выбирает, куда ребенку идти, и готовится к этому. Причем необходимость хорошо сдать школьные экзамены меняет отношение к учебе.

Конечно, в таких условиях только ленивый не пошлет документы в несколько вузов. Да, наверное, тесты нуждаются в совершенствовании, но все-таки это более объективная оценка, и она дает представление о человеке. Вообще существует практика открытых университетов, и многие считают, что есть плюсы в том, что берут всех, кто хочет учиться. Поэтому такой жесточайший фильтр на входе в вуз для открытого демократического общества не очень уместен.

Многие преподаватели вузов говорят: «Без того, чтобы посмотреть абитуриенту в глаза, мы не можем принимать». Но это «посмотреть в глаза» некоторым обходится в тысячи рублей, чтобы приехать и до этого заниматься с репетитором. Трудно сказать, оправданно это или нет.

Бесплатного для всех не бывает

Специалисты ГУ-ВШЭ так же, как и я, - сторонники не только ГИФО. Речь идет об отработке новой модели финансирования. Она должна состоять из разных сложных элементов. Нельзя придумать простую, очень хорошую модель для всех регионов России. У нас очень разные вузы, разные условия и много абитуриентов. Государственные возвратные субсидии мы не отвергаем, они могут и должны сочетаться с ГИФО. С другой стороны, с ними тоже большие проблемы, связанные с правовыми основаниями, и они предполагают возвратность. А все проблемы возвратности у нас сложны. Кто, на каких условиях, как и кому будет возвращать?

Кроме того, нужно развивать систему образовательных кредитов, в которой участвуют банки, предприятия, финансирующие высшее профессиональное образование. Так что модели должны быть разные. Как и разные источники денег, которые позволяли бы как можно большему числу людей получать образование.

Кстати, мы встречались с представителями ЮНЕСКО, которые рассказали, что система, аналогичная ГИФО, есть во всех странах. Это так называемые студенческие займы, когда чем лучше учишься, тем больше денег получаешь от государства. Высшее образование везде на конкурсной основе. Нигде нет бесплатного высшего образования для всех, ни одна страна не может себе этого позволить. Но везде государство помогает получать его. Полностью платного высшего образования тоже нигде нет. Принцип один - помогать надо наиболее способным. Вот разные механизмы помощи и апробируются.

Над этим надо работать. Нужно разрабатывать льготные условия для образовательных кредитов по сравнению с другими кредитами. Хотя в зарубежных странах никаких преимуществ нет. Банки можно заинтересовать тем, что часть гарантий по возврату денег возьмет на себя государство. Так что главная задача - привлечь в сферу образования финансовые ресурсы не только бюджета, но и других экономических субъектов: банков, коммерческих структур. Ведь образованные люди - это богатство любой страны. Причем часто говорят, что дело не в конкретных навыках, неважно, что люди не возвращаются работать туда, откуда их посылали. Речь идет о том, что люди с высшим образованием - это другие люди. Более того, считается, что человек должен каждые пять лет менять специальность. И если его выучили на педагога, то это не значит, что он должен всю свою жизнь быть учителем математики. Нет, он может работать в одном секторе, в другом, даже в разных странах. И это богатство общества - внутренняя мобильность человека, социальная, психологическая, профессиональная в конце концов.

Чему ни учи - все равно доля навыков, которые человек вынужден приобретать на рабочем месте, очень высока и все возрастает. Кто-то считает, что это очень плохо, а кто-то, что это очень хорошо. Вузы не готовы сегодня так обучать, чтобы человек сразу мог начать эффективно работать, но они могут дать коммуникативные навыки, владение языками, компьютером плюс профессиональные знания, связанные с новыми технологиями.

А отдачу от вложенных в обучение денег трудно посчитать напрямую. Хотя в других странах существует оценка деятельности вуза - процент трудоустройства и дальнейший карьерный рост. Сколько лет человек в принципе готов возвращать деньги за свое образование? Обычно считают, что высшее образование окупается за 5-7 лет профессиональной деятельности, при том, что образование должно быть дорогое - не может быть хорошее образование дешевым.

Если оно окупается за 12-15 лет, это уже почти половина трудовой биографии - длинновато. А если вообще нет шансов окупить, то давайте думать о других возможностях, чтобы долги ни перед человеком, ни перед его семьей не стояли. Это наш вариант. У нас практически нет зависимости зарплаты от уровня образования. На Западе же четко прослеживается взаимосвязь - на какую должность, на какую зарплату ты можешь претендовать после бакалавриата, после магистратуры и с научной или ученой степенью.

Мы взяли данные по американским школьным учителям. Между учителем, имеющим образование бакалавра, и учителем-магистром разница в несколько лет обучения, а зарплата в два раза выше. У них строгий контроль за теми, кто работает в школе.

Учитель-универсал

Кстати, нам надо менять систему педагогического образования. Сегодня она не готовит педагогов, владеющих современными образовательными технологиями, новыми предметами и т.д. Поэтому как только вводится какое-либо новшество в школе, то все вопят - совершенно нет кадров, кто будет это преподавать? Так с информатикой, с иностранным языком - а это уж такие базовые предметы, с экономикой, с правом, про которые все говорят, что они очень нужны детям, особенно в старшей школе. Так что когда новшество внедряется в массовых масштабах, то преподавать некому. А кого же мы каждый год выпускаем из педвузов?

Наверное, студентов - будущих педагогов надо готовить к преподаванию новых предметов, но и учителя должны в гораздо большей степени владеть современной техникой и технологиями. У нас сегодня половина педагогов не умеют пользоваться компьютером - что уж говорить? Мало этой техники в школах, но когда она появляется, то на компьютере обычно работает учитель информатики, и еще умеют им пользоваться один-два преподавателя. Остальные и не собираются учиться этому. И получается разрыв. Учителя живут в совершенно иной реальности по сравнению с детьми, которых они учат.

Шире круг

В принципе эксперимент планируется расширить и на другие вузы. Конечно, это будет зависеть от результатов, которые мы получим. Сейчас выбранные вузы очень разные. У них сильно отличаются факультеты по доле студентов на той или иной форме обучения - вечерней, заочной и т.д., по доле бюджетного и внебюджетного приема. Есть вузы, где доля внебюджетного платного приема очень высока и составляет две трети и всего треть бюджетных мест. И есть те, у которых, наоборот, две трети или три четверти - это бесплатные места и только четверть платного приема.

По условиям эксперимента не менее 50% должны учиться только на ГИФО. То есть существующие у них пропорции должны как-то измениться. Но понравится ли им изменять пропорции - сказать трудно.

Вообще вузы за последние три года стали лучше финансироваться. Более того, все-таки сейчас возрастает доля людей, готовых платить за свое образование, и платных студентов очень много.

Насильно никто не намерен заставлять вузы участвовать в этом эксперименте. Но хотелось бы его расширить, в первую очередь на «модельные» области и вузы. Высшая школа экономики и Финансовая академия будут в них обучать специалистов планово-финансовых отделов и бухгалтерий, потому что им придется работать с другой системой учета.

Но в принципе модель финансирования будет меняться, поэтому в экспериментальной работе вузам стоит участвовать. Тут есть свои выгоды.

Все плохо, но менять ничего не надо

Все стонут от сметной системы финансирования, от недофинансирования и от того, что сегодняшнее финансирование невероятно жестко регламентировано. Жалуются, что плохо устроено регулирование как бюджетных, так и внебюджетных средств, что фактически вузы своими средствами не распоряжаются, что целая проблема - перевести средства с одной статьи на другую и т.д.

Так что существующей моделью все недовольны. Все плохо, но менять ничего не надо. Такая психология - велико у нас отторжение к любому реформированию, модернизации. Хотя все так или иначе меняется, просто психика человека не справляется с динамизмом современной жизни. Это называют шоком будущего.

Все часто и довольно справедливо ругают и содержание образования - школьного и высшего. При этом любые попытки что-то переменить встречаются в штыки. Хотя мне кажется, что именно образование идет по пути очень аккуратного реформирования. Все апробируется в экспериментальном режиме. Сначала просчитывается на бумаге, обосновывается, просчитывается, обсуждается. Много профессиональных совещаний, много пишут газеты. Но все равно высказывается мнение, что реформа делается кулуарно.

Итак, вводится достаточно много новшеств в эксперименте по ЕГЭ и с ГИФО. Хотя очень разные в разных вузах условия: при поступлении проводятся собеседования, тесты письменные и устные, разные шкалы оценок - кто считает по 10-балльной, кто - по 12, кто - по 5, кто - по 20-балльной. Причем бывает, что одни экзамены принимаются по пятибалльной системе, а другие - по десятибалльной. Какие-то экзамены - с письменным тестом, кто-то проходит устное собеседование.

Так что нынешняя система сложно устроена, а система, на которую опираются ГИФО, проста, прозрачна - это рейтинг результатов ЕГЭ. Причем, как мне кажется, вполне справедливый.

Отдайте стипендию!

Новое дело без трудностей не обходится. Так, например, непросто с военнослужащими. У нас по закону бесплатным может быть только первое высшее образование. Но сделали исключение для военнослужащих, они могут получать гражданское высшее образование бесплатно. Часть из них принимается без экзаменов - какую категорию ГИФО им присваивать? Непонятно. Надо присвоить ту, чтобы они точно попали в вуз на бюджетные места, но на разных факультетах это разная категория ГИФО. Присвоить ее заранее тоже трудно.

Со стипендией были проблемы. Те, кто поступает на бюджетные места, имеют стипендию, возможность получать материальную помощь, лечиться в поликлинике, отдыхать в профилакториях и т.д. Те, кто учился на платных местах, никогда не получали ни стипендии, ни всего остального. Теперь с этим возникает проблема. Те, кто учится с доплатой и получает какую-то долю бюджетных средств, ставят вопрос, почему они этих благ лишены. «Мы получили третью категорию ГИФО, сейчас учимся на «четыре» и «пять», - приводят они свои аргументы. Наверное, и раньше было несправедливо, что одни не платили ничего, а другие платили за все. Но на каких основаниях перераспределять средства, пока непонятно.

Более того, абитуриент сдает экзамен, получает категорию ГИФО, и это на все пять лет независимо от того, как он дальше учится. Ну и раньше так было: поступил абитуриент на бесплатное место и учится независимо от оценок. А если студент платного отделения - круглый отличник, то он не может никогда перейти на бесплатное место, хотя это вряд ли справедливо. Да, некоторые вузы предоставляют какие-то скидки или льготы в оплате для тех платных студентов, которые хорошо учатся. Но ежегодно пересматривать категорию ГИФО по результатам учебы сложно с финансовой точки зрения. Это вопрос будущего.

Вперед, к единой строке

Конечно, вузы поднимают цену за обучение и в этом году ее сильно подняли. Поэтому тем, кто поступал в прошлом году с ГИФО, приходится больше доплачивать. Но такова деловая политика вуза. Сейчас никто не заключает со студентом договор на все 5 лет на ту фиксированную сумму, которая была при его поступлении.

Некоторые зарубежные эксперты считают, что неправильно, когда платные и бесплатные студенты учатся вместе. Образование, считают они, в принципе платное, а дальше за кого-то платит государство, за кого-то - общественные фонды, за кого-то - семья, за кого-то - предприятие. Вузу не важно, чьи это деньги, все в равных условиях. ГИФО - небольшой шаг в сторону такой системы, в сторону финансирования результатов деятельности, когда платят за обученных студентов.

Сегодня уже и студенты задают вопросы по финансированию. Они знают, что государство отчисляет за обучение студента меньше, чем отдают вузу платные студенты. И многие считают, что отдают с лихвой - и «за того парня» тоже. А в некоторых вузах идут по пути низких, почти демпинговых цен. Поэтому получается, что, наоборот, за счет бюджетных средств обучают еще и платных студентов. В разных вузах эта пропорция неодинакова. И с этой проблемой еще придется сталкиваться.

По модели с использованием ГИФО сейчас финансируется не вся деятельность вузов, а только некоторые статьи, а именно оплата труда и прочие расходы, в том числе на пополнение библиотечного фонда. То есть только то, что связано с обучением. Ни коммунальные услуги, ни приобретение оборудования, ни капитальный и текущий ремонт не связаны пока с ГИФО, они финансируются по старой схеме, то есть по смете.

Конечно, если сегодня в вуз пришло меньше студентов, то не получится отапливать полздания или продать половину оборудования, а завтра его быстро приобрести. Но как быть? Этот вопрос пока остается без ответа. К тому же и так затраты вузов различны. У технических университетов больше оборудования, у гуманитарных - меньше.

В принципе это промежуточный, компромиссный вариант. А идея, которая стояла за ГИФО, была такой - рассчитывается, сколько денег нужно на то количество студентов, которое пришло, и их категории ГИФО, а дальше вуз получает деньги единой строкой и использует их по своему усмотрению. Единой строкой пока не прошло. Но ГИФО дадут большую финансово-хозяйственную самостоятельность вузам в распоряжении средствами, и не только внебюджетными, но и бюджетными. Однако пока эти положения с казначейством согласовать не удалось. Некоторые считают, что контроль над вузами слишком мелочный. Но его отсутствие приводит к тому, что все деньги идут на зарплату либо, наоборот, начинается стройка, на которую отвлекаются все ресурсы.

Сегодня приходится сталкиваться с тем, что студенты ропщут: вуз сооружает спортивный комплекс, а он очень нужен, но в то же время - за счет внебюджетных средств, то есть за счет платных студентов. Они и говорят: «Строится здание, в котором мы даже не успеем позаниматься». Такие вопросы еще придется решать, деньги любят счет, и каждый хотел бы их контролировать.

В поисках учебника

Руководству вуза тоже не все ясно. Например, кафедры привязаны к факультетам, но есть и межфакультетские. Сюда приходят разные студенты, с разными суммами ГИФО. Как перераспределять зарплату преподавателям? Это дело вроде бы вуза, но все ждут разъяснений. Сегодня оплата труда преподавателей не зависит от того, какие ребята пришли, с какой категорией и как их работа оценивается самими студентами. Существует система кредитов, которая все шире распространяется в западных странах. Она показывает, к кому из преподавателей идут, какие курсы выбирают студенты. Там высоки требования, например, к обновлению литературы - все необходимые учебники изданы в последние пять лет.

А у нас рекомендуемая литература - в лучшем случае 70-80-х годов издания. Часто преподаватели незнакомы с новой литературой, курсы и программы очень долго не обновляются. Хотя проходят и аттестация, и аккредитация и вузов, и отдельных программ. То есть требования ужесточились, и, наверное, это правильно. А то, бывает, поступил ребенок в вуз, а потом все знакомые, сбиваясь с ног, ищут какой-нибудь учебник 50-х годов, потому что он замечательный - преподаватель никакого другого учебника не знает.

Хотелось бы, чтобы система финансирования экономически стимулировала и руководство вузов, и преподавателей на повышение качества образования, его современность.

Например, в Монголии в течение 8 лет использовали разные схемы финансирования образования и положение вузов серьезно улучшилось. За счет дополнительных средств они смогли существенно повысить зарплаты, иными стали статус и возможности преподавателей вузов. Эта работа стала престижной, и ушедшие педагоги вернулись к студентам.

Нам тоже хочется, чтобы наших детей учили лучшие люди.

Татьяна АБАНКИНА, директор Центра экономических исследований Института развития образования ГУ-ВШЭ, кандидат экономических наук Москва