Все экзаменационные предметы в том или ином объеме прошли через горнило эксперимента, причем математика и русский язык с литературой сдавались исключительно в новом экзаменационном формате исключительно.

В минувшем году 51300 юных самарцев предпочли ЕГЭ традиционной экзаменационной форме. В нынешнем эксперимент охватил 88967 выпускников. 12 тысяч работников общего, среднего специального и высшего образования экзамен обслуживали. Практически все колледжи и техникумы принимали сертификаты ЕГЭ, и кроме Академии искусств и культуры, не было в регионе вуза, который бы не предложил ту или иную специальность к участию в эксперименте. Всего было 160 специальностей, на которые вузы принимали по результатам ЕГЭ. ТГУ (Тольятти) весь прием осуществил через конкурс сертификатов. Приемной комиссии в традиционном ее понимании там не было вовсе. Сертификаты, не прошедшие по конкурсу на бюджетные места, участвовали в конкурсе на внебюджетные. За ходом абитуриентского кастинга можно было следить, не выходя из дома: постоянно обновляемые данные вывешивались на сайте университета.

Теперь о результатах. Сразу на шесть пунктов вырос в сравнении с предыдущим годом средний балл по математике. Практически не изменились показатели по русскому языку (пятьдесят), хотя сдававших русский в новом формате нынешним летом было втрое больше.

Кроме того, 15 выпускников самарских и тольяттинских школ в нынешнюю экзаменационную страду набрали 100 баллов.

В Самарской губернии, как показывает анализ, живут 20 процентов россиян, получивших на ЕГЭ от 90 до 100 баллов по русскому языку, четырнадцать тех, кто получил названное количество баллов по истории, почти 60 - по английскому языку и сорок восемь - по литературе. Шесть процентов лучших математиков России - это самарские дети, и, если суммировать, каждый десятый выпускник Российской Федерации, набравший от 90 до 100 баллов, - самарец.

В основном речь идет об обитателях губернского центра, о таких, в частности, блестящих его учебных заведениях, как первая гимназия и аэрокосмический лицей. Но и сельчане, как выясняется, не лыком шиты. В списке пятидесяти школ, проявивших себя в ходе ЕГЭ наилучшим образом, значатся школы села. А Андросовская школа Красноармейского района, школы районов Сергиевского и Шенталинского по части русского языка и вовсе лидируют. Кармало-Аделяковская средняя школа (Сергиевский район), самсоновская (Исаклинский) и школа № 3 Безенчука - в двадцатке лучших школ по математике. Вновь отличилась областная физико-математическая школа. Она второй год демонстрирует лучшие в регионе результаты по ЕГЭ. Школа - первая по математике, десятая - по физике, двадцатая - по русскому языку, да и по другим предметам у нее довольно высокие баллы.

В Департаменте образования и науки относят это на счет политики областной администрации по созданию конкурентоспособной сельской школы. Анализируя результаты ЕГЭ, областные чиновники обнаружили, что средний балл школ растет по мере их наполняемости, что «стоимость» балла в малокомплектных школах существенно превышает стоимость балла в школах крупных, и считают это серьезными аргументами в пользу программы реструктуризации сельской школы и выделения старшей ступени в школе городской.

Экзаменационные показатели районов Самарского (г. Самара), а также Похвистневского, Ставропольского и Кинель-Черкасского в департаменте определяют как «наиболее низкие» и предлагают руководителям образовательных округов, в которые названные территории входят, «сориентировать директоров школ и коллективы на иной стиль и уровень работы, провести внеплановое повышение квалификации, усилить методическое сопровождение». Материалы, которыми оперировали аналитики, собраны в статистическом сборнике. Сборник издан по решению совета регионального центра мониторинга в образовании, распространялся среди образовательного топ-менеджмента, но вызвал интерес и у рядовых граждан, размышляющих над тем, в какое из учебных заведений пристроить ребенка. На взгляд заместителя руководителя Юго-Восточного территориального управления департамента Ольги ЕГОРЦЕВОЙ, интерес понятный - консолидированные итоги ЕГЭ - отличная иллюстрация ситуации на рынке школьных услуг.

Юго-Восточный образовательный округ охватывает несколько территорий - город Нефтегорск, Нефтегорский, Алексеевский и Борский районы, и его руководители предполагают, что здешние педагоги уже избавились от страха перед ЕГЭ. Свою роль сыграло и то, что учителя освоили новую экзаменационную систему, и то, что никаких катастроф с ее введением не произошло: статус кво подтвердили как ученики, так и учителя, и сами школы.

В разгар нынешней экзаменационной страды телевидение губернии демонстрировало выпускников, повествовавших о процедурном несовершенстве ЕГЭ. Достаточно отпроситься в туалет, уверяли герои сюжета, чтобы посредством лояльно настроенных педагогов справиться с любым, даже самым сложным заданием.

Речь в сюжете шла о самарских детях. Ольга Иановна Егорцева сюжет видела, но не очень уверена в том, что сие возможно. Во всяком случае от школьников округа, в котором трудится она сама, никаких претензий на процедурный счет не поступало. В конфликтную комиссию поступали возражения по поводу того, как оценены были ответы, на процедуру из Юго-Восточного не жаловался никто. И это, на взгляд Ольги Ивановны, логично: ситуацию в центрах сдачи ЕГЭ контролировали независимые наблюдатели. У самой Егорцевой как у специалиста есть предложение.

До того как стать окружным чиновником, Ольга Ивановна 25 лет преподавала географию в школе. И, на ее взгляд, в материалах по данному предмету, да и по другим тоже, заданий, выявляющих уровень компетентности испытуемого, должно быть больше, чем тех, чье выполнение напрягает лишь память. Что касается итогов ЕГЭ, то одним из самых существенных - концептуальных - Егорцева считает то, что продекларированная разработчиками теза - «ЕГЭ - это способ запустить механизм конкуренции на рынке образовательных услуг» - не осталась пустой декларацией.

Об итогах ЕГЭ окружное руководство докладывало соответствующему попечительскому совету, и Ольгу Ивановну очень порадовал интерес, с которым попечители к этому отнеслись.

- Это что же, мои-то, а, подвели? Надо что-то предпринимать! - Примерно так, по словам Егорцевой, отреагировал на статистику один из руководителей сельхозпредприятия, подразумевая под «моими» учеников опекаемой школы. Еще более пристрастны ко всему, что связано с ЕГЭ, родители школьников. Механизм, итоги ЕГЭ освещаются территориальной печатью, так что родители в курсе, но, в отличие от учителей округа, все еще к новому виду испытания относятся насторожено.

- Альтернативы ЕГЭ нет, - делают вывод многие. Глава Отрадненского управления Владимир ГУСАРОВ (в округ, кроме города Отрадного, входят Кинель-Черкасский и Борский районы) в целом это суждение поддерживает, но полагает, что по одним только результатам ЕГЭ оценивать деятельность педколлективов нецелесообразно, поскольку существуют школы, выполняющие, кроме образовательных, целый ряд других очень важных социальных функций. Занимающиеся, например, воспитанием детей с задержкой психического развития. Нужна комплексная методика, и в округе над ней работают.

Руководители вузов в массе своей пылкими сторонниками ЕГЭ и по прошествии трех лет не стали. Но и категорического неприятия нового экзаменационного механизма уже не демонстрируют. Публично во всяком случае.

- Понять человека можно только побеседовав с ним, - считает академик В. Шорин и предлагает при приеме учитывать итоги ЕГЭ и результаты собеседований. Что до коррупции, которой, по утверждению адептов ЕГЭ, чреват личный контакт такого рода, то, на взгляд Шорина, новый механизм поступления в высшую школу его не устраняет, а лишь переводит на уровень средней школы, районных и областных отделов образования. И даже если речь не пойдет о вознаграждении за радение «родному человечку», нарушения будут иметь место, поскольку меж школами развернется борьба за рейтинги, за учеников, что в условиях нормативного финансирования формируют школьный бюджет. Опасается академик поддельных сертификатов: «Уж если у нас дипломы подделывают!»

Считает Шорин сыроватой и технологию: «Человек имеет право подать документы хоть в 20 вузов, и в связи с этим большая неразбериха. Реальный конкурс в итоге оказывается гораздо меньшим того, что заявлялся сначала. Люди уходят туда, где учиться попроще. Или престижнее. Вот такой неприятный момент, хотя допускаю, что со временем как раз здесь-то все будет отработано».