Мы долго взвешивали и обдумывали этот шаг. Пять групп, в которые вошли столичные педагоги, управленцы, ученые, выезжали в те регионы, где эксперимент по ЕГЭ уже проводился. Посланцы Москвы изучали технологию проведения экзамена от начала до конца, выясняли необходимые детали. Когда они вернулись в Москву, мы провели обстоятельные беседы с руководителями этих групп и в итоге сделали вывод: в том виде, в каком ЕГЭ шел в России, в столице он проводиться не будет.

Проблема заключалась не в том, что у Москвы особые амбиции, что она хочет выделиться на фоне других регионов. Просто столица каждый год выпускает из своих школ 76 тысяч ребят. При нынешних технологиях проведения ЕГЭ, нам пришлось бы одномоментно доставлять эту массу экзаменующихся в специальные пункты сдачи экзаменов. Кроме того, нам потребовалось бы на проведение экзамена 145 миллионов рублей.

Мы подробно обсудили ситуацию с первым заместителем министра образования РФ Виктором Болотовым. Сначала он, а потом и министр Владимир Михайлович Филиппов согласились с тем, что у Москвы должна быть своя концепция проведения ЕГЭ. Выяснилось, что в этом заинтересовано и само Министерство образования, поскольку среди регионов, принимающих участие в эксперименте, нет таких крупных мегаполисов, как Москва и Санкт-Петербург.

Сегодня ясно одно: никакого «великого переселения народов» не будет, ребята останутся на время экзамена в своих школах, а независимые комиссии придут к ним, причем в состав комиссии войдут учителя соседних школ. Мы уже проработали технологию доставки тестов, определили, как будет работать региональный центр тестирования, который будет руководить всем этим процессом.

Когда раньше меня спрашивали, зачем нам этот эксперимент, я отвечала: Москва заинтересована в том, что он оплачивается из федеральных средств, за счет этих денег мы сумеем оснастить наш региональный центр тестирования. Это был честный ответ на прямой вопрос, но я не перечисляла других причин вступления столицы в эту экспериментальную деятельность, а их довольно много. Самая главная причина состоит в том, что после 2005 года Россия перейдет на систему ЕГЭ повсеместно. Если бы мы не стали вырабатывать свою концепцию, нам пришлось бы принять то, что разработано другими, то, что столице, как я уже сказала, явно не годится. У нас сегодня есть возможность для маневра, для выработки своей концепции, таким образом, в ходе эксперимента мы можем сказать свое слово, внести свой вклад в общую работу. Скажем, значительной критике педагоги подвергают те контрольно-измерительные материалы, которые используются для проведения ЕГЭ. Но эти материалы разработаны московскими учеными и педагогами. Московский институт открытого образования в течение трех лет выполняет роль одного из основных исполнителей государственного заказа на разработку материалов ЕГЭ. Просто до нынешней поры мы не вмешивались в эту работу, не помогали разработчикам. Сегодня это становится нашим кровным делом.

На одной из «горячих» августовских линий школьник из Йошкар-Олы спросил меня: «Почему все регионы уже вступают в эксперимент по ЕГЭ, а Москва - нет, этично ли это?» На этот вопрос я ответила так: думаю, что все нормально, потому что мы не просто вовремя вступили в эксперимент, но и подошли к нему, подготовившись самым серьезным образом. Могу сказать, что работа Москвы по самым разным направлениям и была по сути дела подготовкой к ЕГЭ. Ведь главная задача этого испытания - не только проверять знания учащихся по тем или иным предметам, но и с его помощью обеспечивать высокое качество обучения школьников. Пять округов, определенных нами для организации и проведения ЕГЭ: Южный, Юго-Западный, Восточный, Западный, Северо-Восточный, - сильные округа, имеющие хороших методистов, разработчиков, педагогов и управленцев. Они аккумулируют опыт столицы, наработанный в ходе выполнения трех программ «Столичное образование», которые мы последовательно, одну за другой, реализовывали в последние годы.

Некоторые учителя говорят, что введение ЕГЭ - это выражение недоверия к ним, к тому, как они оценивают успехи своих учеников на пороге школы. Приходится объяснять, что подобная позиция - явное заблуждение. Учителям порой трудно ориентироваться в том, что им предлагают, потому что они привыкли доверять авторитетным и уважаемым людям, а многие из них в последнее время (особенно ректоры федеральных вузов) на страницах СМИ упорно доказывают, что ЕГЭ - чуть ли не выдумка чиновников. На самом деле это не так.

ЕГЭ - серьезный элемент модернизации системы образования. В Законе «Об образовании», принятом еще в 1992 году, было определено, что процесс обучения и процесс оценки качества обучения должны быть независимы один от другого. В то время нам это казалось правильным, потому что не может одно и то же учебное заведение и обучать, и оценивать качество этого обучения. Но постепенно, может быть, потому, что за прошедшие десять с лишним лет закон выполнялся не полностью, это важное его положение подзабылось. Оно начало реализовываться только в последние три года и то в экспериментальном режиме, вызвав неожиданную бурю в обществе. Это тем более непонятно, что, скажем, в Москве мы шли к ЕГЭ несколько лет.

Многие годы каждая вторая школа столицы по договору с вузами проводила совмещенные выпускные и вступительные экзамены, создавая независимые экзаменационные комиссии, в состав которых входили не только школьные педагоги, но и вузовские преподаватели. Что это как не шаг к ЕГЭ?

В практику работы школ и вузов уже давно вошло централизованное тестирование. Правда, оно проводилось сугубо на добровольной основе, в нем участвовали только те школьники, которые изъявляли на то свое желание. Но результаты, если они были пристойными, признавались вузами адекватными результатам вступительных экзаменов, давали возможность школьникам поступать в те высшие учебные заведения, в какие они хотели.

Уже несколько лет медальные работы выпускников проверяет независимая комиссия, а не школы, это позволяет самым серьезным образом поставить заслон слабым работам, и тем самым увеличить «вес» золотых и серебряных медалей. При этом спорные вопросы всегда решались и решаются в пользу претендентов на эти медали. Но разве после подведения итогов сдачи ЕГЭ не предусмотрено выставление отметок в аттестат с тех же самых позиций? Мы уже знаем случаи, когда ребенок не справлялся с экзаменационными заданиями единого госэкзамена, но в аттестат ему выставляли положительный результат, потому что положительную отметку он имел по результатам обучения. Это сводит на нет стрессовую обстановку, ребенок на экзаменах, зная об этом, может спокойно работать.

По условиям эксперимента дети, одержавшие победы в региональных олимпиадах, будут иметь право на внеконкурсное зачисление в вузы. Для нас это означает прежде всего заботу об обучении одаренных и мотивированных детей. Мы давно работаем в этом направлении, не случайно по итогам прошлого года увеличилось число тех, кто обучается на «4» и «5», практически каждый четвертый ученик закончил учебный год без троек, с отличием закончили школу 3300 выпускников (в два раза больше, чем в предыдущем), почти 14 тысяч награждены похвальными грамотами, 16,5% выпускников имеют медали. Если учесть, что письменные работы проверяли независимые комиссии, то понятно - к ЕГЭ мы подходим с неплохими результатами работы педагогов. Но, как говорится, не оценками едиными живы одаренные и мотивированные дети. Одной из важных форм работы с ними стали предметные и межпредметные соревнования, ежегодно в Москве в них участвуют около 110 тысяч человек. На последнем Всемирном математическом конгрессе в Пекине высшую мировую математическую награду - Филдсовскую медаль (аналог Нобелевской премии) получил выпускник 2-й школы Владимир Воеводский. У нас стало традицией проведение окружных конференций проектных и исследовательских работ школьников, ярмарок идей, конкурсов проектов, научно-познавательных игр и других мероприятий, развивающих творческий потенциал ребенка и реализующих его потребность в признании. В минувшем году только на городском этапе Московского конкурса детских проектно-исследовательских работ обучающихся приняли участие около 1800 детей, победителями городских конференций стали 458 московских школьников, лучшие работы получили высокую оценку на Международной выставке молодежных научно-исследовательских проектов «ЭКСПО-наука-2003». Но нам предстоит упорядочить взаимодействие с вузами в проведении региональных олимпиад. Региональная олимпиада по каждому предмету должна быть одна, а сейчас их немыслимое количество, каждый вуз стремится провести свою, а дети-то одни и те же, для них победа на олимпиаде может стать путевкой в вуз при проведении ЕГЭ.

Еще одним важным направлением подготовки к успешному проведению единого государственного экзамена является профильное обучение - в нынешнем году несколько московских общеобразовательных учреждений вступят и в этот федеральный эксперимент. Нам предстоит обеспечить углубленное изучение отдельных дисциплин программы полного общего образования для учащихся с соответствующей мотивацией и способностями, создать условия для значительной дифференциации содержания образования старшеклассников с широкими и гибкими возможностями построения школьниками индивидуальных образовательных программ, это в свою очередь решит проблему перегрузки старшеклассников. Профильное обучение, на наш взгляд, будет способствовать обеспечению равного доступа к полноценному образованию разным категориям обучающихся в соответствии с их индивидуальными склонностями и потребностями, расширит возможности социализации учащихся, позволит установить преемственность между общим и профессиональным образованием, в том числе позволит более эффективно подготовить выпускников школы к освоению программ высшего профессионального образования.

В Москве - особая ситуация, связанная с тем, что в столице находится наибольшее количество сильных федеральных вузов. Наше согласие на участие в эксперименте по ЕГЭ должно быть подкреплено согласием вузовских коллективов. Сегодня мы ведем переговоры с московским советом ректоров, обсуждаем то, сколько мест будет отдано под поступление в рамках эксперимента. Я понимаю, что для сильных столичных вузов это очень сложная проблема, понимаю и их опасения. Ведь традиционно они отбирали в результате вступительных экзаменов самых сильных абитуриентов. Но, с другой стороны, и поступали туда не только самые сильные выпускники российских школ, но и самые сильные выпускники московских школ. Наша общая задача - не понизить планку ни школьного, ни вузовского образования.