При поступлении в вузы 2206 юношей и девушек использовали свидетельства о сдаче ЕГЭ, 1144 из них поступили в вузы на бюджетные места». Составив на основании данных Надежды Аркадьевны нехитрую математическую пропорцию, я подсчитала, что количество поступивших в высшие учебные заведения на бюджетные места с помощью ЕГЭ составляет 3,57%. Поступить в вуз на платной основе, как известно, можно с любыми оценками и с любыми экзаменами. То есть ЕГЭ сдавали примерно 27% выпускников, лишь восьмая их часть смогла им воспользоваться на вступительных экзаменах. При этом в целом количество желающих сдавать ЕГЭ как итоговый экзамен существенно выросло, в 2002 году было лишь 5368 участников эксперимента. И все-таки как расценивают ЕГЭ школьники, учителя и родители?

В чужую школу - не хочу!

В 2003 году лицей №130 имени академика М.А.Лаврентьева закончил 91 человек. 90 ребят поступили в вузы, одна выпускница не поступала. 100% «поступаемости» - обычная цифра для нашей школы в течение многих лет. Большинство ребят, чьи родители работают в научно-исследовательских институтах Академгородка, идут в НГУ, часть поступает в другие вузы города. ЕГЭ ежегодно сдают 3-4 человека. В сентябре 2003-го, когда был задан вопрос: «Кто собирается весной сдавать ЕГЭ?» - не поднялась ни одна рука... Разговаривая со школьниками, я выяснила, что нежелание сдавать ЕГЭ не имеет ничего общего с содержанием экзамена.

Первая причина отказа от ЕГЭ (в Новосибирской области ЕГЭ еще не стал обязательным): нет решающего встречного приказа по вузам. НГУ, например, результаты ЕГЭ пока не принимал как вступительные, а именно туда стремится большая часть абитуриентов. Весной НГУ традиционно устраивает репетиционные экзамены на многие факультеты, наши выпускники набирают на них нужное количество баллов, например физики и математики получают две пятерки по ведущим дисциплинам и зачет по русскому; таким образом, еще не закончив школу, они уже фактически поступают в университет, и единый экзамен им просто не нужен. В 2003 году НГУ включился в небольшой пока список новосибирских вузов, принимающих абитуриентов по результатам ЕГЭ, но это распространяется не на все специальности. Так, совсем в стороне остались гуманитарные факультеты, куда традиционно стремятся поступить выпускники из английских школ и профильных гуманитарных классов. Значит, для части школьников ЕГЭ - лишь обременительные дополнительные хлопоты, а не обязательное условие для поступления. Появляется вторая, пусть звучащая по-детски, причина нежелания иметь дело с ЕГЭ: «Не хочу идти в чужую школу!». Причем эта причина не имеет ничего общего с необходимостью находиться среди незнакомых учителей, дети просто не хотят идти в другое здание, ведь дома, как известно, и стены помогают. В нашем большом городе дорога из конца в конец занимает часа полтора на разных видах транспорта, который не всегда надежен, а родная школа - вот она, под боком.

Третью причину называют и школьники, и учителя: очень усложнена процедура заполнения титульного листа и оформления работ. Педагоги сначала обучаются сами, что отнимает время, затем проводят инструктаж со школьниками по сорок минут перед началом работы над экзаменационными заданиями, после чего в воздух взмывает лес рук, дети просят повторить, разъяснить, боятся ошибиться не в заданиях, а в заполнении клеточек. Черновиков дается много, а чистовик - один. Это листочек А5 с очень мелким шрифтом. Когда я увидела, как буквально возят носом по листочку подростки, пытаясь прочесть напечатанное, то поняла, что многие мои ученики на ЕГЭ не пойдут. Во всех газетах пишут, как садится зрение у детей за годы учебы, они просто не смогут прочесть очень мелкий шрифт или затратят много времени на разбирание текста. Значит, это нужно учитывать при распечатке заданий.

Интернет и медалисты

Медалисты - категория не такая многочисленная, в иных школах их вообще нет. Но все медалисты поступают в высшие учебные заведения, то есть, казалось бы, ЕГЭ предназначен в первую очередь им. У нас в школе в 2003 году 15 выпускников, то есть одна шестая часть от общего числа, 16%, закончили школу с медалями. Никто из них не сдавал ЕГЭ, потому что о них в положении о едином экзамене вообще ничего не сказано. Ребята, много лет учившиеся в школе на «отлично», победители олимпиад, конференций и конкурсов, не боятся никаких заданий. «Я решу и сто задач за отведенное время, - говорит юный математический гений, - а вот тесты терпеть не могу. Где написано, что будет, если я сделаю одну ошибку?» В воскресенье, когда в школе пусто и тихо, я специально пришла в интернет-класс, чтобы поискать нужные сведения. По опыту знаю: и Министерство образования, и областное управление выкладывают все данные в Сети. Вопрос в том, многие ли учителя, классные руководители, директора школ об этом знают, все ли имеют доступ к Сети и умеют ею пользоваться? Нашла «Письмо о выдаче золотых и серебряных медалей участникам ЕГЭ 2002» за 29.05.2002, подписанное министром В.М.Филипповым. Сразу отмечу: 29 мая, за два дня до первого письменного экзамена, - слишком поздно для такого важного письма, дети делают выбор гораздо раньше. Ведь нужно время, чтобы письмо дошло до мест! Моя дочь как раз кончала школу в 2002 году. Написала традиционное сочинение и обычный экзамен по математике, прошла городскую медальную комиссию, остальные экзамены сдала на «5», по всем предметам «5» в аттестате, получила заслуженную золотую медаль. Никакого письма, распоряжения, инструкции мы в глаза не видели. Между тем порядок выдачи медалей, изложенный в письме, существенно отличается от того, какого придерживаются медальные комиссии, а именно: «...Министерство разрешает государственной экзаменационной комиссии субъекта Российской Федерации принимать решение о выдаче медалей в порядке исключения в 2002 году при получении по результатам единого государственного экзамена отметки «хорошо»... Таким образом, выпускники, сдающие ЕГЭ и традиционный экзамен, оказываются в очень неравных условиях. Одного из наших медалистов в 2002 году городская медальная комиссия, что называется, «завернула» на сочинении, он получил не золотую, а серебряную медаль. Получается, сдавал бы ЕГЭ, получил бы четверку и сохранил золотую медаль. «Нет, так нечестно!» - вот мнение детей. И почему в письме министра сказано «в порядке исключения»? Должно быть единое положение.

В правилах также указано, что даже если за ЕГЭ школьник получил «два», но за год имеет «три», в аттестат идет лучшая оценка. Опять-таки медалисту это ничего не дает, так как их статус не определен, а вот двоечнику дает лазейку. Если не сдашь обычный экзамен, назначается пересдача, как правило, на осень, а двойка за ЕГЭ ничем не грозит. К нашему общему удивлению, одна девушка, имевшая по русскому языку устойчивую двойку («И как я ее через экзамен протащу?» - вздыхала учительница), выбрала ЕГЭ. Поехала за тридевять земель сдавать... и получила четверку, что больше всех изумило ее. Я спросила, как она заполняла тест, она засмеялась: «Ставила крестики и нолики через один». А ответы знала? «Нет». Помог ли ей ЕГЭ? «Конечно, обычный экзамен я бы никогда не сдала!»

Экзаменационный марафон

В управлениях образования разного уровня говорят о других серьезных недоработках. Если разом ввести ЕГЭ по всей области, нужно четко продумать систему проверки результатов, обработки данных, выдачи документов, иначе эта процедура непомерно затянется, тогда как же ребята будут поступать? Например, в апреле 2003 года я вместе с ученицей ездила на Всероссийскую олимпиаду по английскому языку, где с нами ежедневно работали представители Минобразования. Была возможность получить информацию из первых рук и задать любые вопросы, в том числе о ЕГЭ. Ведущий специалист Минобразования по иностранным языкам В.В.Копылова рассказала нам, что ЕГЭ по английскому строится на основе международного экзамена FCЕ, формат которого «обкатывался» на олимпиаде. Чтобы подготовиться к нему, необходимо минимум два года заниматься по соответствующим британским учебникам, откуда же школы их возьмут? Прозвучал ответ: «Платные образовательные услуги, как во многих школах Москвы». Мы живем не в Москве, даже у нас, в Новосибирске, школы не закупят дорогие импортные учебники, а что уж говорить о селе! Из 140 ребят - участников Всероссийской олимпиады по английскому языку и уже занявших первые места в своих регионах - только 23 вошли в пятерку лучших. Многие сумели правильно выполнить менее половины заданий. Если министерство будет настаивать именно на той форме проведения экзамена, которая была представлена на олимпиаде, то есть все аспекты - чтение, слушание, говорение, письмо - за один день, при этом все говорение, включая речь учителя, должно быть записано на пленку и отправлено в центры проверки, то результаты мы получим, видимо, через год. Кстати, детей перспектива записи на пленку не пугает, а вот учителя встретили новость о таком варианте тяжелым молчанием. Значит, ЕГЭ по иностранному языку будут сдавать единицы.

Эксперимент ведется уже не первый год. Весной 2003 года в Новосибирске изъявили желание сдавать ЕГЭ около 30% школьников, часть в последний момент передумала, но все же около 27% ребят испытание прошли. Настораживает, что по-прежнему проводятся циклы обучения учителей, участвующих в эксперименте не в качестве экзаменаторов, а в качестве дежурных, разъясняющих, как что заполнять. Непонятно, почему, например, математиков приходится весной снимать с уроков и отправлять в центры проведения ЕГЭ, чтобы их обучили, что нужно делать на экзамене по русскому или истории.

Еще одно соображение, которое тоже до сих пор остается в тени. Мне кажется, не до конца продуманы цели и задачи ЕГЭ. Нужно ли обязательно привязывать новую форму выпускных школьных экзаменов к вступительным экзаменам в вуз? Стоит посмотреть статистику, ведь далеко не все выпускники в стране поступают в вузы, многие идут работать в магазины, на почту, водителями, часть юношей идет в армию. Если ЕГЭ вводится как новая форма итоговой аттестации учащихся, тут и говорить не о чем. Все школы постепенно перейдут на ЕГЭ, будут готовить выпускные классы к заполнению тестов вместо сочинения, и дело с концом. Правда, в США и многих странах Европы после примерно пятнадцати лет тестирования пришли к выводу, что тесты себя не оправдывают, потому что это все же игра в «угадайку», и ищут новые методы, формы оценки знаний. Ну а Россия желает попробовать то, от чего другие отказываются. Тогда должны действовать обычные школьные правила: не сдал - решает, нужна ли переэкзаменовка или для дальнейшей жизни достаточно справки о том, что прослушан курс средней школы. Сдал немного хуже, чем ожидал, опираясь на итоговые оценки, - как и сейчас, учитель решает, какая оценка идет в аттестат. Ведь и сегодня, если очень хороший ученик сбился, растерялся, переволновался и на экзамене ответил хуже, чем всегда, мы имеем право ставить в аттестат ту оценку, которую он имеет за год в качестве итоговой. Положение о ЕГЭ должно быть доработано так, чтобы не возникали вопросы как о медалистах, так и о тех, кто учился с трудом, но все же дошел до конца.

Хотелось бы, чтобы Минобразование, принимая свои решения и выпуская приказы, письма и постановления, делало это в разумные сроки, не создавало излишней нервозности в школах накануне экзаменов. В идеале желательно было бы сначала принять меры по улучшению общей ситуации в учебных заведениях: ежедневно можно прочесть статью, услышать передачу о том, что «учительский корпус неуклонно стареет». В Новосибирской области в среднем 30% учителей - пенсионеры, в отдельных школах эта цифра колеблется от 50 до 100%. Кто будет принимать ЕГЭ в недалеком будущем? Не до экспериментов, когда в отдельных школах нет учителей по всем ведущим предметам или занятия проводятся сразу в двух классах, когда педагоги сообщают о том, что на уроках иностранного языка исчезает деление на группы, а директора отказываются оплачивать замену уроков. Какие бы ни предлагались меры по привлечению выпускников педагогических вузов в школы, вплоть до возврата к распределению, у государства нет реальных рычагов воздействия на массу студентов, обучающихся на платной основе. Нужны реальные меры, чтобы мы больше не читали в любимой «Учительской газете», не слышали по новостям: «Педагоги получили отпускные к 1 сентября» или «Задержка в выплате зарплаты составляет всего один-два месяца, в отдельных местах - до полугода». Представьте себе, учителю хочется есть каждый месяц, а не с задержкой до полугода.

В начале сентября услышала очередную новость. «Министерство вводит уроки иностранного языка и информатики как обязательные во всех школах со второго класса. Правда, во многих школах нет учителей иностранного языка и информатики, нет компьютеров, но министерство все равно вводит...» А откуда учителя-то возьмутся? Один компьютер родители как-нибудь купят, даже учебники по иностранному языку приобретут, но ведь роботов-педагогов еще не изобрели! Хотелось бы, чтобы все новшества Минобразования, будь то ЕГЭ - итоговая аттестация учащихся или введение новых предметов в начальной школе, опирались на реальность.

Нина КОПТЮГ, методист Советского руо Новосибирска по иностранным языкам, учитель английского языка лицея №130, лауреат I Всероссийского конкурса «Дистанционный учитель года России-99», победитель конкурсов методических материалов «Сто друзей» и конкурса методических материалов Федерации Интернет Образования-2002