Статфакт

Через ЕГЭ прошли выпускники 296 школ региона. 10 тысяч ребят сдавали обязательный экзамен - математику. Уровень «С» выбрали 37% выпускников.

Причем польза от него не только ребятам и их родителям, но и вузам - не надо организовывать дорогостоящую приемную комиссию, да и самим учителям. Ведь именно ЕГЭ заставил их по-новому посмотреть на результаты своей работы и серьезно заняться повышением собственной квалификации.

За опытом в Новгород

Калужский департамент образования и науки в самом центре города. Его начальник - Геннадий ЛОВЕЦКИЙ - человек удивительный во многих отношениях: настоящий эрудит, трудоголик, доктор философских наук, профессор, президент научно-просветительского общества «Гелиос» имени Александра Чижевского и, кроме того, отец четверых детей. При такой-то нагрузке умудряться находить время для своих ребятишек непросто.

Мой визит был для Геннадия Ивановича неожиданностью, и тем не менее он принял меня сразу, без отговорок на занятость и обилие работы. Оказалось, что к эксперименту в Калуге готовились всерьез. И прежде всего детально изучили опыт других регионов.

- Еще летом 2002 года прошла коллегия, на которой советы директоров ссузов и ректоров вузов области приняли решение об участии в эксперименте, - рассказывает Геннадий Иванович. - Мы сразу же решили познакомиться с опытом Новгородской области. Новгород на год раньше нас вступил в эксперимент. Наша делегация была там самой большой - 32 человека, по одному от каждого района. Ходили, спрашивали, интересовались, как прошел эксперимент. Оказалось, в Великом Новгороде вся работа по ЕГЭ была сосредоточена на базе Новгородского университетского комплекса. Мы же всю работу по подготовке и проведению ЕГЭ вели на базе нашего департамента. Начальник отдела науки и профессионального образования Татьяна ТАРАСОВА участвовала в совещании по качеству КИМов в Петербурге, экспертную комиссию отправляли на учебу в Москву. Принимая решение о вхождении в эксперимент, - продолжает Ловецкий, - мы пытались посмотреть на условия проведения эксперимента с разных сторон. Старались, чтобы были учтены интересы всех участников ЕГЭ и, конечно же, прежде всего ребят. Именно для них новый механизм проведения экзамена дает больше всего плюсов: упрощает саму процедуру, появляется возможность отправлять свои документы в несколько вузов. А то получается: в школе сдаешь экзамен своим учителям, а потом надо еще идти в вуз к совершенно незнакомым людям и там зачастую сталкиваешься с вопросами, о которых в школе вообще ничего не говорили. За последнее время появилась масса посредников между школой и вузом, прежде всего репетиторов. Кроме того, вузы в свою очередь зачастую предъявляют завышенные требования. Так, одна из наших выпускниц сдала экзамен по ЕГЭ на очень высокий балл - 91, но, поступая в один из филиалов московского вуза в Калуге, тем не менее получила неудовлетворительную оценку. Я думаю, именно ЕГЭ даст нам возможность посмотреть состав поступивших по этому и подобным филиалам, выпускники с какими баллами заполнили там места. В одном из техникумов сложилась похожая ситуация - у девушки была «твердая» четверка по русскому языку. В техникуме, не принимавшем свидетельства по ЕГЭ, она сдала русский на «три». Выпускница не растерялась, подала апелляцию, в результате чего оценку пересмотрели. Так что я лично уверен - ЕГЭ более объективно оценивает знания.

- Геннадий Иванович, наверняка вам пришлось проводить собрания со школьниками и их родителями, чтобы разъяснить условия проведения эксперимента.

- Мы договорились с коллегами по районам, что будем собирать ребят не только в школах, но и в клубах, проводить межшкольные собрания. Они прошли в Калуге, Обнинске и других крупных районах. Все это было необходимо, чтобы преодолеть недоверие, недопонимание как среди учеников и их родителей, так и среди учителей.

Правила игры

- Геннадий Иванович, как вы оцениваете результаты ЕГЭ в Калужской области?

- Результаты экзаменов были неожиданными даже для нас, мы ведь не ставили никаких сверхзадач, работали в режиме эксперимента. Когда мы узнали результаты первого экзамена и соотнесли их с оценками по России, то увидели, что пятерок у нас в среднем было вдвое больше, чем по стране, а двоек в два раза меньше, чем по России. Хочу также добавить, что у нас не было ни одной жалобы по организационной процедуре ни от учителей, ни от родителей. Мы подошли к ЕГЭ очень ответственно, Министерство образования поставило нам оборудование для обработки результатов ЕГЭ, деньги же на проведение экзамена мы выделили из резервов нашего департамента.

Геннадий Иванович достает брошюру - инструкцию для выпускников и их родителей «Пропуск. ЕГЭ-2003», выпущенную Минобразованием РФ.

- Я бы назвал эту книжку Биллем о правах ребенка, - говорит он, - наши дети получают его впервые. Здесь положение по проведению экзамена, инструкция по участию в ЕГЭ, советы, куда можно обращаться с апелляцией. Указаны также права и обязанности выпускника. Ребенок наверняка покажет этот «пропуск» дома, там его родители смогут дотошно изучить инструкции по ЕГЭ.

- Сколько предметов сдавали по ЕГЭ в вашей области?

- Сдавали 8 экзаменов из 14 предметов 11-го класса. Математика была обязательной, все остальные - по выбору. Мы не взяли лишь иностранный и литературу. Думаем, в следующем году включим в ЕГЭ и эти предметы, мы по полной программе окунаемся в эксперимент. Кстати, те, кто не выбрал ЕГЭ, потом жалели, егэшные экзамены всем пригодились. В отличие от других территорий у нас всего 40 апелляций по оценкам, в то время как в других областях бывало до 800. Причем один мальчик из Обнинска апеллировал только потому, что у него было 99, а не 100 баллов. Он поступал в Высшую школу экономики, и, между прочим, его зачислили.

Без права на компромисс

- А где проходил экзамен, в школах?

- Да, мы решили дать учителям заработать на ЕГЭ и потому проводили экзамен в школах. Зачем обижать людей недоверием, ставить всех под подозрение? Конечно же, на ЕГЭ работали те люди, которые не вели данные предметы. Кстати, по поводу ответственности учителей. У нас ведь экспертная комиссия на 50 процентов состоит из школьных учителей, остальные 50 - преподаватели вузов. При проверке тестов выяснилась следующая картина: абсолютно во всех случаях учителя школы ставили более низкую оценку по сравнению с вузовскими. А правила таковы, что компьютер выявляет разницу, при большой разнице баллов работа проверяется в третий раз. Если бы только вузовские работники проверяли тесты, то у выпускников баллы получились бы выше. У нас все учителя так или иначе участвовали в ЕГЭ, знакомились с тестами, с правилами проведения. Знаете, самое удивительное: с проведением эксперимента у нас оживилась работа на курсах и в институте повышения квалификации. Мы впервые за многие годы привлекали преподавателей Бауманки и педуниверситета. Ведь, согласитесь, учителям школ важно не только методику знать, но и уметь решать задачи, а то были случаи, когда дети лучше учителей справлялись со сложными задачами. Так вот на курсах мы учили педагогов решать задачи повышенной сложности по физике, химии, биологии. ЕГЭ способствует повышению квалификации учителей и даже компьютерной грамотности.

- Кому сложнее всего было с ЕГЭ?

- Наверное, все-таки учителям. Потому что это связано с психологическими особенностями, с необходимостью перестраиваться. Тем более что ЕГЭ ведь позволяет выявить уровень знания учеников, которых они учили все эти годы. Раньше можно было пойти на компромисс - поставить ученику тройку. Оценка вообще напрямую зависела от учителя. Мы сняли эту ситуацию, объяснили учителям, что ЕГЭ прежде всего в интересах учеников. Напряжение улеглось, а вот интерес к образованию повысился. Многие директора рассказывают, что даже троечники начинают шевелиться. Были случаи, когда они сдавали ЕГЭ значительно лучше, чем учились в школе. Согласитесь, педагог иногда ставит на ученика клеймо, и потом ребенку очень трудно от него избавиться. ЕГЭ дает возможность ученику показать себя таким, какой он на самом деле.

- А где хранились экзаменационные работы, их сохранность была гарантирована?

- Экзаменационные работы получал я лично, они хранились у меня в сейфе. Задания «А» и «В» уходили в электронном виде в Москву. На каждой работе был штрих-код, задания «С» проверялись в Калуге. В Москве складывались все баллы, а нам приходили готовые свидетельства, к которым никто не имел доступа, на них даже моя подпись стояла в электронном виде.

Школьный автобус

- Не оказались ли результаты сельских ребят ниже?

- Нет, - отвечает Геннадий Иванович, и для доказательства своих слов демонстрирует мне газету «Калужский учитель» с рейтингом, где на первом месте сельские школы. - А все потому, что в области нет проблем с доставкой сельских ребят в крупные школы. Программа «Школьный автобус» позволила нам поднять уровень знаний на селе. Мы можем перевозить ребят из мелких школ в крупные, где есть материальная база, сильные педагоги, интернет, где можно заниматься факультативно.

Кстати, у нас практически единственная территория, где губернатор решил, что государственное учреждение «Школьный автобус» будет подчиняться начальнику Департамента образования. Мы содержим школьные автобусы, несем расходы, связанные с их ремонтом, бензином, нанимаем на работу водителей, купили для них единую цветоотражаемую форму. Губернатор установил им доплату по 2 тысячи рублей, так что зарплата у водителя получается до 4 тысяч.

- Скажите, сама процедура проведения ЕГЭ потребовала от вас больших средств?

- Конечно, можно было удешевить проведение ЕГЭ. Сделать, к примеру, как можно меньше пунктов ЕГЭ. Так у нас в Калуге было 17 пунктов на 51 школу, а можно было сделать 5 и нагнать ребят в спортивные залы. Мы же старались, чтобы было комфортно и ученикам, и учителям. Во время пробного экзамена мы организовали питание, предусмотрели минимальные расходы на чай, бутерброды, сок. Никто, конечно, не имел права входить в аудиторию. Это было неукоснительное требование. Приехал работник министерства на ЕГЭ, а его не пускали, потребовали не только удостоверение, но и специальный пропуск на экзамен. Зайти в класс можно было только перед началом экзамена. Главы образования потом обижались, что нельзя прийти в свою родную школу, посмотреть. У нас были уполномоченные по каждому району, я им говорю, чтобы выдавали тесты из сейфа и под роспись в день экзамена.

Доверять результатам можно!

- Геннадий Иванович, а сколько ребят потом поступали по ЕГЭ в вузы?

- Обнинский университет атомной энергетики принимал только по ЕГЭ, и, кроме того, Калужский педуниверситет на 70 процентов принимал по свидетельствам ЕГЭ. А у кого не было свидетельств, сдавали во вторую волну - в июле. Ректор Обнинского университета остался очень доволен. «Я избавился от головной боли вступительной кампании, кроме того, ко мне пришли сильные студенты с хорошими свидетельствами ЕГЭ», - говорил он.

Наши филиалы Бауманки и ВЗФИ тоже участвовали в ЕГЭ. Из 12 тысяч студенческих мест - 2700 человек зачислены по ЕГЭ. Если же вычесть все те вузы, которые не принимали по ЕГЭ, то, наверное, 40 процентов поступали по ЕГЭ - из 9 тысяч мест 2700 заняты ребятами со свидетельствами по ЕГЭ.

- Геннадий Иванович, какими выводами вы могли бы поделиться?

- Доверять результатам ЕГЭ можно - вот главный вывод. Это поняли наши вузовские преподаватели. И тем не менее все равно надо работать с родительской общественностью - новые родители и новые дети к нам приходят каждый год. Процедура ЕГЭ, конечно, будет совершенствоваться. Возможно, надо страховать себя от возможных сбоев с доставкой пакетов. Так, доставку с тестами мы решили производить фельдъегерской службой - это спецпочта, и ни у кого не будет искушений.