Продолжение. Начало в № 43

Разумеется, Сердце есть Центральный орган кровеносной системы, он четырехкамерный, в нем мышцы, и они сокращаются.

Спасибо науке, что она так детально, дотошно описывает процессы зарождения, развития и действия Сердца, устанавливает каждую его частицу и обозначает специальным понятием. Спасибо ей, что она ищет и отчасти находит пути лечения больного Сердца как физиологического органа.

Я принимаю всю науку о видимом Сердце и видимых в нем явлениях. А наука дальше видимых и не идет. Она и не хочет признать ничего, что не очевидно.

Да, мышцы Сердца сокращаются и расширяются.

Но кто задал им импульс к Великому Движению, а может быть, к Служению?

Да, Сердце пульсирует ритмично.

Но почему пульсация Сердца соизмеряется с пульсацией Космоса?

Подарим науке удивительный факт: только Сердце во всем организме человека стучит, стучит, стучит... Почему оно стучит, а не молча, как другие мышцы, делает свое дело?

Наука ушла от этого очевидного явления.

Но разве пульсация и стук Сердца не возводят Его выше грубоматериалистического толкования?

Биологи, хотите опыт?

Изучайте развитие комнатных растений в семье, где все наполнено эманацией сердечной любви, добротой и взаимопониманием, а также в семье, где злые сердца извергают злобу и ненависть.

Вывод будет в пользу мощи доброго Сердца.

Неужели не верите?

В наше просвещенное время унизить Сердце только до физиологического органа недопустимо.

«Мешок мышц!»

Не скрою, стыжусь за ученых, которые так обозвали Сердце.

Стоило ли им тратить годы и ночи мучительных научных исканий, чтобы изобрести понятие, исключающее уважение и благоговение перед Сердцем.

Почему, дайте мне ответ, Василий Александрович Сухомлинский отдал детям свое израненное, с осколками вражеской бомбы, Сердце? Что же он им преподнес в дар: мешок, полный мышц и осколков, или ларец, полный жемчужин его истерзанного Сердца?

Мудрец предупреждает: «Всякое поношение Сердца есть хула на дух Истины».

Речь не идет об опровержении трехмерности Сердца, то есть об осознании его материальной структуры.

Речь идет о расширении понятия Сердца четвертой мерностью, которая даст нам возможность, хотя бы частично, осмыслить высшее - планетарное и вселенское предназначение Сердца, понять его Божественную сущность, принять идею о том, что воспитание, как и вся жизнь, должно проходить через Сердце.

Мудрец твердит: «Мы должны ввести в сферу Сердца весь мир, ибо Сердце есть микрокосм сущего. Кто не вдохновится великим понятием Сердца, тот умалит свое собственное значение.»

Сердце нуждается в новом понимании.

Ибо именно через Сердце мы получим импульс к возрождению, восхищению, к эволюционному движению.

Через Сердце мы получим путь к Свету.

А настоящее время очень тяжелое.

Не только в узком смысле, что нам трудно живется, что мы обнищали, что вокруг голод, холод, нищета. И что все больше торжествует социальная несправедливость.

Да, это так, и нам от этого плохо.

Но время тяжелое в широком смысле: человечество болеет Сердцем, и беснование Сердца ужасает Мир Земной и Миры Высшие.

По всему земному шару ползет пожар. В сравнении с тем, во что он может превратиться, все бывшие войны ничто.

Каждый день положение в мире отягощается, и «нет ни дня, ни часа, когда бы мир не был в опасности»,

Настало время собирать камни.

«Современное погибельное положение создалось извращенными помыслами мозга, потому снова обратимся к Сердцу как судье и водителю».

Нам нужен путь.

А лучший путь - спешить к лучшему.

Великий путь - созидать великое.

Прекрасный путь - творить прекрасное.

Путь добра - творить добро.

Путь восхождения - восходить.

И всякий путь - в Сердце.

Путь к Сердцу - жить Сердцем.

Мы мечтаем о свободе, но в какой темнице держим наше Сердце!

Нужно новое понимание Сердца.

Это новое понимание будет хорошо забытое старое.

Было время, когда люди забыли о работе Сердца, они измыслили о Сердце множество ограничений, и сегодня дела сердечные понимаются узко и извращенно.

Но Сердце есть вместилище Благодати.

И не забудем, что хорошо забытое старое порой звучит как колокол из Желанного Будущего, ибо оно - Вечная Мудрость.

И нет науки выше Мудрости.

Из Вечной Мудрости я достаю крупицы искр о новом понимании Сердца. В них, в этих крупицах искр, которые скрещивает единая суть, просвечивает невидимая сторона Сердца, и она стоит над видимой его стороною.

В этих крупицах искр нет игры слов, они не просто добрые и красивые фразы, а в них Истина, которая может отразиться в нашем сознании через чувствознание.

Истину о невидимой стороне Сердца нельзя изложить так называемым научным языком, учеными терминами и понятиями, как делают это специалисты в отношении видимой стороны Сердца, вроде «мешок мышц».

С трепетом Сердца, дорогой Коллега, я предлагаю Вашему тонкому Сердцу крупицы нового понимания Сердца - Центрального органа нашей духовной и физической сущности. Их я вычитал из Книг Мудрости.

- Сердце по существу есть Свыше действующий орган, Оно дается нам для высших сношений.

- Сердце является международным и мировым органом.

- Сердце есть беспредельность.

- Учение Сердца есть Учение причин явлений.

- Лишь Сердце дает бессмертие.

- Сердце - престол Высшего Света.

- Сердце понимает, где искра Света или пыль Тьмы.

- Оружие Света - Сердце.

- Сердце есть залог будущего.

- Мощь Сердца преодолевает решительно все.

- Сердце может приобщаться к дальним мирам.

- Сердце может знать смысл событий дальних миров.

- Сердце есть средоточие психической энергии.

- Сердце знает весы Небесные.

- Сердце знает боль мира и знает лучи надземные.

- Понятия Сердца и Культуры неделимы.

- Когда говорим о Сердце, говорим о прекрасном.

- Сердце - дворец воображения.

- Свойство магнита заложено в Сердце.

- Думает Сердце, утверждает Сердце, объединяет Сердце.

- Поверх мозга есть Сердце.

- Мозг - прошлое, Сердце - будущее.

- Нельзя образовать мозг без утончения Сердца.

- Обитель чувствознания в Сердце.

- Дуги сознания сливаются в пламени Сердца.

- Надо перенести сознание в Сердце.

- Чуткое Сердце устремляет сознание к обновлению.

- Нигде иначе не может преобразиться мысль, как в сердце.

- Спор Сердца и рассудка является печальной страницей человечества.

- Сердце аккумулирует все мировые энергии.

Отсюда выводы:

- «При малейшем очищении Сердца человечество может уявить водопад Благодати».

- «Лишь энергия Сердца делает человека неуязвимым и несет его поверх препятствий».

- «Мы должны иметь Сердце, открытое и к Небу, и к Земле».

В связи с истинным смыслом данных высказываний позволю себе провести теоретическое суждение.

Все существующие слова в языке имеют свое прямое назначение, привязаны к тем явлениям и предметам действительности или воображения, для обозначения которых они возникли. По мере расширения познанной картины мира часть слов начинает обслуживать новое, тоже расширяя свое прямое значение.

Надо полагать, что так будет и впредь, так как творить совершенно новые слова возможно только теоретически.

Не считайте, пожалуйста, мое следующее допущение абсурдным: изначально возникший объем слов заключал в себе смысл не только настоящего, но и будущего. Часть смысла будущего в слове открывалась тогда, когда наступало это будущее и люди познавали соответствующее новое.

Если глубоко, духовным взором приглядеться к отдельным словам, перед нами откроется семантика прошлого - настоящего - будущего, то есть Вечного. Это я назову прямой семантикой, прямым назначением слов.

Но в речи слова часто применяются не в прямом назначении. То есть из прямого смысла слова порой остается, может быть, только форма, которая намекает на его смысловое ядро; форма наполняется чем-то другим, иногда весьма отличным и отдаленным от прямой семантики. Пример такого оборота слов дают поэзия, искусство, а также наука и бытовая речь. Это говорит о том, что, во-первых, мы имеем дело с ограниченным количеством слов, и нет возможности вольно его умножать; во-вторых, чувства часто не поддаются прямым словесным выражениям и требуют дополнительных оттенков, из-за чего притягиваются другие слова; в-третьих, возникает необходимость говорить подтекстом или вовсе заключать нечто сокровенное в недра образности выражений и так передавать потомству.

Но бывает, притом нередко, когда нам кажется, что то или иное слово порой притягивается для образности выражения, тогда как именно в данном случае слово послужило адекватному обозначению мысли, в которой открылось что-то новое. Говоря точнее, сдружившиеся слова едиными усилиями приоткрыли в себе последующие части своих прямых семантик. Эти части были предназначены для будущего, и оно наступило.

Вот примеры: «пламя Сердца», «пламенное Сердце», «огонь Сердца», «огненное Сердце», «разум Сердца», «глаза Сердца», «уши Сердца», «магнит Сердца» и тому подобное.

Как нам принять эти словосочетания: как способ создания красивых образов совсем с другим семантическим значением (вымысел, воображение) или как отражающие прямую семантику?

Одно из двух:

Или Сердце действительно наделено другого рода огнем и пламенем, о которых нам до сих пор не было известно и мы познаем их сейчас, и тогда «огонь Сердца» и «пламя Сердца» приоткрывают нам новую часть своей семантики.

Или слово «огонь» притягивается к слову «Сердце» с целью украсить его и образным сочетанием передать совершенно иной смысл.

Я выбираю первое допущение: да, действительно, есть огонь иного свойства, он отличен от известного нам огня; он пока не поддается нашему материальному опыту, потому его действительность воспринимается нами чувствознанием; огонь этот, как и пламя от него, проявляется через Сердце. Об этом огне могли знать древние, так как единое понятие «огонь Сердца» имеет древнее начало.

Эти допущения прямым путем подведут нас к пониманию и осознанию Миров высших, Тонкого Мира, Царствия Небесного.

Сказано: «Надо держать Сердце открытым и к Небу, и к Земле».

Так держит Сердце свое мой друг Словесник.

Язык Сердца есть дыхание Творца.

Учась сам, учит своих учеников этому единственному для высших сношений языку, учит общаться с людьми от Сердца к Сердцу. Учит держать Сердце в чистоте.

Мой друг Словесник превращает своих учеников в сотрудников творческой лаборатории Сердца и увлекает их исследованиями речевой симфонии Сердца, музыки духа, речевых оттенков, красоты и благодати речи. Помогает им понять, сколько психического пламени пробегает по нервам, окрашивая речь.

Он строит в себе Храм Сердца и ведет учеников к тому, чтобы они тоже строили в себе Храм Сердца.

Речь есть музыка духа, звучащая в Храме том.

Без Сердца что скажем?

Без Сердца что прочтем?

Без Сердца как жить будем?

Держит Сердце открытым и к Небу, и к Земле мой друг Физик.

Вселенная есть одно великое Солнце-Сердце, и мы живем в ней нашими солнце-сердцами.

Осмысливает сам и помогает осмысливать своим ученикам, что Сердце есть магнит, действующий по закону притяжения подобного. И нет ничего точнее, нежели биение Сердца.

Поверх видимого света есть невидимый Свет, который изучается Сердцем, и он быстрее физического света охватывает и облетает земной шар, достигает Дальних Миров. Свет Сердца есть «серебряная нить», которая связывает Сердце с Космосом.

Поверх видимого тепла есть тепло Сердца, и оно действует как Благодать, облагораживая мир вокруг и мир вдали от себя.

Поверх всяких физических энергий есть энергия психическая, которая обнаруживается и проявляется через Сердце как энергия Любви, энергия Веры и Надежды, энергия Добра. Это есть Всеначальная Энергия, и она направлена на созидание. Но Сердце злое может превратить ее в самую разрушительную силу.

Поверх физического мира есть Мир Тонкий, Мир Духовный, который отражается в сущности Сердца, и мы познаем его через чувствознание, познаем в духе.

Мир творится Сердцем.

Мир упорядочивается Сердцем.

Мир освещается и согревается Сердцем.