Афганистан эпохи перемен

О результатах ее работы до сих пор ничего не известно. В свое время «УГ» провела собственное расследование (см. № 45 от 30.10.2001 г.). Пока этой версии никто не опроверг.

Мои попытки выяснить новые детали преступления пока значимых результатов не дали. Замолчали даже те свидетели, которые раньше, пусть анонимно, но все же кое о чем рассказывали. В частной беседе один из нынешних лидеров Афганистана, с которым мы знакомы уже около десятка лет, ответил, что в ходе начавшегося было расследования вскрылись такие детали и обстоятельства, которые бросают тень на некоторых нынешних «друзей» Афганистана. По этой причине они не предаются огласке, а работа комиссии фактически остановлена. Напоследок он по-дружески посоветовал не слишком настойчиво интересоваться этим делом.

В связи с этим нельзя не упомянуть еще об одном обстоятельстве. В результате еще далеко не утихшего международного скандала из-за бездоказательности оснований нападения США на Ирак стало известно, что еще задолго до драматических терактов 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты готовили вторжение и в Афганистан. Вашингтону это было необходимо для обеспечения строительства транснационального газопровода из Туркменистана через Афганистан и Пакистан к Индийскому океану.

Между тем в ходе личных встреч со мной Ахмад Шах Масуд не раз заявлял, что он будет категорически против присутствия американских войск в Афганистане. Будь он жив, ситуация сейчас в этом регионе наверняка была бы другой. Гибель «панджшерского льва» эту проблему для Вашингтона сняла.

С течением времени образ еще при жизни легендарного Масуда не потускнел. Напротив, с годами его фигура становится еще более значимой. Во время международной конференции, для участия в которой пригласили и меня, слова признательности в адрес знаменитого панджшерца произнесли глава временной администрации Хамид Карзай, министр иностранных дел доктор Абдулло, министр обороны маршал Фахим, представители многих зарубежных делегаций. Поклонение его памяти на городском стадионе вылилось в грандиозную манифестацию. Одна из трибун стадиона, над которой возвышался громадный портрет Масуда, утонула в венках. Многие тысячи афганцев приехали к Мавзолею Ахмад Шаха на его родине в Панджшерском ущелье.

Пользуясь случаем, разговариваю с его 14-летним сыном, тоже Ахмадом, который по манере держаться, поведению, вдумчивости слов очень напоминает своего родителя-вождя.

- Ахмад, кто для тебя твой отец?

- Он настоящий герой и великий патриот Афганистана.

- Ты хотел бы на него походить?

- Да, я буду следовать его примеру всю жизнь. Хочу так же, как он, служить своей Родине, а, если надо, пожертвовать ради нее своей жизнь.ю.

- Я не раз встречался с твоим отцом. Однажды он мне сказал, что ненавидит войну и всегда хотел быть инженером-строителем. Вы мечтали с ним о будущем?

- Да, отец не хотел, чтобы я был военным. Он видел меня строителем, дипломатом. Кем угодно, только не военным.

- Где ты сейчас живешь?

- В Мешхеде (Иран. - Прим. авт.).

- Учишься?

- Да, в средней школе.

- Школа светская, религиозная?

- Да нет, обычная средняя школа. Десять классов, в каждом по тридцать человек, все иранцы.

- Учеба - это обязанность, а чем тебе самому хочется заниматься?

- Мне музыка нравится. С музыкой человек становится спокойнее, добрее, уравновешеннее.

- А как насчет спорта? Отец у тебя тэквондо занимался. У него даже тренер был из Японии.

- Я тоже прошел уже несколько занятий тэквондо, но мне еще футбол нравится. Я играю за школьную команду.

- В качестве кого?

- Центрального нападающего.

- Языки учишь?

- Да, арабский, английский, русский.

- По-русски что-нибудь можешь сказать?

- Здравствуйте. Как дела? Как здоровье? Удачи.

- В России приходилось бывать?

- Нет, только в Таджикистане.

- А хотел бы поехать?

- Очень. Этого и мой отец хотел. Мы надеялись, когда война закончится, весь мир посмотреть.

- Можно поехать сейчас.

- Сейчас не могу. У меня обязанностей много.

- Каких обязанностей?

- Занятия в школе, Коран надо учить, компьютером заниматься...

- Ты что, хочешь премьер-министром стать?

- Нет, не стать, я хочу, чтобы меня народ избрал.

- Для этого, брат, надо много учиться.

- Надеюсь, при моем старании бог мне поможет.

Российскую делегацию на этот раз возглавлял генерал армии Варенников, который с 1985 года руководил Оперативной группой Министерства обороны СССР в Демократической Республике Афганистан. Удивительно, с какой теплотой и радушием встречали афганцы, в том числе и бывшие моджахеды, нестареющего генерала, хотя они прекрасно знали, за что ему вручена блестевшая на лацкане пиджака Золотая Звезда Героя.

Валентин Иванович провел ряд встреч на высоком уровне. Особую признательность ему высказал Бурхануддин Раббани, бывший президент страны, лидер Исламского общества Афганистана (ИОА), в состав которого в свое время входил и Ахмад Шах Масуд. За дружеским столом доктор Раббани убедительно говорил о необходимости участия России в афганских делах. При этом он особо подчеркнул, что руководители многих восточных стран сильно жалеют о распаде Советского Союза, который поддерживал паритет в мире. Сейчас мировой порядок строится по принципу однополярной системы, и это уже привело к тяжелейшим последствиям в регионе Центральной Азии и Ближнего Востока.

По мнению лидера ИОА, которое сейчас имеет в Афганистане, пожалуй, наибольший политический вес, Россия не должна бросать своих сторонников, а использовать благоприятный момент и восстанавливать экономические связи в прежнем объеме. Только таким образом она сможет выполнить свою историческую миссию на Востоке.

2 октября 2003 года в Кабуле состоялось совещание ведущих военачальников и политиков, входящих в Северный альянс: маршала Фахима, экс-президента Раббани, губернатора Герата Исмаил Хана, генерала Дустума, командующего войсками Северного альянса в Мазари-Шарифе, генерала Атта Мухаммада и министра образования Кануни. На этом совещании было принято решение отказаться от поддержки Хамида Карзая и выдвинуть на президентских выборах 2004 года собственную кандидатуру - Бурхануддина Раббани.

В Кремле, похоже, эту ситуацию понимают. Президент и министры подписали уже целый ряд соглашений о сотрудничестве с афганской стороной в различных сферах. А вот с исполнением ... как всегда. Мы даже умудрились не то что проиграть, а пропустить без внимания тендер по восстановлению построенного нами же в 60-х годах туннеля на перевале Саланг, где теперь работают турецкие и норвежские фирмы. Украинские братья, похоже, себе в убыток, но обставили нас в контракте на восстановление системы тепло- и водоснабжения нескольких микрорайонов Кабула. Белорусы предполагают заняться жилищными проектами, что выглядит весьма перспективным.

Один из моих давних знакомых афганцев, долгое время проживая в Москве, сумел сколотить себе немалый капитал сначала на поставках в нашу столицу гранатовых бус, а потом компьютерной техники. Причем обороты измерялись объемами 40-тонного транспортника ИЛ-76. Теперь он купил участок земли в Кабуле и будет строить дома в 16, 24 и более этажей по западным стандартам. Вокруг расположатся теннисные корты, бассейны, поле для гольфа, стоянки, магазины. На вопрос, а кто же купит такую, по афганским меркам, роскошь, проныра ответил: уже купили. Первый дом, что называется, расхватан еще на стадии проектирования. Идет прием заявок уже на второй. И это при том, что трехкомнатная квартира в таком доме будет стоить около 35 тысяч долларов.

Большинство же наших «рыночников», только начав переговоры, уже выдвигают принцип предоплаты. А афганец этого органически понять не может. У него не укладывается в голове, как можно расстаться с деньгами, не видя товара. Вот и говорим пока на разных языках.

Нашего частника, конечно, понять можно. Он столько раз обманут государством, замордован криминалом, унижен чудовищной бюрократией и разномастными оборотнями, что теперь не поверит в ближайшее столетие никому. И здесь мы с афганцами близки. В самом темном углу Панджшера, в одном из кишлаков, названия которого нет ни в одном административном справочнике, я увидел человека в чалме цвета придорожного камня. Он бесстрашно бросался навстречу машинам, держа в иссушенных руках плакат: «Смерть бюрократии!». Это как же нужно достать правоверного, чтобы он, рискуя разгневать Всевышнего, решился на такие меры. Это вам не каской стучать на Горбатом мосту в ожидании «соколов Жириновского».

Скоропостижно став капиталистами, мы во всем ищем выгоду. Причем наличными и сразу в карман. Похоже, такое мышление овладело и нашими госструктурами. Афганцы давно просят помочь восстановить возведенный нами же Кабульский политехнический институт. За многие годы в нем были воспитаны многие тысячи наших сторонников. Что, мы больше в них не нуждаемся? Это на вечно тлеющем Востоке? И цена вопроса не столь уж велика - около трех миллионов долларов. В коробках из-под ксерокса больше из казны вытаскиваем. А ведь не можем найти.

Впрочем, будем справедливы. Кое-что мы все-таки делаем. На этом фоне весьма положительно выглядит Машиноимпорт, который сумел «пробить» контракт на поставку автомобильной техники и успешно его реализует. Роснефть вот-вот начнет поставлять сжиженный газ в Кабул и Джелалабад. Военные ремонтируют авиационный парк, поставляют запасные части, комплектующие, ремонтные материалы - все, кроме оружия. Москва во главе с вездесущим и державно мыслящим мэром начинает в Кабуле строительство. Министр Грызлов подписал на днях соглашение о подготовке афганских полицейских в России. Родное Министерство образования отобрало 42 человека для обучения в российских вузах. Еще двое будут учиться во ВГИКе по линии Министерства культуры. В ноябре должен состояться визит в Москву министра образования Афганистана Юнуса Кануни. На сегодня он является одним из самых опытных и перспективных политиков. Во многом благодаря его усилиям состоялось заключение Боннских соглашений, определивших развитие Афганистана на предстоящий период. В новом правительстве он наверняка может претендовать на пост премьера.

Между тем афганцы сами, не дожидаясь широко продекларированной, но мало исполненной международной помощи, обустраивают свою страну. Впервые за долгие годы правительство сформировано не на коалиционной основе, а на принципах национального единства. Его действия направлены на разумную демократизацию. Активно развивается система образования, более трех миллионов детей во всех провинциях, включая девочек, ходят в школу.

Укрепляется банковская система, вновь появляется понятие о безналичных деньгах, введена новая единая валюта, заменившая афгани талибские, панджшерские, королевские, дустумовские и еще бог знает какие. Центральной власти даже удалось перераспределить часть пошлинных доходов из провинций в Кабул. По заключению Адама Беннетта, представителя Международного валютного фонда, прирост афганской экономики за текущий год составит не менее 20 процентов.

При этом нужно сделать важную оговорку: в этот показатель не включен оборот от производства наркотиков. Если учесть и эту сферу, то экономический рост составит не менее 50 процентов. В то же время нужно признать, что афганская «опийная» экономика только потому и существует, что на героин есть высокий спрос, стимулируемый наркосиндикатами. Оборот международной наркоторговли оценивается в 400-600 млрд. долларов в год, это около 8 процентов от объема всей мировой торговли. Посевы опийного мака в Афганистане превышают 70 тыс. га. На обработке этих площадей занято около 1 млн. 500 тысяч человек из 7,8 млн. граждан трудоспособного возраста, то есть около 20 процентов всего трудоспособного населения страны. Ежегодный доход от этого производства составляет около 1 млрд. долларов.

По существу, это самостоятельный сектор экономики Афганистана. Декретом эту отрасль запретить не получится. Она имеет свои собственные структуры, источники развития, службы безопасности. К тому же со времени ввода в Афганистан миротворческих сил не было сделано никаких значимых шагов в этом направлении. Кардинально эту проблему можно решить только одним путем - экономическим: развитием собственного хозяйства, предоставлением рабочих мест, выплатой достаточной заработной платы. Западные же страны, и прежде всего США, намерены, судя по всему, подчинить экономику Афганистана своим нуждам и интересам. Они хотят только эксплуатировать, и трудности афганского народа их мало волнуют.

Большая часть наркотиков по-прежнему идет через Таджикистан и далее через Казахстан в Россию, оттуда - в Европу. Все более увеличивается поток афганских наркотиков через Туркмению, далее через Баку в Россию и через Турцию на Запад. Около 15 процентов афганского героина в 2001 году поступило в США. 95 процентов героина, потребляемого в Великобритании, также родом из-за Гиндукуша.

По сообщению служб безопасности, в Афганистане сформировался солидный слой наркобаронов. В большинстве своем это полевые командиры. Деньги от наркобизнеса идут на финансирование их вооруженных отрядов и личное обогащение. Многие из них связаны как с местной администрацией, так и с некоторыми представителями центральных государственных структур, порождая невиданную коррупцию. Определенную долю в наркобизнесе имеют лидеры талибов, а также бен Ладен, которые финансируют действия своих вооруженных отрядов. Почти с уверенностью можно предположить, что афганские наркодельцы связаны с международной сетью наркомафии.

Особую опасность афганские наркотики представляют для России. По мнению заместителя председателя Госкомитета по борьбе с незаконным оборотом наркотиков

А. Михайлова, в стране насчитывается от 3 до 4 млн. наркоманов, 70 процентов потребляемого в России героина производится в Афганистане, с 1998 по 2002 годы потребление наркотиков в стране выросло в 23 раза.

Самим афганцам эту проблему решить пока не по силам. В подтверждение могу рассказать такой эпизод. Однажды в нангархарской долине в сопровождении охраны появилась специализированная машина. Из нее вышли люди в военной форме, но без знаков различия, судя по некоторым признакам, англичане вынули весьма объемные ящики, смонтировали беспилотный самолет небольших размеров и запустили его. Управление осуществлялось с переносного прибора типа джойстика. Изображение с самолета передавалось на мониторы в крытом кузове машины. Таким образом, в течение полутора часов были обнаружены все опиумные поля. Ранним утром следующего дня появились афганские солдаты, направленные для уничтожения наркотиков. Но большая часть делянок осталась нетронутой. Их хозяева либо откупились, либо заручились поддержкой высоких покровителей. Направлять для подобных акций иностранных солдат - значит вызывать гнев населения со всеми вытекающими последствиями. В стране и без того с каждым днем нарастает вооруженное сопротивление со стороны «остатков отрядов талибов», боевиков аль-Каиды и вооруженных отрядов лидера Исламской партии Афганистана Г. Хекматиара.

По оценке авторитетного российского ученого-востоковеда, доктора исторических наук, профессора В.Г. Коргуна, США при поддержке сил Северного Альянса нанесли лишь поражение войскам талибов, ликвидировали их структуру власти, разрушили военную инфраструктуру в виде баз, тренировочных лагерей, аэродромов, полигонов, складов. Однако талибы сохранили главное - людской потенциал. Большинство из них перешли границу и укрылись в полосе «независимых племен» в пакистанских Северо-Западной пограничной провинции и провинции Белуджистан. Эта «полоса» де-факто находится вне юрисдикции пакистанских властей, управляется местной администрацией при поддержке племенной милиции.

Многие из талибов растворились среди местного населения, какая-то часть рассеялась в горной местности востока и юго-востока Афганистана. Именно эта потенциальная «пятая колонна» сторонников «Талибана» и составляет сегодня главную угрозу для безопасности Афганистана, считает эксперт. Бывшие члены радикальной исламской милиции продолжают играть активную роль во всех сферах афганской жизни. Многие бывшие талибы занимаются контрабандой товаров в Афганистан. Другие работают в Кабуле и других городах дукандорами (владельцами лавок), разнорабочими. Кое-кто даже сумел получить должность в правительстве.

Бывшие талибы обеспечивают безопасность в провинциях, охраняют дороги, снабжают продовольствием. Немалое число командиров военных отрядов ведут себя как оппортунисты. В течение многих лет они переходят то на одну, то на другую сторону. Многие бывшие члены «Талибана» пока никак себя не проявляют. К примеру, Абдул Раззак, торговец бакалейными товарами из провинции Логар, до антитеррористической операции служил в министерстве добродетели. Следил за соблюдением правил поведения, установленных талибами, на улицах Кабула.Сегодня Раззак открыто признает, что поддерживает связи с другими сторонниками «Талибана», сообщает им любую информацию, которая может оказаться полезной боевикам. «Я присоединюсь к талибам, когда они наберут силу», - без опаски заявляет он.

Беруз Хан, продающий фрукты на кабульском базаре, - еще один сторонник «Талибана» - таился в течение двух лет. После того как в 2001 году в город вошли силы Северного альянса, Хан, по его словам, сбрил бороду, чтобы избежать первой волны наказаний. Со временем Хан вновь ее отрастил и установил контакт с другими бывшими боевиками. «Месяц назад два солдата «Талибана», с которыми я воевал, пришли меня проведать. Я их еле узнал, они надели цивильные штаны и рубашки, были гладко выбриты», - рассказывает Хан. По его словам, они сказали: «Пришло время разделаться с американцами и их марионетками. Готовься к джихаду». Сегодня Беруз Хан думает о том, чтобы снова взять в руки оружие.

По информации профессора Коргуна, к настоящему времени разного рода афганские боевики произвели перегруппировку сил. Ими сформирован центр по руководству военными действиями, во главе которого стоит лидер талибов мулла Омар. Районы Афганистана поделены на военные зоны, которыми руководят близкие Омару люди.

В последние месяцы талибы усилили подготовку новых отрядов боевиков, в том числе в основном из числа молодежи, на базах как в Афганистане, так и в пакистанских населенных пунктах Баджаур, Мансера, Кветта. Каждый солдат получает примерно по 20-25 тысяч рупий (400-450 долларов) ежемесячно. Есть лагеря по подготовке смертников, где инструкторами работают арабы. В настоящее время боевики оснащены спутниковыми телефонами, приборами ночного видения, пультами для дистанционного подрыва фугасов, чего раньше не наблюдалось. Передвижение производится на мощных джипах, скоростных мотоциклах. Все это свидетельствует о крупной финансовой поддержке со стороны международных террористических центров.

Боевики все чаще переходят от партизанских засад к широкомасштабным действиям. В начале сентября они практически целиком захватили провинцию Заболь. Численность нападавших превысила там 1000 человек. Правительство Х.Карзая было вынуждено бросить против них подразделения новой Национальной армии Афганистана, подготовленные американскими и французскими инструкторами. Операцию поддерживают силы антитеррористической коалиции, но бои продолжаются до сих пор. Значительные боевые действия ведутся в Кандагаре, Гильменде, Пактии, Хосте, Нангархаре и других провинциях.

В Афганистане остались также небольшие группы иностранных наемников и добровольцев - чеченцев, узбеков, таджиков, уйгуров, которые вместе с остатками талибов воюют против правительства Х.Карзая. Их численность, по оценке военных, составляет 600-700 человек.

Талибы пользуются определенной поддержкой как внутри Афганистана, так и в Пакистане. Руководитель разведывательной службы провинции Заболь Халиль Хоттак в разговоре сообщил, что 80 процентов населения лояльны талибам.

Движение талибан, уверен Виктор Коргун, имеет серьезную поддержку и в Пакистане со стороны ханской верхушки пуштунских племен, некоторой части политического истеблишмента. Прямые союзники талибов в Пакистане - правящий в Северо-Западной провинции блок шести правоклерикальных партий, две из которых доминируют к тому же в Законодательном собрании провинции Белуджистан. Скрытую поддержку им оказывают также некоторые высокопоставленные военные и влиятельные лица из Межведомственной разведки Пакистана.

На территории Пакистана нашли убежище многие лидеры талибов во главе с муллой Омаром, а также, по мнению афганских официальных властей, бен Ладен со своим окружением.

Крайне тревожная обстановка в стране ставит под угрозу срыва как уже перенесенное заседание конституционной Лойя джирги, так и предстоящие в июне 2004 году всеобщие выборы, что может серьезно дестабилизировать внутриполитическую ситуацию и поставить под сомнение дальнейший путь возвращения страны к миру.

На первый взгляд события в Афганистане не оказывают прямой угрозы национальным интересам России: у нас нет общей границы и тесных двусторонних отношений. Однако их косвенное воздействие нельзя игнорировать. Особенно тяжелыми последствиями чреваты общая нестабильность в пограничном регионе Центральной Азии, пропаганда идей исламского экстремизма и терроризма в «мусульманских» регионах России, связь аль-Каиды и талибов с чеченскими сепаратистами, лидеры которых имели личные контакты с бен Ладеном, нескончаемый поток наркотиков. Причем все эти факторы тесно взаимосвязаны и взаимозависимы.

Кабул - Чарикар - Базарак

Фото автора

  • Венок А.Ш.Масуду от Чрезвычайного и Полномочного Посла России М.А.Конаровского

  • Российская делегация передает Афганистану отремонтированную технику

  • Сын Ахмад Шаха Масуда - Ахмад со своим дедом Таджмохаммадом

  • Автор в Панджшере