Стройте школу на холме

Старожилы в деревнях, с которыми приходилось разговаривать, почти единодушны: такой разгул водной стихии в последние лет 60 мало кто помнит. Только одна-две бабушки говорят, что в войну, где-то в начале сороковых, пришлось пережить нечто подобное.

Хлынуло! Прорвало! - такими заголовками пестрели местные газеты. «Проснулись» и показали свой разгульный нрав речушки малые, которые даже не разглядишь на областной карте.

Фроловский район

- Несмотря на многочисленные прогнозы об ожидаемом большом разливе, мы не думали, что вода так близко к нам подойдет, - рассказывает Татьяна Афанасьевна Лазарева, зам. директора по учебно-воспитательной работе профессионального училища №55 поселка Школьный.

Поселок небольшой. Общежитие, неподалеку - неоконченная стройка, двухэтажный корпус училища стоят более-менее высоко. А вот частные домовладения, теперь омываемые волнами, - в низине.

Все началось неожиданно.

- Речка Арчеда обычно смирная. Летом это вообще ручей. И вдруг вырвалась из берегов. Сначала вроде постепенно наступала. Но за одну ночь оказалась уже у самой столовой и учебного корпуса, залилась в подвалы. Все дорожки были в огромных лужах. В конце концов уровень «моря» поднялся так, что без высоких сапог пройти стало невозможно.

А дворы как сильно затопило! Из дома нельзя было нос высунуть! Пострадали сараи, живность... В том числе и нашим сотрудникам материальный ущерб нанесен большой.

Когда залило подстанцию, отключили свет. К вечеру на трассе уже вовсю бурлило!

Дети есть дети... Поначалу наступление стихии воспринималось ими как веселое приключение: руками поймали щуренка, которого принесло с массой воды. Потом, правда, рыбку выпустили. Зато сколько восторга было!

Но вскоре всем стало по-настоящему страшно. Хотя 15-летние мальчишки старались вида не показывать.

Когда вода потекла уже к крыльцу общежития, «пэтэушники» на тракторах стали подвозить песок и строить дамбочки, чтобы преградить доступ воде. Эти сооружения, конечно, сразу размыло.

Женя Бобров, первокурсник, с достоинством рассказывает:

- Наша Арчеда - обычно речка шириной метра три от силы. А тут... Утром проснулись - вода почти у порога. Мы решили: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Стали садиться за руль тракторов, возить и ссыпать песок. Но вода шла слишком быстро. Тогда вызвали МЧС.

Было принято решение о срочной эвакуации. Учащихся вывозили на машине по проселочной дороге, отправили в Волгоград. В основном в училище профессией сельского механизатора овладевают сироты, выпускники детских домов. Родных у многих вообще нет.

Поэтому в областном центре их поселили в школах-интернатах (сельскохозяйственном и педагогическом лицеях). Сирот отвезли на экскурсию на обувную фабрику, а заодно за счет областного бюджета обули в новые туфли взамен мокрых порванных кроссовок.

Попали подростки и на Мамаев курган, увидели музей-панораму «Сталинградская битва», планетарий, где многие никогда не бывали.

Сейчас они снова в Школьном. Уровень воды спал, и теперь, как никогда, требуются рабочие руки, чтобы убрать весь мусор, счистить ил, заровнять намытый песок и вообще прибрать после «шалостей» природы.

Более ста сирот из Ветютневского детского дома тоже пришлось вывезти на несколько дней. Половодье подбиралось уже к самым воротам детского дома. Ужасно, если б с обездоленными детишками произошло что-то плохое. Потому власти подстраховались и перевезли ребят в безопасное место при малейшей угрозе затопления. Душа болела и за само здание, в котором был недавно сделан шикарный ремонт нефтяной компанией - спонсором. Но, слава Богу, - обошлось. Стихия пощадила сиротское жилье.

...А вообще фроловчанам досталось. В ночь с выходных на понедельник, 7 апреля, вода прибывала фантастически быстро. Ее уровень поднимался прямо на глазах. Даже самый большой на народной памяти паводок 1994-го с таким «разгулом» природы оказался несравним.

Подтопило десятки домовладений. Несколько хуторов вообще были отрезаны от «большой» земли.

Амелинский, Калиновский, Терновка и Шуруповский посылали сигналы «SOS».

Были подняты технические службы, начали раскапывать автодорогу Фролово - Ветютневский. Это должно было увеличить сброс воды из реки и несколько разрядить ситуацию. Когда подъем воды приостановился, команды спасателей вздохнули было с облегчением, но ненадолго.

Ночью пошла вторая волна. Из станицы Малодельской в зоне беды оказалось полтысячи домов. На «кировцах» спасали население, старались вывезти скот. Ночью под напором льда и воды сорвало пролет моста между Малодельской и хутором Большой Лычак. Станица оказалась отрезанной от внешнего мира. Да еще погас свет - вода повредила трансформаторы.

Дорога Фролово - Камышин напоминала морской рейд. До горизонта - водная рябь с мысками суши. Кое-где на островках сухой земли - коровы. Из-под глади воды торчат макушки кустов. И тут же сюрреалистическое зрелище - «караванчик» домашних гусей и уток, безмятежно плывущий куда-то между мусором и грязью.

Что творилось в хуторах, россияне видели по кадрам телехроники. По улицам ходили лодки, перевозившие домашний скарб и нехитрый провиант на сухое место. Вода неумолимо подбиралась к дверям и окнам домов.

Причины столь мощного водяного удара по Фроловскому району должны выяснить и обобщить компетентные специалисты и сделать оргвыводы. Но уже сегодня говорят, что течение прорвало плотины нескольких прудов, состояние которых внушало опасение раньше, еще перед паводком... А подобные бедствия легче предупреждать, чем потом в прямом и переносном смысле расхлебывать. Узнаем ли имена чиновников и хозяйственников, ответственных за происшедшее?..

Задаю вопрос председателю комитета по образованию Александру Викторовичу Приписнову об учебных заведениях на территории администрации Фроловского района. Пострадали, по его словам, в основном Шуруповская девятилетка и детский садик в том же хуторе.

Школа неплохая, хотя ей уже лет 30. Вода плескалась вокруг здания. Кое-где просел грунт, испорчено электрооборудование в подвале. В классах на первом этаже деревянные полы ходят ходуном, придется перестилать. Эти кабинеты «законсервированы».

В фойе и гардеробе пол бетонный, поэтому учащиеся могут пройти на второй этаж, где с 18 апреля возобновлены занятия. Вынужденные каникулы длились неделю. Пока в порядок приводятся освещение и отопление, ученикам временно перестали давать горячий завтрак.

Управленцы прикинули примерный ущерб. На ремонт школы потребуется тысяч 250 рублей...

Дежурный учитель Шуруповской школы, Татьяна Петровна, описывает пережитые волнения:

- На седьмом уроке прибежала наш библиотекарь: «Скорее! Улицы заливает!» Малышей из начальных классов кое-где пришлось уже нести на руках. Дороги захлестывались потоками воды. А вскоре она поднялась по пояс, на улицах можно было передвигаться лишь в бахилах.

На следующий день Татьяна Петровна и ее коллеги, живущие в городке Фролово, так и не смогли добраться на работу. Дорога уходила под воду...

В роно собирают сведения о пострадавших учителях. В Терновке у одной из преподавательниц сильно подмок жилой низ дома. Впрочем, до прояснения полной картины понесенных материальных и моральных потерь пока еще далеко. В районе создается комиссия, которая должна определить наиболее пострадавших и суммы понесенного ими ущерба.

Даниловский район

Речушки Лубянка и Рысь после начавшегося резкого таяния снега в этом северном районе Волгоградской области неожиданно для селян показали, на что способны. А ведь 60 лет вели себя прилично... Летом эту самую Рысь только по указателю и можно найти в пересохшей степи возле русла-оврага.

Но народу, мягко говоря, было не до смеха, когда во всех поселках вдруг погас свет. Мелководные ручейки разлились так, что в райцентре сильно пострадала РЭС. И какое-то время, пока проходила переброска линии, люди вынуждены были жить при лучине. К счастью, эта беда была ликвидирована достаточно оперативно.

Взрывники пытались разрушить перегородившие русло Рыси ледяные торосы. Кто-то говорит, что это надо было делать раньше. У кого-то логика противоположная - раньше рвать лед не было смысла, потому что видимая угроза появилась только в злополучный понедельник, 7 апреля. Ну а дальше события развивались уж очень стремительно.

Подтопленными оказались 96 домов в Лобойково и 120 - в Даниловке.

Размыло шоссе на Котово. Под угрозой обрушения оказался железобетонный мост на реке Лубянке. Понтонный мост на Медведице у станицы Березовской не выдержал. Развести его то ли забыли, то ли не успели, и он был смыт. Хорошо, далеко не успел уплыть, через несколько километров спасатели его подхватили и закрепили.

По словам заведующего Даниловским роно Сергея Владимировича Шмуренко, в районе больше всех «поплавала» Лобойковская школа. Вода поднималась по фундамент. Еще бы немного - и пол был бы залит. Но - миновало.

Кто пострадал из коллег-педагогов? Пока есть сведения о пяти имеющих отношение к школе семьях (учителя, технические работники, пенсионерка), которым паводок нанес значительный урон не только на подворье, но и в квартирах. У них вода заливалась в двери, стояла на высоте где-то полметра от пола и чуть не «постучалась» в окна. У них испорчена мебель, кое-какие вещи.

Учительское братство уже пускает «шапку по кругу», чтобы помочь своим товарищам в беде, собрать им пусть на первое время сколько-нибудь хотя бы на краску и обои. Ведь учительская зарплата - деньги медные, да их еще вовремя не получишь. В селе в середине апреля не держали в руках еще мартовской зарплаты.

В Лобойковской школе - 159 учеников, в этом году выпускаются шестеро 11-классников. В основном они собираются подавать документы в колледжи и техникумы. Кое-кто уже сразу ориентируется на платное отделение. Учительница биологии, завуч Надежда Павловна Диканева уверяет:

- Дети у нас хорошие. Тот, кто ставит такую цель, поступает и в вузы.

Очевидец и непосредственный участник недавних чрезвычайных событий, Диканева делится грустными впечатлениями:

- Сижу, готовлюсь к классному часу, а тут пошла вода. Она прибывала прямо на глазах. Глубокой ночью вроде остановилась. А на следующий день пошла очередная волна. Такого даже старые люди не помнят...

Прямо через село течет речка Черная, которая в те дни оправдала свое название. Тем более это удивительно и поучительно, что в последнее время много говорилось на местном уровне об умирании родников, обмелении малых рек... Природа как будто мстит за легкомыслие человеку.

В те страшные дни и ночь лобойковцам досталось лиха. Но, как с гордостью говорят свидетели, земляки не подкачали. Приходили друг другу на выручку. Ох как пригодились резиновые лодки! А ведь напор воды был, говорят, такой, что разворачивало здоровый «Кировец». А спасатели, судя опять же по рассказам, прибыли намного позже...

Конечно, потерь хозяйственных, увы, много. Потонули поросятки, куры, козы. А тот, кто успел свести, отвезти свою буренку хотя бы на высокую навозную кучу, теперь локти кусает - сено пропало. Да что сено, когда смывало даже бревна!

Большая вода начиналась сразу за Иловлинским базаром, что на федеральной трассе Волгоград - Москва. В первых числах апреля мелководная речушка Иловля, которую в «мирное» летнее время можно легко преодолеть в три прыжка, вдруг разлилась на несколько километров. Во многие хутора соседних с Иловлинским районов можно было добраться только на вертолете... Полностью затопленной оказалась и усадьба историко-этнографического музея «Казачий курень».

В райцентре тоже страдали от вешних вод и молились, чтобы они не поднимались выше.

Заместитель главы администрации Иловлинского района Любовь Павловна Питерскова так обрисовала ситуацию в учреждениях образования:

- У нас были подтоплены две школы - Авиловская и Кондрашевская. Сами здания серьезно не пострадали, но из-за ограниченности доступа к ним, чтобы поберечь детей, мы отменяли занятия на два-три дня. В районе создана комиссия по возмещению ущерба пострадавшим. Пока в полной мере оценить его сложно. Сейчас продолжается сбор сведений о «потерпевших» от паводка иловлинцах.

Правда, в середине апреля было заявлено официально, что урон, нанесенный области стихией, составляет не менее 500 миллионов рублей.

В Котовском районе, по данным Комитета по образованию области, школы серьезно не пострадали. В школах Еланского района во многих зданиях залиты водой подвалы. В Камышинском районе особую тревогу вызывают Костаревская и Барановская школы, основания которых были подтоплены. Мокро в подвале Лемешкинской школы Руднянского района. «На дне» - овощехранилище Большесудаченской школы, ее подвал и часть первого этажа. Но уроки там, несмотря на отсыревшую штукатурку, ведутся.

Нет, не зря храмы просвещения, как и храмы Божии, до сих пор стараются ставить на видном и высоком месте. Возможно, наши мудрые предшественники на этой земле думали не только о делах небесных, но и о вполне насущных. И, как показывает жизнь, правы они, ох как правы.

Увы, без трагедий не обошлось. Дети в зоне бедствия были общей и главной заботой. Но уже в первые драматические дни называли предполагаемое количество жертв - четыре взрослых человека, пропавших без вести.

Среди них - женщина из райцентра Фролово. Эта местная жительница сперва спешно покинула свой дом ночью, спасаясь от наступающей стихии. Документы и ценности остались там. Хозяйка решила за ними вернуться несмотря на то, что путь преграждала высокая вода. Больше несчастную никто не видел...

Насколько хорошо область была готова к паводку, насчет которого неоднократно предупреждали метеорологи, - вопрос остается открытым. Конечно, с «небесной канцелярией» шутки плохи. С другой стороны, есть вещь не менее очевидная: экономическая нестабильность, финансовые проблемы, в частности власти местной, сельских предприятий... Если в районной казне, поднатужившись, еще можно наскрести копейку-другую, то в кармане у главы сельской администрации, как правило, и вовсе пусто. А ведь непосредственно мимо его конторы и текут все эти смирные в обычное время речки-ручейки, которые раз в сто лет оборачиваются водяным чудищем. Поэтому больше говорится всуе об изношенных укреплениях дамб, шлюзов, мостов...

Вот в Еланском районе оказались «подмоченными» 22 поселка - более половины всех населенных пунктов на его территории. Не миновала «большая вода» и сам райцентр. Десятки улиц скрылись из вида под водной гладью. Около полутора тысяч человек пришлось эвакуировать.

Повреждены мосты, размыло километры асфальта, пострадали более полусотни опор ЛЭП и связи, крестьянские подворья - их сотни - подверглись серьезным разрушениям.

Когда в субботу 12 апреля стало понятно, что угроза постепенно ослабевает, а вода уходит, настала пора хотя бы самых предварительных выводов. Как говорят специалисты ГО и ЧС, среди множества захлебнувшихся водой селений были и такие, которые не назовешь прибрежными. То есть по соседству с ними нет речек или каких-то водоемов. Так в чем же там было дело?

В один из таких степных хуторков, в низину, хлынула вешняя вода и...остановилась. Вместо того, чтобы идти дальше. А не пошла она потому, что помешала проходящая неподалеку от хутора асфальтированная дорога. Уложенный под нее водосток оказался, увы, слишком невелик для пропуска всего «водопада».

О чем думали дорожники, когда прокладывали свою магистраль? На какие прогнозы опирались? И вообще возможно ли в наш век глобальных климатических изменений и острых экологических проблем дать четкий прогноз даже с учетом «среднемноголетних» показателей?

Другой пример - у самого райцентра асфальтированная дорога стала своеобразным препятствием разливу. Пришлось вскрывать асфальт, чтобы дать дорогу вешней бурной воде. Есть и еще, и еще примеры - повсеместно, - когда свободному сходу воды мешало малое сечение дренажа под дорогами.

Еще урок на будущее? Когда вода врывалась в ряде поселков в дома, их владельцы, вероятно, помянули недобрым словом близость искусственных прудов. Это, как видим, не столь безопасно, как представлялось во время их строительства.

Не секрет, что и при возведении домов и хозяйственных построек, переоборудовании личных усадеб нередко нарушается естественный водосток, предусмотренный самой природой.

Полный анализ тяжелого паводкового сезона еще предстоит. Но уже теперь очевидно, что деньги на берегоукрепительные работы, на геосъемку «проблемных» участков, расширение и переоборудование искусственных водостоков обязательно нужно найти.

И, конечно, всех волнует, как, из каких источников будет возмещен ущерб. Это важно не только для производства или транспортного ведомства, но, главное, для тех простых людей, многие из которых ушли из отсыревших комнат на чердаки, подсчитывают убытки в хозяйстве, нажитом нелегким крестьянским трудом. Ведь только за счет него и держится на селе человек, да и тот же учитель.

К середине апреля паводок так же резко, как начался, пошел на убыль. Однако в зоне затопления находились еще 6 тысяч домов и 9 тысяч гектаров пашни.

Да, готовиться к разливу действительно начали уже в феврале. К противопаводковым работам были подключены службы МЧС и ГУВД. Из областного бюджета тогда выделили 6 миллионов рублей для снабжения отрядов спасателей медикаментами, плавсредствами. Это позволило эвакуировать из опасных зон людей и часть домашних животных. Позже начались и восстановительные работы, в частности, рухнувших мостов. Частично средства уже отправлены в районы.

Комиссии на местах и рабочая группа на областном уровне должны подвести окончательные подсчеты ущерба. Но ясно, что только своими силами область справиться с последствиями невиданного паводка не сможет. И ждет порядка 300 млн. рублей из федерального бюджета.

А тут еще тревожные прогнозы синоптиков, которые ожидают разлива теперь на «больших» реках региона. Хопер, Дон, Медведица - неужели на подходе?

Геннадий КОЛОДКИН (фото)

Волгоградская область

  • По предварительным подсчетам, урон, нанесенный области стихией, составляет не менее 500 млн. рублей

  • От паводка пострадали не только подворья, но и дома