Комсомол учил верить в свои силы

- 85 лет со дня рождения комсомола - по-настоящему волнующее событие для многих наших соотечественников. Можно сколько угодно перелицовывать нашу историю, а в последние десять - двенадцать лет от желающих сделать это отбоя не было, в летопись ушедшего XX века комсомолом вписаны яркие и неувядающие страницы. Союз молодежи дал возможность миллионам юношей и девушек найти свою дорогу в жизни, научил верить в свои силы, закалил волю и характер.

И вы совершенно правы, говоря о том, что комсомол стал базой роста, стартовой площадкой для многих видных деятелей в сфере политики, бизнеса и государственного управления. Яркий пример тому - Валентина Матвиенко, бывший первый секретарь Ленинградского обкома ВЛКСМ, избранная недавно губернатором Санкт-Петербурга, а до этого занимавшая посты чрезвычайного и полномочного посла России в двух зарубежных странах, вице-премьера Правительства Российской Федерации и другие ответственные должности. И таких людей, как она, тех, кто прошел школу комсомола, в России тысячи.

Работа в комсомольской организации, будь то первичка, райком или ЦК комсомола давала прекрасную возможность овладеть навыками работы с людьми, а без этого любая наука управления превращается в бесплодную сутолоку. Давайте вспомним студенческие строительные отряды. Я сам прошел в них серьезную трудовую закалку. Это была, без преувеличения сказать, уникальная школа воспитания гражданской и деловой ответственности. Возьмем научно-техническое творчество молодежи - НТТМ. Сколько инициативных, ищущих ребят дало это движение! А «Орленок» и «Зарница», работа поисковых отрядов, шефство комсомола над армией, авиацией и флотом, «Кожаный мяч», «Золотая шайба», организация молодежного туризма «Спутник» - всего не перечесть.

Многие сегодняшние руководители, образно говоря, родом оттуда, они из племени деятельных, привыкших отвечать за свои дела и поступки людей. Такая была тогда селекция кадров. Теперь ее нет. Не случайно поэтому на всех уровнях властной пирамиды сегодня ощущается острый дефицит грамотных, хорошо подготовленных и умеющих принимать ответственные решения людей, о чем не раз говорил Президент Путин, в том числе и в своем ежегодном послании Федеральному Собранию.

Какой выход из создавшегося положения? Естественно, организационно-политических условий для повторения опыта ВЛКСМ сейчас нет. Решение проблемы квалифицированных кадров управленцев я вижу в активном привлечении юношей и девушек, что называется, со школьной и студенческой скамьи к конкретной работе: научной, управленческой, предпринимательской - любой полезной организаторской и, конечно же, общественной деятельности. В молодежной среде немало потенциальных лидеров, и они непременно проявятся, как проявили себя в свое время академик Евгений Велихов, космонавт Валентина Терешкова, шахматист Анатолий Карпов, олимпийская чемпионка по фигурному катанию Ирина Роднина, инициатор и руководитель первых молодежных жилищных кооперативов - МЖК, а ныне заместитель председателя Правительства России Галина Карелова, многие главы российских регионов, другие известные всей стране люди.

Многообещающей и перспективной считаю также деятельность молодежных парламентов, созданных при органах законодательной власти. Подобная молодежная структура работает под моим началом и в Государственной Думе. Я вижу, с каким неподдельным интересом ребята обсуждают самые острые проблемы современной жизни, предлагают пути их решения. Они готовят проекты законодательных актов и других нормативно-правовых документов, касающихся образования, воспитания и трудоустройства молодежи, приобретают опыт работы со сверстниками и властными структурами, короче говоря, получают хорошую профессиональную базу для будущей деятельности. И это очень пригодится им в дальнейшей жизни.

- В советское время существовала система социальной защиты молодежи, система трудоустройства и распределения. Не считаете ли вы недоработкой ныне действующей Думы то, что депутаты так и не разработали пакет социальных «молодежных» законов?

- Многое из того, что неплохо зарекомендовало себя с точки зрения социальной политики государства в советский период, сегодня применить на практике уже невозможно: другая страна, другая экономика, другие законы - все другое. В рыночных условиях должны работать иные принципы и подходы, дающие возможность обеспечить гарантированную социальную защиту граждан, и прежде всего тех, кто нуждается в такой защите. Молодежь, разумеется, принадлежит именно к той категории населения, которой институты государственной власти обязаны помочь встать на ноги.

Где взять на это деньги, в том числе и на трудоустройство, на создание рабочих мест для молодых людей? Ответ здесь ясный и простой: в такой богатой стране, как Россия, средства на поддержку молодых и пожилых есть. Но они находятся в руках узкого круга сверхбогатых людей, которые и не помышляют делиться с народом доходами от эксплуатации принадлежащего государству национального богатства. Вот почему так остро поставила Партия Возрождения России, лидером которой я являюсь, на своем сентябрьском съезде вопрос о природной ренте. Нефть, газ, уголь, алмазы - все это создано не олигархами, а матушкой-природой и принадлежит, повторяю, не им, а всему народу. Но гигантские прибыли текут тонким ручейком в госбюджет, а бурным потоком - в карманы узкой группы людей, которые предпочитают покупать иностранные футбольные клубы, шикарные яхты и виллы, а не вкладывать деньги в социальные программы. Богатая страна - и 40 миллионов бедных и нищих! Дальше плясать, как говорится, некуда. Поэтому я уверен, что передача рентной прибыли в доход государства будет иметь очень позитивные социальные последствия.

Надо не на словах, а на деле поддержать отечественного товаропроизводителя, прежде всего мелкий и средний бизнес. Нельзя допускать, чтобы крупный капитал подминал под себя небольшие коммерческие структуры, как это сделала нефтяная компания ЮКОС, купившая сеть магазинов розничной торговли «Копейка». Таким способом разоряется целый пласт отечественного предпринимательства, а ведь в нем сосредоточен огромный налоговый резерв для пополнения госказны.

Что же касается проблемы распределения и трудоустройства молодых специалистов, то могу сказать, что, несмотря на отсутствие федеральной программы трудоустройства, подвижки в этом вопросе появились. Тут многое зависит от заинтересованности самих предприятий иметь подготовленные квалифицированные кадры.

Недавно я побывал на Московском механическом заводе «Салют», одном из ведущих предприятий российского ВПК. Там вспомнили про давно позабытое слово «распределение», наполнив его новым содержанием. Руководство завода предлагает хорошо проявившим себя студентам профильного МАТИ заключить контракт о предоставлении им после окончания института должности на «Салюте» с заранее оговоренной зарплатой. Каждый студент, заключивший договор с заводом, в последующий период обучения получает дополнительную подготовку применительно к его будущей заводской специальности. И практику он проходит на «Салюте». Не случайно это предприятие динамично развивается, а это значит, что значительные средства, затраченные на подготовку и трудоустройство специалистов, с лихвой окупаются высокопроизводительным трудом молодых работников.

Есть добрые примеры воспитания достойной рабочей смены и на предприятиях Петербурга, в частности, в моем родном Выборгском районе, где многие предприятия заключили с профтехучилищами прямые договоры о трудоустройстве выпускников ПТУ. И там, где предметно занимаются воспроизводством специалистов, уже нет нехватки в крепких и толковых работниках.

Можно принять много красивых законов о социальной поддержке молодежи, в том числе и касающихся ее трудоустройства, но они заработают только тогда, когда сами молодые люди будут проявлять настойчивость в достижении своей цели, смогут постоять за себя, а самое главное, будут конкурентоспособны на рынке труда. А он с каждым годом становится все более требовательным к качеству знаний и умений молодых.

- Каких, на ваш взгляд, не хватает сегодня законов о защите молодых семей?

- Молодой семье всегда трудно начинать свой путь по жизни. Возникает немало материальных и житейских проблем: нет квартиры, плохо с деньгами, не все ладится с работой. Хорошо, если родители на первых порах помогут. Но моя принципиальная позиция состоит в том, что молодой семье надо помогать на государственном уровне. И прежде всего пора принять закон о минимальном социальном стандарте для человека. Мы должны четко представлять себе, какое бюджетное обеспечение распределяется на каждого гражданина Российской Федерации. У нас есть регионы, где на одного человека приходится три тысячи рублей, а есть субъекты Федерации, где тридцать тысяч. Поэтому здесь нужно четко договариваться о минимальном бюджетном стандарте: сколько денег на одного человека, должно быть совершенно точно гарантировано. Это, я уверен, смогло бы помочь работающей молодой семье пережить самый трудный начальный период, да и потом чувствовать себя уверенней.

Сегодня целостной государственной молодежной политики по существу нет. Проблемы молодой семьи спускаются главным образом на субъекты Федерации, где чаще всего решаются вопросы ипотечного кредитования молодых семей, выделяется жилье из муниципального фонда, осуществляется социальная поддержка молодых специалистов, в том числе учителей и представителей профессий, связанных с бюджетной сферой. Но ситуация везде разная. Есть регионы, к примеру, Москва, Питер, где денег выделяется побольше и на молодежное жилье, и на социальную помощь молодым семьям, особенно при рождении ребенка. Но факт остается фактом: сегодня многие молодые люди, создавая семью, не видят никакой перспективы получить квартиру или купить дешевое жилье. Это, разумеется, сдерживает рождаемость, увеличивает количество разводов. И здесь государству надо занять более активную позицию, лучше понимать и больше помогать молодым. Есть же такие проверенные мировой практикой способы стимулировать возможность приобретения жилья: это и дотации, и списание кредита в связи с появлением второго или третьего ребенка. Главное, чтобы было внимание к молодой семье и желание хотя бы частично помочь ей.

- Нужно ли возрождать сегодня территории, освоенные когда-то комсомольцами, а сегодня вымершие?

- Те регионы страны, которые перспективны с точки зрения освоения природных богатств, естественно, будут по мере развития экономики постепенно осваиваться, в том числе и вахтовым методом. Для набирающей силу промышленности потребуются сырье, энергоносители, другие природные материалы. Но никто не станет сегодня вкладывать деньги в те территории, которые исчерпали свой ресурсный потенциал, тем более что чаще всего они находятся в отдаленных и труднодоступных местах. Им или надо придать статус заповедников или национальных парков, или законсервировать, дожидаясь той поры, когда появятся новейшие технологии более глубокой переработки полезных ископаемых, тех же отвалов, вторичных ресурсов. Речь, разумеется, не идет о БАМе, вокруг которого сосредоточены огромные запасы минерального сырья и который приобретает все большее значение как главная транзитная магистраль, обслуживающая грузовые и пассажирские потоки с Запада на Восток и обратно.

- Может ли сегодня молодой человек «комсомольского возраста» стать спикером Думы? Если нет, то почему? Если да, то какими качествами он должен обладать?

- Вряд ли человеку, не достигшему тридцати лет, следует торопиться занимать кресло руководителя палаты парламента. Работая на этом посту вот уже восемь лет, могу сказать, как нелегка эта ноша, сколько знаний, характера, воли и просто житейского капитала надо иметь, чтобы руководить многопартийным парламентом, определять ключевые направления законотворческой деятельности, координировать массу вопросов, связанных с функционированием законодательной ветви власти. Тут, как говорится, не до жиру, быть бы живу. А если серьезно, то всему свое время. Надо пожить, поработать, набраться сил и опыта, а уж потом штурмовать политический Олимп.

- Ваше самое яркое впечатление о комсомольской юности?

- Все мои комсомольские годы были до предела насыщены интересными делами и событиями. Такое тогда было время. Все бурлило, все двигалось и стремилось ввысь. Конечно, самый памятный день - вручение комсомольского билета. Получив красную книжицу, я сразу почувствовал себя неразрывной частичкой большой и дружной семьи единомышленников, понял, что теперь надо жить по-другому, более осмысленно и ответственно. Часто вспоминаю я и свой первый опыт освобожденной комсомольской работы, приобретенный в должности секретаря комитета комсомола ленинградского ПТУ № 10. Наверное, излишне говорить, что учились там далеко не ангелы. Сплотить этих сорви-голов можно было только интересным и значимым делом, где бы они могли по-настоящему проявить свой характер. И мы это дело вместе придумали, создали пэтэушный строительный отряд, два месяца осушали болота в Ленинградской области, а в Кокчетавской строили ферму, и представьте себе - за это время ни одного ЧП. Ребята так выкладывались на работе, что им было не до баловства. Зато как гордились они сданными объектами, заработанным рублем, но больше всех радовался, конечно, я сам, ведь мне удалось сколотить из сорванцов дружную, спаянную общей целью команду.

Мое детство и юность не были усыпаны розами. И я горжусь, что рос в простой семье, где знали цену труду. Я сам уже в 17 лет начал зарабатывать на хлеб у токарного станка. Хорошо помню слова моих бабушки Анастасии Федоровны и дедушки Ивана Васильевича Свободиных, воспитавших 14 детей: « Ни деньгами, ни связями помочь мы тебе не сможем, да и в науках мы не сильны. Самому тебе, внучек, придется в жизни пробиваться». И, конечно, во многом благодаря комсомолу, который учил верить в свои силы, я уверенно начал самостоятельную жизнь, учился, работал, чувствовал поддержку друзей.

- В российских школах начинается постепенное возрождение пионерской организации. Возможно ли сегодня такое же возрождение комсомола?

- Я приветствую создание в школах пионерских отрядов и дружин. Понятно, что нельзя повторять ошибки прошлого, когда живую ребячью инициативу их старшие товарищи нередко до предела идеологизировали, заглушая яркие краски детского восприятия жизни. Детям - детство, взрослым - взрослые проблемы. Возможностей для того, чтобы наполнить пионерскую работу новым, интересным содержанием, сейчас немало. Детвора сама придумает, чем ей заняться, нужно только тонко и деликатно направлять ребят. Помогать им советом и создавать условия для их самореализации.

Что касается комсомола, то возрождать его в том виде, в каком он просуществовал более 70 лет, вряд ли возможно. На дворе XXI век, и то, что было востребовано жизнью в двадцатых годах прошлого столетия, уже едва ли отзовется в общественном сознании нынешнего поколения. Век новейших информационных технологий, изменившаяся коренным образом глобальная картина мира, да и сама психология современной молодежи требуют иных подходов к организации молодежного движения. Сегодня строго централизованная молодежная структура - союз, федерация или какая-то иная вертикальная корпорация - уже не нужна. Многопартийность политического спектра страны, совершенно иной, чем в советский период, социально-экономический облик общества предполагают более широкий диапазон поиска новых форм работы с молодежью. И ей надо дать возможность самой выбирать тот тип организации, который больше подходит, скажем, для студенчества, молодой интеллигенции, школьников или сельского юношества. Выбор, повторяю, за самими молодыми людьми. И не дай Бог им копировать «взрослые» политические партии. Молодежные организации при партиях, конечно же, имеют перспективу.

- Если возрождение комсомола возможно, то кто его должен финансировать? Государство, политические партии, общественные организации или он должен существовать на членские взносы?

- Я думаю, что какую-то часть средств, особенно в стартовый период, молодежным организациям должно выделять государство. Оно обязано также поддерживать социальные программы, направленные на жилищное строительство, поддержку молодой семьи, развитие молодежных творческих коллективов, спортивную работу среди юношества по месту жительства. На все эти цели должны быть отведены соответствующие статьи в федеральном и местных бюджетах. Но молодежным структурам надо уметь и самим зарабатывать деньги, как это делал в свое время комсомол.

- Геннадий Николаевич, как вы считаете, каких ошибок прошлого следует избежать, возрождая сегодня молодежное движение?

- Я уже говорил о том, что молодежные организации должны жить своей собственной жизнью, своими интересами и стремлениями, а не подражать кому-то и чему-то. Любое интересное дело можно так заформализовать, что оно умрет, едва родившись. Не надо гнаться за массовостью, как раньше говорили, за охватом контингента. Это уже никому не нужно. Пусть молодежное объединение будет немногочисленным, но живым и активным, нацеленным на реализацию какой-то позитивной созидательной идеи. Когда вместе работают соратники и единомышленники, уже не нужна жесткая организационная структура, не требуется огород городить со всеми этими заседаниями, собраниями, отчетами и т.д. Хотя принцип ответственности перед организацией и товарищами не должен забываться.

- Некоторые политические партии пытаются сегодня организовывать молодежные движения самого разного толка. Должно ли государство контролировать этот процесс?

- Если та или иная партия считает необходимым создать молодежную организацию - это дело самой партии. При условии, конечно, что принципы создания, регистрации и функционирования молодежных структур не противоречат существующему законодательству. Поэтому контроль за этим процессом может быть только один - соответствие нормам Закона о политических партиях. За этим следит Министерство юстиции, в компетенцию которого входит весь спектр вопросов, связанных с деятельностью политических организаций.

- Какая судьба постигла «комсомольские деньги», оставшиеся на счетах ВЛКСМ в начале 90-х? Где их искать, на что они были потрачены?

- Так называемые комсомольские деньги - это все из области мифов, которых немало наплодили те, кто никогда никакого отношения к комсомолу и не имел. И говорить на эту тему считаю занятием несерьезным. «Золото комсомола» - это его героическая биография: это шесть орденов на его знамени, полученных не за участие в конкурсе бальных танцев, а за первые пятилетки, за стойкость и героизм, проявленные комсомольцами в годы Великой Отечественной войны, целину, освоение Сибири и многие другие славные дела. Искать и возвращать народу надо не какие-то придуманные больной фантазией деньги комсомола, а те 400 миллиардов долларов, которые вывезены российскими олигархами за рубеж в последние двенадцать лет. Вот это действительно серьезная проблема, над решением которой надо настойчиво работать.

- Кто сегодня, на ваш взгляд, достоин того, чтобы стать нравственным идеалом молодежи?

- В период разгула дикого капитализма, который переживает сегодня Россия, произошло смещение человеческих ценностей в негативную сторону. Кумирами определенной части молодежи стали уже не те рыцари духа, которым когда-то поклонялись миллионы наших соотечественников, а совсем другие герои: крутые парни на крутых иномарках, девицы, ищущие легкой и красивой жизни, и другие малопривлекательные типажи. На самом деле это, конечно же, не герои, а антигерои. Культ наживы и насилия, насаждаемый в общественном сознании, в том числе и некоторыми средствами массовой информации - телевидение здесь особенно преуспело, - заметно деформировал нравственные устои подрастающего поколения. Но я думаю, что пик беды мы уже миновали. Возвращаются и приобретают все большее значение такие стандарты человеческого бытия, как хорошее образование, престижная работа, деловая и моральная репутация. И это добрый знак, свидетельствующий о том, что нравственное здоровье нашего общества постепенно восстанавливается, хотя до полного выздоровления еще, конечно, далеко. Поэтому чем больше будет честных и достойных людей в политике, бизнесе и культуре, в рабочей или интеллектуальной среде, тем больше будет у нашей молодежи примеров для подражания, а это значит, что полку хороших людей в России прибудет.

Пользуясь случаем, хочу в завершение нашей беседы сердечно поздравить читателей «Учительской газеты», среди которых, я уверен, немало бывших комсомольцев, с 85- летним юбилеем ВЛКСМ и пожелать крепкого здоровья, оптимизма и успехов.