Ольга КОЛЕСНИЧЕНКО, Москва:

- Периодически моя старшая частенько возвращается из школы в слезах. С одним из преподавателей у нее не складываются отношения. Так вот, самое ужасное для моего ребенка - оскорбления. Нелюбимая учительница может при всем классе назвать ребенка тупицей. Перевести ее в другую школу я не имею возможности. Перевоспитывать преподавателя не получается. У администрации один ответ: «А вы к нам пойдете работать на ее место?» Ограничиваюсь воспитательными беседами с ребенком. Объясняю, что иногда приходится терпеть неприятные моменты ради серьезных целей.

Марина МЕРЕНЧЕНКО, преподаватель русского языка и литературы, Анапа:

- В начале своей педагогической карьеры я, можно сказать, ставила крест на неспособных к русскому языку детях. Считала, что грамотность либо дана от природы, либо не дана. Скрепя сердце ставила тройки, но не пыталась найти подход, развить способности. Когда мой выпускник, талантливый технарь, провалил на вступительном экзамене в вузе сочинение, пришло осознание: от меня зависит, состоится ли человек в жизни. Но до сих пор это главная и до конца не решенная проблема в моей работе.

Вероника МЕДВЕДЕВА, Зеленоград:

- Помню, учительница сказала на родительском собрании о моей дочери-первокласснице: «Она у вас не понимает, что такое клетка в тетради». Вместо того чтобы пожалеть шестилетнее дитя, поддержать, в спокойной обстановке выяснить, в чем проблема, я отругала ее «за неуспеваемость». Никогда не забуду слезы дочки. Получилась цепная реакция: ошибка педагогическая вызвала ошибку родительскую. Два взрослых человека совершили большую глупость - вселили в маленького человека неуверенность в себя на долгое время... Сегодня дочь успешно учится в университете. Недавно я ей напомнила, как она в первом классе «не понимала», что такое клетка. Мы вместе посмеялись.

Александра СТЕЦУРА, преподаватель начальных классов, на пенсии, Тверь:

- Признаюсь, были у меня в классе любимчики. Открытые дети, общительные, которые к тому же схватывают все на лету, сразу обращают на себя внимание. Бывало, вижу, ребенок не по заученному говорит - на ходу импровизирует, и ставлю ему хорошую оценку. Потом поняла, как это важно - научить человека трудиться в самом нежном возрасте. Сколько на моих глазах таких способных баловней «распустилось». Середнячки образование получили, уважаемыми людьми стали, а таланты потерялись в жизни.

Юля КРИВОРУЧЕНКОВА, 12 лет, Москва:

- На уроке истории я задала учительнице вопрос. Она мне не ответила, только сказала: «Ты слишком абстрактно мыслишь». Я не поняла, как это - слишком абстрактно мыслишь. Папа сказал: «Слишком абстрактно мыслить невозможно. В следующий раз задавай свои вопросы мне». Теперь я на истории ничего не спрашиваю, мне папа все объясняет.

Даниил НОГИН, отец шестиклассника, Краснодар:

- В гимназии, где учился мой сын, детей обучали этикету... в ресторанах. Собирали с родителей деньги и отправлялись осваивать, в какой руке держать вилку, в какой ложку. Я как узнал - своего ребенка в охапку - и в обычную школу. Я считаю это педагогической ошибкой. Я не бедный человек, но излишества с малолетства не приветствую. К чему это? Какое извращенное представление о действительности получают в таких учебных заведениях дети?

Виталик ТКАЧЕВ, 9 лет, Москва:

- У нас учительница музыки кидается дневниками. Если кто-то плохо себя ведет, она берет первый попавшийся дневник и кидает его в нарушителей. Я веду себя нормально, но она и моим дневником иногда кидается. Я думаю, это неправильно.