В феврале 1921 г. Штаб морских сил Главного морского технического управления и профессуры Морской академии представил в Реввоенсовет республики проект «Декрета о воссоздании морской силы РСФСР». Его авторы переориентировали флот с приоритетного на рубеже XIX-XX веков азиатско-тихоокеанского направления на европейское. На Дальнем Востоке ставили цель возродить Амурскую речную и Владивостокскую Тихоокеанскую флотилии. Состояние флота республики было удручающим. В 1917 - 1920 гг. из-за боевых действий, интервенции и увода за кордон флот потерял 715 кораблей и вспомогательных судов (50%), испытывал острый дефицит квалифицированных командных кадров и матросов. К концу 1921 г. их число сократилось со 180 до 35 тысяч человек.

А между тем, флот призван был обеспечить прорыв морской блокады, выход на мировые торговые пути, что было особенно актуально для восстановления разрушенной экономики, снабжения голодающего населения целых регионов. Этой суровой действительности не соответствовали теоретические изыскания авторов упоминавшегося проекта «Декрета о воссоздании морской силы РСФСР», что стало одной из причин его отклонения. Отпечаток на это решение наложил Кронштадтский мятеж в марте 1921 г. И вызванное им недоверие власти к флоту. Сказалось и преувеличение опыта решения основных задач мировой и гражданской войн на сухопутных направлениях. Из-за этого флоту отводилась лишь вспомогательная роль.

Но все это не устраняло проблему охраны и обороны морских границ. Особенно актуальна она была на Дальнем Востоке. Поэтому, сразу после освобождения края от интервентов и белогвардейцев были утверждены военно-морской порт во Владивостоке и его отделение в Хабаровске, назначен командующий морскими силами Дальнего Востока (МСДВ). Их возрождение осложнялась тем, что лучшие корабли и канонерские лодки интервенты и белогвардейцы увели с собой, а береговое имущество привели в негодность, утопив или залив кислотой механизмы. К началу 1923 г. уцелело лишь несколько кораблей, прослуживших долгий срок, небоеспособных. Поэтому МСДВ пришлось укомплектовать тем, что имелось.

Во Владивостоке к весне 1921 г. в строю осталось лишь 5 посыльных судов, 2 невооруженных тральщика, 1 транспорт, 3 портовых и 1 гидрографическое судно, в Амурской речной флотилии - 5 канонерских лодок, 3 вооруженных парохода, 2 броневых и 4 сторожевых катера.

Была остра и проблема личного состава. Среди оставшихся военморов были участники кронштадтского мятежа в марте 1921 г. и лица без какой-либо военно-морской специальности. Часть офицеров, добровольно выполняя свои обязанности, в силу своего дворянского происхождения боялась проявлять полноту дисциплинарной власти в отношении провинившихся. Нередки были случаи, когда и молодые командиры, опасаясь потерять расположение к себе краснофлотцев, уклонялись от использования своих полномочий, вынуждая комиссаров вмешиваться в их служебные функции. Соответственными были дисциплина и низкая боеготовность краснофлотцев. Положение усугублялось и тем, что командам и обслуживающему персоналу не выдавали денежного довольствия по нескольку месяцев, а обмундирование - в течение 5 лет.

Новое командование приступило в декабре 1922 г. к демобилизации военморов. Придать ее проведению планомерный характер не удалось ввиду острой нехватки морских специалистов. Поэтому в первую очередь увольняли скомпрометировавших себя службой в рядах противников новой власти. На командных постах МСДВ продолжала оставаться значительная часть офицеров старого флота. Так, морской штаб на 75% состоял из бывших царских военморов, многие из которых считались неблагонадежными для нового режима. Их в общей сложности уволили 96. Из высшего комсостава оставили 7, обладавших самыми необходимыми специальностями. В целом к началу 1923 г. уволили в бессрочный отпуск 636 человек. В итоге МСДВ вместо штатных 1345 человек насчитывали 1073.

Для ликвидации дефицита командных кадров Морской штаб направлял группы старшего комсостава на Дальний Восток. Среднего же комсостава, как во Владивостоке, так и на Амуре, почти совсем не было. В течение 1923 г. в ДВК прибыло несколько партий специалистов младшего комсостава, многие из которых окончили школы на Балтике. Но нехватка специалистов по-прежнему ощущалась, и командованию приходилось привлекать на флот бывших военморов старого ВМФ. Кроме того, с Балтфлота откомандировывали на Дальний Восток специалистов, окончивших морскую школу. Зимой 1922-1923 гг. во Владивостоке и на Амуре создали школы мотористов, электриков, комендоров. Командование пыталось приостановить уход старых спецов, большая часть которых, устав от войны и многолетней службы, разъезжалась по домам.

И все же, несмотря на все проблемы в 1923 г., суда Владивостокского отряда МСДВ и Амурской военной флотилии приступили к плаванию и отработке задач боевой подготовки.

Андрей КУЗИН, кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных дисциплин Дальневосточного военного института