Месторождение интеллектуальных звезд

- Николай Николаевич, ваше сотрудничество с TНK-ВР продолжается уже два года, тем не менее всегда находится повод для новых переговоров. Любопытно, кто из вас в ком больше нуждается?

- В подразделении TНK-BP Тюменнефтегаза есть научно-технический центр, с которым у университета существуют весьма тесные связи. Некоторые сотрудники центра даже преподают у нас. Наши ребята проходят практику на буровых, в местах нефтедобычи, воочию знакомятся с транспортировкой горючих веществ. Сегодня около трети специалистов данной отрасли в России - выпускники Тюменского нефтегазового. Компания TНK-BP пока еще только выстраивает свою стратегию поведения в России. Когда британцы только пришли на российский рынок, они расставили на ключевые посты своих специалистов, считая, что русские не обладают достаточными навыками менеджерских технологий. Но вскоре убедились, что это не так. Иностранцам не всегда удается разобраться в нашей специфике ведения бизнеса, тогда как специалист, знающий дело изнутри, сможет наладить его более эффективно. Если мы готовим такого специалиста именно для них, то он должен быть сориентирован на научно-техническую политику компании. Ведь в тех случаях, когда студентов готовят лишь по учебникам, они оказываются начисто оторванными от действительности, от того, какое оборудование, какие новые технологии используются на производстве, какие проекты запущены. И что же, доучивать человека, у которого за плечами вузовская подготовка, самим? Нерезонно. Следовательно, производственникам для повышения компетентности потенциальных сотрудников необходимо наладить бесперебойный оперативный поток информации обо всех сферах жизнедеятельности компании.

- Но ведь и для компании было бы весьма неплохо для своих исследований привлекать университетских ученых?

- Безусловно, есть продвижение и в этом направлении. Ведь наши преподаватели тоже должны проходить стажировку на современных предприятиях. Например, с компанией ЛУКОЙЛ мы работаем давно. Каждый год они выделяют по пять грантов для наших преподавателей, чтобы они окунулись в производство с головой. Приезжая обратно, преподаватель способен квалифицированно поведать о том, что существует на самом деле, что он видел и в чем он реально принимал участие. Но будучи человеком ученым, он смотрит на все происходящее критически и рассказывает студентам, что правильно, а что требует улучшения, доработки. Вот так мы и сверяем часы.

Благодаря такому сотрудничеству получен своего рода карт-бланш: если до сих пор специалисты научно-технического центра ТНК-ВР преподавали у нас в свободное от основной деятельности время, то сейчас мы договорились, что им будут выделять для этого специальные, а самое главное - оплачиваемые компанией часы. Для нас это выгодно? Не то слово - это повышает качество подготовки наших студентов! Для них это выгодно? Разумеется - они воспитывают собственные кадры! И во всех отношениях эта ситуация приятна тому человеку, который за лекцию получит зарплату и там, и у нас.

- Открытие в университете кафедры теории и методики профессионального образования продиктовали именно эти веяния - жажда идти в ногу со временем и не отставать от него и в будущем ни на йоту?

- У каждой высшей школы свой путь к вершине. Мы шли от индустриального института. И меня, например, никто никогда не учил педагогике. Я инженер-механик по специальности. А сегодня - профессор, и мне надо не просто знать предмет, а уметь донести эти знания до студента. Мы готовим специалистов в области поиска, разработки, добычи, переработки и транспортировки углеводородного сырья, а также других сфер деятельности нефтегазового комплекса. Самые способные из выпускников остаются в вузе, защищают диссертации, становятся преподавателями. А педагогического опыта у них нет. И поэтому нам нужна такая кафедра, чтобы научить в первую очередь наших аспирантов, будущих преподавателей. Наш вуз - многоуровневая образовательная корпорация. У нас есть лицеи, колледжи, техникумы, институты. В учреждениях начального и среднего профессионального образования мы вообще работаем с детьми! И там это приобретает особую значимость. Наша кафедра работает на нас и выполняет те задачи, которые для нас актуальны. Оказывается, написать план лекции - это достаточно большой труд. Преподаватель должен задуматься, что он должен донести до студентов в течение этих двух часов. Какую цель он должен поставить и какими приемами и методами добиться ее. Следовательно, он должен владеть педагогическими знаниями. Думаю, мы сегодня на правильном пути.

- А каковы, на ваш взгляд, основные пути повышения качества знаний студентов?

- В настоящее время мы создали мощный университетский научно-образовательный комплекс. Почти ежегодно вводятся новые направления и специальности, соответствующие государственным образовательным стандартам, адекватные мировым тенденциям и потребностям рынка труда и личности. В учебный процесс внедряются новые технологии, по последнему слову техники оборудуются аудитории и лаборатории. И в этом нам большую помощь оказывают предприятия-партнеры: «ЛУКОЙЛ», «Транснефть», «Сургутнефтегаз», «Мегионнефтегаз», «Ноябрьскнефтегаз», «Халлибуртон» и многие другие.

Мы предоставляем каждому студенту возможность формирования индивидуальной образовательной траектории, профессионального, карьерного и личностного роста. В вузе внедрена рейтинговая система оценки достижений студентов, идет эксперимент по внедрению системы зачетных единиц. У нас имеется учебный полигон - единственный в области учебно-производственный комплекс для практического обучения рабочим профессиям. Учебная практика студентов института геологии и геоинформатики проходит на субарктическом полигоне, действующем вблизи месторождений «Медвежье» и «Юбилейное».

- Нефтегазовый университет - настоящая империя, куда входят все ступени профессионального образования: начальное, среднее, высшее. И такая необычная для нашей страны вещь, как социально-гуманитарный университет третьего возраста...

- Мне не нравится слово «империя». Обычно, когда сравнивают, говорят о размерах. Да, мы на самом деле стали одним из самых больших университетов России. Мы стараемся идти в ногу со временем и адекватно отвечать на его вызовы. Что касается университета третьего возраста, то его открытие - своего рода отклик на актуальные проблемы нашего общества. Бытует мнение, что у людей предпенсионного возраста и старше жизнь практически закончена и стремиться им некуда. Социально-гуманитарный университет третьего возраста помогает этим людям ощутить себя востребованными в современном мире. Тюмень, которая всегда впереди планеты всей, воспользовалась опытом Китая. Там действует около 5 тысяч высших учебных заведений для людей третьего возраста. Вот и мы открыли такой университет на базе нашего вуза. Он действительно оказался очень востребованным. Мы даже не смогли принять всех желающих.

- Вы вырастили всю элиту тюменского нефтяного бизнеса. Это ощущается?

- В 1992 году в нашем университете был создан первый попечительский совет, благодаря помощи которого вузу удалось выжить в то непростое время, когда государство вообще отвернулось от высшей школы. Основу этого совета как раз и составили наши выпускники, которые к тому времени стали элитой нефтяного бизнеса. Благодаря этой поддержке выпускников институт не только избежал деградации, но и перерос вскоре в нефтегазовый университет.

Сейчас этот совет возглавляет тоже наш выпускник Юрий Константинович Шафраник, который в то время и был инициатором создания попечительского совета вуза и первым его председателем. При поддержке попечителей университет обрел санаторий-профилакторий «Сосновый бор», современный библиотечно-информационный центр, учебный комплекс Тобольского индустриального института, два жилых дома для преподавателей. Попечители установили гранты перспективным молодым преподавателям, доплачивают к стипендиям аспирантам. Но было время, когда мы приходили к нашим вчерашним выпускникам, говорили, помогите нам, и не всегда получали поддержку. И мы задали себе вопрос: а почему? Это же наши собственные дети! Почему они не хотят помочь своей альма-матер? И выяснили. Все, оказывается, просто. Мы их хорошо учили, мы сделали из них профессионалов, но не привили им чувства любви к родному вузу. И сегодня мы стараемся создать ту атмосферу любви, которая воспитает не просто профессионала, но и человека.

- И как же вы создаете эту атмосферу?

- У нас в университете сложилось множество добрых традиций. Это не абстрактные ритуалы, а то, что остается в памяти каждого на всю жизнь: студенческие фестивали «На клавишах весны», «Осенняя премьера», дни здоровья, торжественная церемония вручения дипломов выпускникам и многое другое. Вот, к примеру, спартакиада нефтяных вузов «Дружба». Я знаю многих и многих своих преподавателей, кто каждый февраль ездит на эти соревнования. Некоторым уже под семьдесят, а они все «сражаются» с вузами Уфы, Ухты, Москвы, Томска. Теребят меня с января: «Ну что, Николай Николаевич, отправишь меня?» - «Тебе уже семьдесят лет, куда тебе бегать?» - «Я тренировался»... Это их традиция.

Еще одна традиция - фестиваль «Нефтегаз собирает друзей». Его корни уходят в то время, когда индустриальный институт только образовался: одним из его первых факультетов был геолого-разведочный. Как известно, геологи - романтики, бродяги, для которых важны запах костра, песни под гитару, разговоры под звездным небом. Как раз в то время строилась институтская база «Олимпия», и студенты геолого-разведочного факультета, да и не только, проходили там практику. Снимали топографический профиль местности, разбивали палатки и вечерами вели долгие задушевные беседы. В 2001 году на этой базе прошел первый фестиваль «Нефтегаз» собирает друзей». И с тех пор каждый год собираются друзья университета, его выпускники, преподаватели, студенты. А так как главная достопримечательность облюбованных ими мест - пойма реки Пышмы, а символом фестиваля стал старый речной кораблик, родился образ капитана... Теперь каждый сентябрь я надеваю форму морского офицера, хотя к флоту не имею никакого отношения, приветствую друзей и напутствую их в дальнее плавание будущего.