Ярослав КУЗЬМИНОВ: Я представляю здесь своих коллег по комиссии по интеллектуальному потенциалу нации, но фактически это наука, образование, библиотеки. Это самая большая комиссия Общественной палаты и одна из очень активно работающих.

Естественно, то, что я хочу сказать, - это то, что мы думаем по началу реализации нацпроекта по образованию.

На наш взгляд, он хорошо задуман: это создание механизмов выделения и поддержки лучших, то есть выделения в этой сфере профессионального соревнования, которое в 90-е годы практически ушло, было вытеснено чисто рыночной, ценовой конкуренцией. Но проект надо не только стартовать, его надо продолжать.

Я очень коротко попробую остановиться на том, что мы, та общественность, которую нам удалось собрать, считаем по создавшейся ситуации. Первое и самое главное: реформа образования - не только нацпроект, но и все действия правительства пока промахиваются мимо ключевой задачи - разбудить активность массового учителя, преподавателя, включить его в процесс модернизации образования не в качестве страдательного элемента, а как главное действующее лицо, чтобы он не ожидал: «а что еще придумают, какого рода форму и как я к этой форме буду адаптироваться», чтобы он реально сам чувствовал себя главным действующим лицом. Для этого нужно выходить на то, что мы называем эффективным контрактом учителя с обществом.

Нам кажется, здесь есть три элемента. Первый - это формирование профессионального сообщества, среды, в которой преподаватель развивается, которая подталкивает его развитие, оценивает его качества, содействует этому развитию.

У нас в образовании практически две живые организации: это Союз ректоров и Союз директоров техникумов. То есть фактически объединены только менеджеры. Это достойные люди, и они хорошо чувствуют проблемы образования. Но это явно не все образование. И ключевыми мерами здесь должны быть: выделение средств на академическую мобильность; гранты на академическую мобильность; участие в семинарах, конференциях; повышение квалификации - в первую очередь, я считаю, для учителя средней школы. В вузах еще кое-как находится, мало, но находится, - учитель практически этого лишен. Поэтому мы будем ставить вопрос о создании фонда развития российского учительства, который такого рода гранты развития учителей давал бы.

И второе - это построение мощных профессиональных интернет-ресурсов. Должна быть целая индустрия профессиональных порталов. Считаю, создание таких порталов могло бы стать элементом выдвинутой вами библиотечной инициативы, потому что не только же бумажная библиотека должна быть, в первую очередь - на электронных носителях: она доступнее.

Вторая проблема - это зарплата. Учителя отстали сегодня от врачей в полтора раза. Мы вывели в результате нацпроекта врачей на 14-15 тысяч рублей, а учителей - на 8-9.

Что такое 5-6 тысяч рублей? Это та грань, которая в регионах не позволяет человеку войти в средний класс, потому что 15 тысяч во многих регионах - это нормальная экономическая основа для бытия твоего как члена среднего класса, чтобы ты книги покупал и так далее. Зарплата должна обеспечить сосредоточение усилий преподавателя в рамках его основного контракта, именно основного контракта.

Мы очень любим считать, что преподаватель в целом зарабатывает. В целом он зарабатывает не так уж плохо, мы ведем мониторинг в образовании, но меньше трети от этого - это базовая зарплата на одной ставке. Это, конечно, ненормально. В финансовом плане правительства этих средств нет. Это значит, что мы теряем еще три года, в течение которых наши школы и наши вузы отстанут не только от Запада, но и от стран БРИК, с которыми мы состязаемся. Стоимость вопроса к 2010 году, очень грубо, это дополнительно 250 миллиардов рублей в год, это полпроцента ВВП 2010 года. Да, это большие деньги, мы на образование тратим 3,5 процента ВВП. Может быть, этот вопрос был бы ключевым. Понимаете, без этого, без мотивации учителя бессмысленно говорить об организационно-правовых формах.

Еще одна проблема - это поддержка талантов. Система выявления, выращивания и поддержки талантов в России сегодня существенно упала по сравнению с тем, что было в Советском Союзе, и отстает на три четверти от существующих в развитых странах. Возьмите хотя бы стипендиальную поддержку талантливых. Нам удалось поправить закон о едином госэкзамене, включив туда положение о федеральных предметных олимпиадах во время второго чтения. Но необходимо думать не только об этом моменте перехода «школа-вуз». Нужно восстановить в первую очередь кружки по интересам, то есть фактически систему домов пионеров, которая существовала в советское время. Она практически разрушена и, самое главное, она существует в отрыве от системы образования. Я бы ее восстановление начал в рамках системы образования регионального и муниципального, а не в рамках учреждений культуры, как это существует сейчас.

Следующее. Надо не только вырастить талант, но и не упустить его за рубеж. Следовательно, должна быть построена система поддержки талантливых выпускников в части предоставления им рабочих мест с конкурентной оплатой. Мы в этом году в Высшей школе экономики внедрили систему стартовых грантов. 30 молодым преподавателям, которых после аспирантуры или после магистратуры мы взяли, мы на два года дали грант 15 тысяч рублей в месяц дополнительно к их базовой зарплате и тем самым 12 человек из 30 не просто спасли, а удержали от ухода в коммерческий сектор.

Третье - школа. Школа не дает сегодня даже минимально необходимой подготовки по гражданским и социальным компетенциям. Существующий курс обществоведения подготовлен тем же коллективом сотрудников Российской академии образования по учебнику, по которому мы с вами, Владимир Владимирович, учились. Это просто набор лозунгов. В него никто не верит, он ни на что не оказывает воздействия, никакого гражданина, таким образом, не формирует. В старших классах школы нужно включить в состав обязательных предметов экономику и право, как делается в большинстве стран мира. Причем предметы эти должны по ряду позиций, таких как налоги, рынок труда, отчуждение предприятий, реализация права на образование, на охрану здоровья, жилища, права и обязанности владельца собственности, доходить до инструментального уровня.

И последнее. Во всем мире научные исследования составляют значимую часть деятельности университетов. Но только в нашей стране они выполняются как бы на инициативной основе, без серьезного финансирования со стороны государства. Сложившаяся модель сосредоточения средств на фундаментальную науку исключительно в РАН - порочная. Я ничего не хочу сказать против РАН, я сказал - исключительно в РАН, так получается. В результате мы имеем сегодня дикую картину. У нас по последнему мониторингу есть прогресс: было 16 процентов - стало 19 процентов преподавателей вузов, которые вовлечены в исследования. Это уровень техникумов, а не вузов. В результате только треть вузов вообще ведет какие-то исследования. Портфель заказов или научный бюджет даже крупных отечественных вузов незначительный. Ведь вузы во всем мире - это ключевое звено национальных инновационных систем. Какие инновации будут порождать выпускники наших вузов, если им читали в основном курсы по чужим учебникам? Считаю, что у нас сейчас обрывается проект инновационных вузов (первая группа - в 2007-м, вторая - в 2008-м). У нас есть предложение продолжить это финансирование, введя новый конкурс.

Владимир ПУТИН: Вы так много сказали интересного, даже не знаю, с чего начать свои комментарии.

Национальный проект по образованию. То, что вы его оценили положительно, спасибо. И действительно, он и был направлен на то, чтобы отбирать лучшее и породить соревнование в этой среде. Если вы чувствуете, что эти принципы там работают, эти инструменты действуют, то мне это приятно очень отметить.

А теперь перейдем к более критическим вашим замечаниям и предложениям. То, что у нас в реформирование системы образования не включен сам преподаватель, - да, я согласен, вопрос в том, как это сделать.

Фонд развития учительства. Я полностью согласен с этим, и действительно нам не хватает вот этого инструментария, этих институтов, которые бы помогали современному учителю получать нужные знания. А объем информации постоянно нарастает, и учитель, конечно, должен быть в курсе всех происходящих в той или иной сфере, в которой он чувствует себя специалистом, информации, событий и так далее. И, конечно, в этих условиях очень важна система подготовки и переподготовки. И я с вами полностью согласен, обязательно подумаю над этим, и примем соответствующее решение.

То же самое касается интернет-портала. Если вы обратили внимание, я как раз в Послании говорил о президентской библиотеке именно на цифровых технологиях. Предполагается, что это будет соответствующая сеть по всей стране. Так что и в рамках этого проекта можно реализовать те идеи, которые вы сейчас сформулировали.

Заработная плата. Да, действительно от отдельных категорий медицинских работников преподавательский состав, особенно в школах, отстает. Но это было не от хорошей жизни сделано. Мы прежде всего стимулировали рост заработной платы в первичном звене здравоохранения, Лео Антонович это знает, наверняка разговаривал у себя в институте и знает разговоры в институтах. Там часть медицинского персонала тоже критически к этому отнеслась, потому что: а как же специалисты? Так что не все медработники получили эту значимую, заметную прибавку. Это тоже было сделано не от хорошей жизни. Более 50 процентов или около 50 процентов был дефицит рабочей силы, рабочих кадров в первичном звене здравоохранения. Специалисты как раз прекрасно понимают, что если в первичном звене мы не обеспечиваем элементарного уровня медицинского обслуживания, то тогда специалисты на своем уровне уже не справляются с огромным валом сердечно-сосудистых заболеваний либо других тяжелых последствий, которые возникают в результате невнимательного отношения к людям в первичном звене здравоохранения.

Это связано также и с тем, что количество преподавательского состава у нас, конечно, в разы больше, чем количество тех, кто работает в первичном звене здравоохранения. Просто экономически мы были не в состоянии этого сделать. Но тем не менее, конечно, такая проблема существует, и ее надо решать. Надо только понять, как мы в состоянии это сделать. Можем ли мы это сделать или нет? Можем. Вопрос - как?

Есть одно из предложений, которое давно обсуждается и в ряде регионов страны активно внедряется. Это так называемый нормативно-подушевой метод оплаты труда. И нужно идти смелее на то, чтобы предоставлять права руководителям учебных заведений эффективно использовать те средства, которые выделяются государством на организацию учебного процесса и на решение кадровых вопросов, на решение вопросов, связанных с материально-техническим обеспечением и снабжением учебного заведения - и прежде всего школы.

Вы, кстати говоря, Ярослав Иванович, как относитесь к этому нормативно-подушевому методу?

Ярослав КУЗЬМИНОВ: Я должен сказать, Владимир Владимирович, мы считали и на примере Тюменской области, которая пионер в этом деле. Это дает 30-40 процентов от решения этой проблемы. Да, дает. Это очень существенная экономия, но экономия внутренняя.

Владимир ПУТИН: Да, внутренняя экономия и соответственно рост заработной платы. Конечно, это не все. Но мы должны хотя бы вот это внедрить для начала, посмотреть на эффект, на то, как это работает. И уже с этих позиций делать следующие шаги.

Поддержка талантов, конечно, необходима. И, вы знаете, это опять вопрос приоритетов, в том числе и расходования финансовых ресурсов на уровне регионов: восстановление кружков по интересам и так далее. Но абсолютно правильно считаю. Это вопрос для обсуждения на одной из наших встреч с региональными руководителями, потому что все это компетенция регионального и местного уровня власти. Но тем не менее это не значит, что мы должны устраняться на федеральном уровне.

Вы сказали о грантах для молодых ученых. Во-первых, такая система грантов внедряется, вы это знаете. При решении задачи об удержании молодых специалистов это очень правильно, интересно было бы узнать, как у вас к такой практике отнеслись сотрудники, которые к числу молодых специалистов не относятся?

Ярослав КУЗЬМИНОВ: Владимир Владимирович, как видите, я сижу перед вами живой.

Владимир ПУТИН: Слава богу, я вижу, да. И что?

Ярослав КУЗЬМИНОВ: Кое-кто тяжело отнесся, но мы коллег убедили.

Владимир ПУТИН: То есть понимание есть?

Ярослав КУЗЬМИНОВ: Понимание есть.

Владимир ПУТИН: Практика заслуживает внимания, конечно, и расширения. Аккуратно нужно относиться к тем людям, которые к такой категории не относятся, и внимательно. Но если руководители учреждений могут сделать это в процессе нормального диалога с людьми, при понимании, что в этом заинтересовано само научное либо учебное заведение, то это правильно, конечно.

Что касается обществоведения и того, что старые специалисты или специалисты старых школ пишут учебники, в том числе по обществоведению. Наверное, есть и такие. Но есть и другие примеры. И там вообще пишет неизвестно кто, и неизвестно, на каком основании те или иные учебники оказываются в школах и в вузах. Некоторые из них вообще даже не получили никакой оценки в Министерстве образования и науки. И это настолько коммерциализировано сегодня, что, безусловно, наносит вред и государству, и обществу. И здесь у меня к вам огромная просьба. Я прошу и Ярослава Ивановича, и всех остальных коллег, потому что в Общественной палате специалисты из самых различных областей, принять прямое активное участие в этой работе по подготовке учебной литературы, потому что там некоторые вещи просто стыдно смотреть и читать. В руки стыдно брать, хочется сразу это выбросить куда-то в стороночку. Не допускать до использования явную макулатуру - это вполне по силам и обществу, и государству. И общественный контроль здесь, конечно, необходим.

Теперь по поводу того (очень важный вопрос), что в школах и в вузах должны внедряться совершенно необходимые предметы, такие как экономика, право. Во-первых, они есть и в школах.

Но я сейчас не об этом хотел сказать, а о другом. У нас есть Трудовой кодекс, который определяет количество часов, которые должны работать работники в экономике, должны работать в сельском хозяйстве, на производстве. А кто определяет вот эти медицинские и социальные показатели для учащихся? Их нагружают уже без всякой меры. Вот об этой стороне тоже нужно подумать, так же, как и нужно подумать о качестве образования, и это дело специалистов - определить, что нужно и в каком объеме нужно преподавать детям в школах либо студентам в вузах.

Образование - это очень тонкий процесс, и ни правительство, ни президент не могут подменить мнение специалистов. Это должно быть решено в ходе открытой профессиональной дискуссии.

Ну и наконец поддержка инновационных вузов. Конечно, мы продолжим эту работу обязательно.

NB!

Печатается в сокращении. Полный стенографический отчет о встрече с членами Совета Общественной палаты России в Ново-Огарево опубликован на сайте Президента России http://www.kremlin.ru