В ночь со 2 на 3 июня в РОВД Ленинского района позвонил случайный свидетель, сообщивший, что у входа в Ставропольскую медакадемию лежат два молодых человека в крови. Прибывшая на место происшествия опергруппа установила, что каждой из жертв было нанесено по нескольку ножевых ранений. Основная версия, выдвинутая следствием, - ограбление: преступники хотели отобрать у молодых людей сотовый телефон, завязалась драка, и налетчики пустили в ход ножи. Однако в бытовую версию преступления поверили далеко не все. Тут же возникли слухи, что к убийству причастны кавказцы, отомстившие таким образом за смерть студента-чеченца, погибшего 24 мая в массовой драке на окраине города.

5 июня в Ставрополе прошел несанкционированный митинг, который чуть не перерос в погромы. Его участники выкрикивали националистические лозунги и требовали отставки губернатора. Милиция задержала более 50 человек и возбудила 9 уголовных дел.

Руководители национальных общин Ставропольского края выступили с заявлением, осудив участников несанкционированного митинга. «Мы расцениваем массовое распространение панических слухов как спланированные провокации, направленные на разжигание межнациональной розни, - говорится в нем. - Мы считаем, что за всем происходящим стоят конкретные силы, цель которых - подрыв авторитета власти, расшатывание экономической и правовой ситуации в крае. Ими выбран инструмент - националистические, профашистские организации, которые рядятся в национальные одежды. Лидеры этих объединений стыдливо прячутся за спинами молодых людей, одурманенных их идеями».

Губернатор Александр Черногоров также убежден, что «попытки взбудоражить население с помощью домыслов и слухов» имели преднамеренный умысел: горожанам подбрасывались листовки, где события представлялись как конфликт между русскими и кавказцами, а через интернет распространялись целые инструкции, как «проводить обостряющие ситуацию акции». К расследованию событий в Ставрополе подключились федеральные власти.