Кто ищет истину, найдет Бога.

Иеромонах Василий Оптинский, новомученик

Их убийца весь великий пост точил огромный тесак. У него также был кинжал, на котором он выгравировал 666 - апокалиптическое число зверя. Оба орудия он бросил на месте преступления. Пасхальным утром, когда окрестности Оптиной стали наполняться колокольным звоном (причем звонили иноки Трофим и Ферапонт), переодетый убийца проник за стену монастыря и исполнил свой дьявольский замысел. Он был физически слабее каждой из жертв, наносил удары им в спину. Кроме того, истинный монах, исполняя заповедь любви к ближнему, не должен противиться насилию. Вспомним, как отдал свой топор преподобный Серафим Саровский разбойникам, которые хотели его убить. Потом разбойники искали святого, чтобы испросить у него прощения.

Но пример св. Серафима Саровского - еще из той России, которую мы вроде бы уже «потеряли». Неужели же мученическая смерть за Христа от руки сатаниста все еще возможна в наши дни, в конце ХХ века? И где - в стране, которая совсем недавно (а в 1993 году и подавно) сама была антихристианской? История Оптинской Голгофы напоминает по меньшей мере век апостольский и эпоху гонения на христиан. О такой смерти: в день Светлого Воскресения, через час после окончания Божественной Литургии, - христианин II-III вв. мог только мечтать. Мечтали о ней (а в действительности - предвидели смерть) и новомученики. Сомневаюсь, что где-либо еще, в какой-либо другой, пусть даже официально исповедующей христианство стране, такое сейчас возможно. Нам несказанно повезло, что мы живем в одно время с великими святыми. Убийца, кстати, был найден, признан невменяемым и уголовной ответственности не подлежащим. Помещен в психиатрическую клинику. Что с ним теперь? Может быть, он обратился и теперь сам стал монахом, пытаясь отмолить чудовищный грех? Или его «подлечили» психотропными препаратами и отпустили на свободу?

Недавно в продаже появилась книга Нины Павловой «Пасха Красная. О трех Оптинских новомучениках, убиенных на Пасху 1993 г.». Книга эта по идее должна была бы стать частью обширной житийной литературы. Но это больше, чем житие. Дерзну сказать: это Евангелие. Евангелие наших дней. По силе и глубине христианского переживания, «Пасха красная» сопоставима с «Деяниями апостолов» и посланиями Игнатия Богоносца - одного из первых мучеников за Христа. Вышла и еще одна книга: с дневниковыми записями и стихами, которые писал до принятия монашеского пострига иеромонах Василий - в миру известный спортсмен и журналист Игорь Росляков. При чтении этих подлинных стихов и поразительных по глубине размышлений может возникнуть горькое чувство, что мы потеряли «звезду» - человека блестяще одаренного, который, вероятно, занимал бы сейчас видное общественное положение, приносил бы «пользу»... Чувство неверно: мы не потеряли, мы приобрели. Святые незримо участвуют в истории и, несомненно, приносят стране «пользы» больше, чем иные политики и государственные деятели. «Звезды Господни» светят с небес и освещают наш исторический путь, в отличие от других искусственных, сделанных «звезд», которыми столь богато наше время и имена которых, в слепом подражании Америке, мы вмуровываем в асфальт и попираем ногами.

Я понимаю историю мистически. Как Язык, которым Бог разговаривает с человеком. Как Книгу, в которой записаны тайны будущего века. Голгофа на иудейскую Пасху 2000 с лишним лет назад изменила мир, изменила человечество, открыв перед ним тайну Воскресения и Искупления. Оптинская Голгофа на православную Пасху 1993 года изменила нашу историю, изменяет и еще изменит нас, приоткрыв перед нами тайну будущего возрождения России.