В эту субботу дождались: им решили рассказать провинциальную историю. История и в самом деле поучительная. Вот только вопрос, для кого. На экране - небольшой поселок, в поселке живет обычный мальчик, ну просто современный Ванька Жуков, решивший написать письмо в министерство дяденькам, которые его жизни ну совсем не знают. За кадром - сытый и слегка насмешливый голос ведущего, которому, наверное, такое ерническое озвучивание письма кажется очень удачным. Камера лениво скользит по закрытому магазину, разрушенному спортзалу, вместе с мальчиком на мотоцикле мчится по проселочной дороге к лесу (грибов много!), заглядывает в столярную мастерскую, где делают «нужные людям поделки, например гробы», потому что циркулярная пила в поселке одна. «Когда каникулы и много свободного времени, - продолжает рассказ от имени мальчика Нестеренко, - я часто хожу в гости к своему лучшему другу Пашке, дом у него большой, крепкий, уютный, Пашкины родители всегда рады гостям, мне особенно». Иллюстрация сказанному - разрушенный дом, из которого Пашкина семья уезжает. Дом умер, а ведущему весело, он мальчику не сочувствует, видать, души на то не хватает. А камера уже уходит дальше. Разбитая машина с прицепом - общественный транспорт, собачья упряжка - для того чтобы зимой ездить за хлебом, колодец - нехитрый источник воды, который не иссякает в любую пору, клуб - разваленное, разрушенное здание. Подниматься на второй этаж опасно, но паренек рискует. «Жизнь бьет ключом, - не опасается за него ведущий. - Народ радуется после работы». Смотрит паренек на все это натуральное запустение, боится, что школу закроют, придется ездить в уцелевшую за 40 километров (уж не на собаках ли?!) и останутся в поселке только сосны и дождик, природа без людей. Не закрывайте школу, просит мальчик. Так и хочется сказать ему в ответ: «Милок, у нас ведь нынче реструктуризация, не каждому селу посчастливится школу сохранить. Вот и судьбу твоей будет решать неизвестно кто и неизвестно из чего исходя!» И, словно подслушав это, авторы передачи выпускают на свет Божий вице-губернатора Коми, которая все знает: и то, что Республика Коми была ГУЛАГовской , а данный населенный пункт - поселением, и то, что полная школа, где учатся сегодня 30 учеников, на следующий год станет всего лишь начальной, а старших школьников и в самом деле начнут возить в соседнее село. Иными словами, как некогда у клуба, магазина и домов был шанс исчезнуть с лица земли, так теперь появился он и у школы. У этой вполне благополучной и крепкой школы, которую недавно отремонтировали, в которую завезли новую мебель, в которую приехали на работу два новых педагога для старших классов. Село и школа - вещи неразделимые, это вице-губернатор понимает, но что она может сделать перед лицом той самой реструктуризации, которая стирает с лица земли и школы, и села? Было поселение и не будет его, кого это волнует, кроме мальчика, который никуда не хочет уезжать, пытается объяснить взрослым, что это его родная сторона, что не дело, когда исчезают разом магазин, больница, клуб, школа. В масштабе одного поселка - малость, в масштабе всей России - край, перейдя через который теряешь Родину.