Арбатский марш

Российские бритоголовые во всеуслышание заявили о себе в 1992 году, решившись продефилировать по Старому Арбату в полной «боевой раскраске». Хотя о существовании националистических настроений среди молодежи знали и раньше, однако говорить об этом вслух было не принято.

За прошедшие годы движение скинхедов окрепло, расширилось и даже обзавелось собственными идеологами и «первоисточниками» (в которых Адольф Гитлер порой предстает как мститель за Николая II, «принесенного в жертву большевиками и жидами»). Да, представители МВД не лукавят, когда говорят, что скинхеды - аморфное движение, не имеющее объединяющей их структуры. Но стоит заметить - ПОКА не имеющее. Центростремительные тенденции в среде ультраправых все более и более заметны, да и пример им есть с кого брать.

Взять хотя бы Францию: лидеру «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пену удалось выйти во второй тур президентских выборов в 2002 году, а организация «Национальные европейские фасции», возникшая во Франции в 1966 году, сегодня насчитывает до 10 тыс. членов (кстати, что примечательно - преимущественно подростков). Причем в последнее время националистические движения в Западной Европе приобретают все больше и больше сторонников - в основном из числа молодежи, недовольной миграционной политикой ЕС и напуганной исламистской террористической угрозой.

Бритоголовые «мажоры»

Сегодняшние ультраправые - совсем не те мальчики начала 90-х, увлеченно играющие в неонацистов. Нынешние неокоричневые - это настоящее движение со своим центром (Москва), с которого провинция берет пример. И не только: окрепший информационный обмен, чему способствовало развитие интернета в России, постоянно пополняет копилку «русских обид» примерами из южных регионов страны.

Кроме того, после 1999 года число неокоричневых стремительно пополняют выходцы из так называемого среднего класса. До этого большинство скинхедов были школьниками из неблагополучных семей. Но после взрывов домов в Москве и других терактов ксенофобские настроения начали овладевать куда более благополучными семьями. Их отпрыски, как губка, впитывали разговоры взрослых, но то, что для отцов и матерей было сказанными в раздражении словами, для их сыновей становилось истиной, подтверждение которой они видели ежедневно, а то и слышали в речах именитых политиков.

По мнению социологов, как раз смена социального состава российских скинхедов - залог превращения этого движения в серьезную электоральную силу. Если прежние «неблагополучные» бритоголовые были ксенофобами стихийными, ищущими недополученного в семье, нынешние «благополучные» - ксенофобы идейные. И если «неблагополучные», найдя работу или заведя семью, находили новый источник человеческого тепла и покидали ставшую неуютной банду, «благополучные» вряд ли изменят своим принципам вследствие изменения житейских обстоятельств. Эта верность неизбежно проявится во время участия в выборах: как говорят социологи, «в отличие от большинства наших избирателей, которые засыпают либералами, а просыпаются центристами, эти люди однозначно ориентированы на национализм».

Когда нет выбора - выбор очевиден

Другой причиной, способной превратить скинхедов в реальную силу, оказалась позиция, занятая властью по отношению к самим бритоголовым и к мигрантам. Упорство, с которым правоохранительные органы до последнего времени старались не замечать ширящегося движения бритоголовых, породило в них ощущение безнаказанности. Стремление вогнать поток мигрантов хоть в какое-то законное русло, оборачивающееся притеснениями со стороны милиции, породило у скинов ощущение, что своими акциями они помогают ограничить число желающих переселиться в Россию. (Надо сказать, что эти ощущения недалеки от истины: в приватных беседах некоторые милиционеры почти откровенно называют бритоголовых союзниками - по принципу «Враг моего врага - мой друг».) А все более популярная великорусская риторика, сочетающая в себе недовольство Западом с презрением к Востоку, порождает в неокоричневых классический арийский комплекс.

Наконец, даже обстоятельства, заставившие МВД признать существование скинхедов, должны были доказать националистам, насколько мощной силой они стали. Непосредственным поводом к изменению позиции власти можно считать обращение иностранных дипломатов, потребовавших обуздать распоясавшихся неокоричневых. Такой факт кого угодно способен убедить в собственном величии - не говоря уже о тех, кто свое величие привык объяснять исключительно принадлежностью к «великой нации».

Все это великолепная питательная среда для националистического движения. И видимо, правы те социологи, которые утверждают, что численность российских бритоголовых скоро может достигнуть 75-80 тыс. По тем же прогнозам, на этой отметке рост если не прекратится, то замедлится - но это будет уже не важно. 80 тыс. - такова будет численность активных избирателей, способных повлиять на выбор еще как минимум такого же числа родственников и друзей. Открытым остается только вопрос, кто и когда всерьез отнесется к этому электорату - и для чего будут использованы его голоса.

Сеть для наци

В каталоге сетевых ресурсов российских ультраправых, собранном информационно-аналитическим центром «Сова», 10 сайтов в разделе «Скинхеды» и еще 48 - в разделе «Русские националисты».

Подавляющее большинство сетевых ресурсов ультраправых имеет на главной странице специальную оговорку: «Данный сайт не является пропагандой межнациональной и межрасовой розни, фашизма и экстремизма. Этот сайт не призывает к насильственному изменению конституционного строя РФ». Но оформление таких сайтов не оставляет сомнения в их идеологической направленности. Цветовое решение - в красно-черно-белых тонах, нередки заставки с людьми, вскинувшими руки в нацистском приветствии, а стилизованные изображения свастики (нацистской, или псевдорусского коловрата, или рисунков, напоминающих свастику) - почти обязательный элемент.

Содержание зачастую пересекается: одни и те же книги, статьи, рисунки. При этом используется специальная баннерная сеть, позволяющая включать новый ресурс в общую сетевую структуру. Распространена практика предоставления националистических рисунков и плакатов для копирования или печати. Многие сайты располагают коллекциями музыкальных записей ультрарадикальных групп.

Скинхеды: социальный портрет

Возраст: «боевики» - от 14 до 20 лет, «идеологи» - от 35 до 50 лет.

Социальное положение: до 60% - выходцы из неблагополучных или неполных семей рабочих или служащих-бюджетников. В последнее время резко увеличилось число подростков из семей так называемого среднего класса. Последние занимают, как правило, лидирующие позиции в организациях.

Образование: неполное среднее, среднее. Среди лидеров преобладают люди с высшим (неполным высшим) образованием, как правило, техническим.

Занятость: большинство рядовых членов группировок нигде не работают и не учатся.

Социальная активность и ориентация: отсутствует направленность на реализацию собственных способностей, устремлений и амбиций в традиционных сферах (учеба, работа, карьера, семья), все амбиции направлены на становление внутри группировки.

Связь с уголовным миром: большинство лидеров имеют судимости и связи в уголовной среде, многие рядовые члены состоят на учете в милиции как неблагополучные подростки.

Ультраправые

в зеркале статистики

Наибольшее число скинхедов зарегистрировано в Центральной России и Поволжье - в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ярославле, Воронеже. По количеству группировок первое место занимает Татарстан - в республике их зафиксировано 108. В московском регионе на учете состоят 62 группировки, в Санкт-Петербурге - 31.

К наиболее крупным группировкам можно отнести «Объединенные бригады-88» (продукт слияния «Белых бульдогов» и «Лефортовского фронта»), до недавнего времени насчитывавшие порядка 200 членов. Также в Москве действуют группировки Hammerskins-Russia, Blood&Honor (филиал международной организации бритоголовых), «Московский скинлегион» (одна из старейших группировок), «Русская цель» и «Легион «Русская атака». В Санкт-Петербурге печальную известность заслужила группировка «Русский кулак», численность которой достигает 500 бойцов, в Нижнем Новгороде - достаточно крупная группировка «Север». Некоторое время назад в Волгограде действовала группировка с говорящим названием «Скинхед», однако во время следствия по делу местных ультраправых она фактически самоликвидировалась.

За что их судят?

Как правило, скинхедов привлекают к уголовной ответственности по «тяжелым» статьям с квалифицирующими (отягчающими вину) признаками. Например, ст. 105 предусматривает просто за убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) от 6 до 15 лет лишения свободы, а за убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (ч. 2 ст. 105 УК РФ) - от 8 до 20 лет или пожизненное заключение. То же касается причинения тяжких телесных повреждений, хулиганства и т.п. При этом националистический характер преступления подтверждается либо показаниями скинхедов, либо составом потерпевших.

А ст. 282 УК РФ квалифицирует как преступление «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе», совершенные публично или с использованием средств массовой информации, с применением насилия или с угрозой его применения, лицом с использованием своего служебного положения или организованной группой. Максимальный срок наказания, предусмотренный этой статьей, - 5 лет лишения свободы. Ст. 282, как правило, применяется к журналистам, рекламщикам и т.п. Но поскольку практика применения этой статьи фактически отсутствует, дело разбирается в прецедентном порядке: экспертизы искусствоведов, спецов по национальному достоинству и т.д., и всерьез доказать наличие умысла поссорить нации практически невозможно.