Даже тогда, когда приглашают на чей-то юбилей и сидишь за столиком вместе со всеми гостями, не можешь забыть обо всем на свете, кроме праздника: нужно не только сфотографировать юбиляра (альбом с фото будет потом для него приятным сюрпризом) и его гостей, но и рассказать об этом замечательном человеке на страницах газеты, ведь, как правило, приглашают на юбилеи педагогов. Раз в год, 1 Мая, работа необычайно приятна, потому что, во-первых, ты участвуешь в общем деле на равных, во-вторых, при этом невольно вспоминается молодость, наконец, в-третьих, возникает острое чувство сопричастности к чему-то очень значительному. Дело в том, что 1 Мая московские профсоюзы всегда проводят традиционную демонстрацию, и я обязательно принимаю в ней участие. По зову души, ну и, конечно, профессиональному интересу.

На этот раз на улице было совсем не жарко, и демонстранты начинали собираться на станции метро «Белорусская». И на радиальной, и на кольцевой было столько народу, сколько не бывает во время «часа пик». Над головами уже реяли флаги, кто-то разворачивал плакаты и транспаранты, готовясь вынести их на улицу. А на улице машины подвозили к метро огромные коробки с цветами, лентами, какими-то панно на пластиковых палках, разноцветными флагами. Словом, профсоюзы готовились к демонстрации ответственно, серьезно, с выдумкой, причем понятно, что на все это денег не жалели.

Наша колонна - колонна Московской организации Профсоюза работников народного образования и науки - собралась на Тверской у дома 24. Мы открывали шествие, поэтому собрались вместе, и было приятно видеть множество знакомых лиц. В первых рядах стояли студенты и молодые учителя, у них была серьезная задача - нести огромный транспарант с требованием достойной жизни для всех. Наш профсоюз тоже загодя позаботился об оформлении: студентам, педагогам раздавали желтые кепочки и зеленые шелковые косыночки, которые все повязывали на шею. Вузы раздавали свои флажки, шарфики и даже банданы. Одну такую - большую и красивую - дарили всем желающим студенты МГУ. (Кстати, студентов было много, из постоянных участников демонстрации не было видно, пожалуй, только студентов МАИ, позже мы узнали, что их переманила на свое шествие «Справедливая Россия»). Большая делегация ЦК профсоюза была в красивых синих кепочках и белых шарфах. Словом, наших в колонне было видно сразу. За студентами шли представители всех учебных округов с председателями окружных профсоюзных комитетов. Представители школ городского подчинения держались гордо, но не обособленно, во всяком случае, их табличка-плакат хорошо смотрелась рядом с такими же табличками-плакатами округов.

Сколько помню демонстрации советского времени, нас всегда какие-то ответственные строили в колонны строго по восемь человек в шеренге, и никто - ни свой, ни чужой - в эту шеренгу не мог встроиться. Нынешние демонстрации отличаются тем, что свобода полная, никто никого не строит, все стоят и идут там, где хотят и с кем хотят, поэтому огромная колонна растеклась по ширине всей Тверской. Еще одна особенность: никто не следил за тем, кто как себя ведет, поэтому студенты «отрывались» по полной, например, на плечи студента легко вспорхнула студентка с флагом МЭИ, ее примеру последовали сразу трое студенток: они несли, поддерживая сверху, длинный транспарант с призывом увеличить размер стипендии. Вообще надо сказать, что педагогическая часть колонны пестрела призывами взять под контроль деятельность Пенсионного фонда, поднять зарплату учителя, увеличить размер стипендии, ограничить платное образование и так далее. То есть никаких политических лозунгов не было, была забота о насущных проблемах педагогического сообщества. Наверное, это была среди многих демонстраций, проходивших в Москве 1 Мая, самая неполитическая демонстрация, хотя где-то в глубине колонны шли представители «Единой России» - люди пенсионного возраста в синих жилетах, натянутых поверх курток и пальто, на жилетах строго обозначалось, из какого округа демонстранты, которые вели себя тихо, скромно и никаких политических лозунгов не выкрикивали. Помнится, еще недавно представители «Единой России» добивались того, чтобы идти перед колонной или, во всяком случае, в первых рядах, в этом году такого не было.

Оркестров в нашей колонне было сразу несколько, и они играли строго по очереди, но иногда что-то сбивалось, и одна мелодия накладывалась на другую. Но это никого не беспокоило, веселье в колонне царило такое, что никакая музыка не могла ему помешать. Напротив, студенты распевали веселые песни, доставшиеся им в наследство от отцов и дедов. Понятно почему - современные песни хором не споешь!

К девяти часам народу набралось много, и встать в колонну уже было просто невозможно. Когда колонна наконец начала движение по Тверской, впереди шли Галина Меркулова, председатель Профсоюза работников народного образования и науки, Сергей Кузин, председатель Московской организации этого профсоюза, его первый заместитель Марина Иванова, чуть позже к ним присоединился депутат Мосгордумы Михаил Антонцев. У лидеров была еще одна задача - сдерживать колонну, имевшую тенденцию ускорять движение вперед, что свойственно молодежи, ее возглавлявшей. Колонна должна была идти размеренно, чинно, чтобы все успели рассмотреть и почувствовать мощь профсоюзного движения. На Маяковке стояла передвижная радиостанция, и председатели всех профсоюзов, которые шли в колонне, могли подойти к микрофону и сказать своим товарищам несколько слов. Они подходили и говорили, наверное, очень хорошие слова, но слышно их не было - все заглушали бойкие оркестры. Но «ура!» председателям профсоюзов колонна все равно кричала, радуясь, наверное, что у чопорной и богатой Тверской в кои веки появляется возможность услышать голос народа.

На площади у мэрии стояла трибуна, но всем 25 тысячам демонстрантов свободно разместиться перед ней, конечно, не удалось. Впрочем, теснота не помешала слушать ораторов на трибуне. Выступал, как всегда, председатель ФНПР Михаил Шмаков, затем представители народа. Бурную реакцию вызвало выступление представителя студенчества, который подсчитал, что нынешней стипендии хватает на шесть обедов, и строго спросил у федеральной власти: «А где взять деньги еще на завтраки и обеды?» Внимательно площадь выслушала мэра Юрия Лужкова, который заверил демонстрантов в том, что и дальше власти города будут работать на благо и для улучшения жизни москвичей. Демонстранты этому поверили, поэтому ответили бурными аплодисментами и радостными выкриками, приветствуя и мэра, и первого заместителя мэра в Правительстве Москвы Людмилу Швецову, и стоящих на трибуне префектов (среди них Ирина Рабер, не пропустившая ни одной первомайской демонстрации), депутатов Мосгордумы.

Митинг закончился, можно было уже расходиться, но участники демонстрации не торопились расставаться. Все фотографировались на память, особенно усердствовали студенты, и я подумала, что их фотографии очень похожи на те, что хранятся в семейных альбомах: когда-то так же фотографировались на память их деды и отцы, считавшие участие в демонстрации своим святым долгом.

Этот день солидарности действительно был таким, и я не жалела, что, объявленный выходным и праздничным, он стал для меня рабочим. И очень хорошо, что я могу рассказать о демонстрации, которая была мирной и радостной, объединившей людей в наше непростое время всеобщего индивидуализма и даже эгоизма. Оказывается, в наших душах еще живет коллективизм, и мы готовы для общего дела объединиться и продемонстрировать наше единение. Вот это не может не радовать!

Фото автора