Может статься, образовательный комплекс - не такая уж плохая вещь, какой он представляется непросвещенной общественности. Однако ситуации, связанные с его созданием, все более и более напоминают «кампанейщину», которой, по уверению чиновников, как раз быть и не должно. Не так давно, то бишь летом, родителям и педагогам одной школы пришлось приводить свои доводы против объединения с помощью... пикетов. Иного способа приостановить скоропалительное решение они не видели.

Свой отсчет эта история ведет с ранней весны 2003 года, когда в марте обычную общеобразовательную школу № 152 Красногвардейского района Санкт-Петербурга было решено присоединить к лицею № 533. До «судьбоносного» момента школа существовала достаточно мирно, никому не мешая.

-В марте решили нас присоединять, - рассказывает директор школы, отличник народного образования Сергей Муромов. - подготовили все документы в городской комитет по образованию, не согласовав их с педагогическим коллективом, а 6 мая меня вызвали в роно и сообщили об идее создания образовательного комплекса под номером 533!

Аргументация для объединения выдвигалась следующая: экономическая целесообразность, повышение качества образования. Другими словами, в здании школы предполагалось организовать центр дополнительного образования, который, я абсолютно согласен, необходим на Малой Охте, ведь ничего подобного у нас здесь пока не существует. Но позвольте не согласиться с тем, что для этой цели нужно было использовать именно наше здание.

И потом, если речь идет о развитии дополнительного образования, а его «звездный час» - вторая половина дня, то почему этого не делать на базе школы? У нас из 600 детей 350 занимаются в различных кружках и секциях.

Второй аргумент Сергею Игоревичу кажется таким же надуманным, как и первый. Если допустить ситуацию, что кто-то (?) все же рассортировал все петербургские школы на «плохие-хорошие», то, присоединяя «плохую» к «хорошей», каким образом можно добиться положительного результата?

- Уволив всех «плохих» учителей и набрав «хороших»! - отвечает директор - Но где их взять, «хороших», в таком количестве? Я не принимаю данной аргументации, поскольку не принимаю деления на «плохой-хороший». Кто это оценивает? Нашей школой пройдена аттестация. Да, у нас не «4», а «3,5» балла, но мы не лицей и не гимназия. Аккредитация и лицензия у нас есть, и это значит, государство определило деятельность школы как нормальную и дало нам право учить детей.

Бесспорно, у лицеев, гимназий хорошие достижения, они всегда держались за счет конкурсного отбора, однако не каждый ребенок по своим психическим, физическим, умственным способностям может освоить лицейскую программу. Это одна из причин, по которой мы выступали против объединения..

Возвращаясь к хронологической последовательности событий, можно сказать, что период с 6 по 29 мая состоял из сплошной нервотрепки. Доводы чиновников от образования сталкивались с контрдоводами педколлектива 152-й школы, однако в конечном итоге в конце мая все-таки вышел приказ об объединении. 6 июня Муромову вручили распоряжение отдела народного образования Красногвардейского района о реорганизации школы уже с планом-графиком о сроке передачи печати, личного имущества и так далее.

Возмущенные учителя и родители вышли на пикет. В первый раз. Во второй. В третий. И тем и другим не хотелось «маршировать строем в рай» и, главное, не хотелось лишаться такого важного права, как право выбора.

- Нельзя торопиться в реформах, касающихся детей! - продолжает Сергей Игоревич - Почему-то никто не думает о том, что, сделайся мы лицеем № 533, детям придется преодолевать многополосные дороги, привыкать к новому коллективу, к учителям.

На мой взгляд, все проблемы возникают из-за того, что до сих пор не определено понятие «образовательный комплекс». Я могу согласиться с его созданием, но при условии, что это происходит естественным путем, как было, к примеру, с Российским лицеем традиционной культуры, когда бывшее ПТУ открыло на своей базе общеобразовательные классы, гостиницу, стало обучать детдомовских детей. Здесь не было искусственности, механического слияния. А когда пытаются совместить несовместимое, при этом декларируя повышение качества образования, это профанация.

Мне говорили, в нашей большой школе экономически невыгодно держать 600 детей. Хорошо, давайте к 1400 человек из 533-го лицея приплюсуем моих и разделим это на три здания. Разве получается не то же самое? Если существует попытка сократить расходы на образование за счет ликвидации должности директора, то это по меньшей мере смешно. Он все равно останется начальником структурного подразделения. При большом объеме зданий и людей штат, наоборот, будет увеличиваться, а не сокращаться. То есть объяснить цель подобных реформирований я для себя не сумел и со стороны ничего вразумительного тоже не услышал, поэтому трудно на сегодняшний момент становиться поклонником образовательного комплекса.

...На сегодняшний день коллектив 152-й школы можно считать победителем, поскольку троекратное «восстание» педагогов и родителей возымело действие, и 4 августа Муромов получил приказ об отмене реорганизации. Но праздника в душе нет. Во-первых, из-за разговоров о закрытии школы часть педагогического коллектива ушла в поисках более стабильных мест. Некоторые из них, кстати, навсегда простились с системой образования, и неуважение чиновничества к учительству здесь сыграло не последнюю роль. Вторая тревожная цифра: в первом классе 9 человек. Родители многих малышей, напуганные неопределенным будущим школы, отвели детей в другие учебные заведения района. Но эта ситуация поправима, считает Сергей Игоревич, что бы ни говорили, а коллектив в 152-й - сильный, и первое время справится своими силами. Учителя придут. Печаль в другом: трудно противостоять произволу. Когда, кто-то, не учитывая ни твоего мнения, ни мнения большинства, решает, что школе уготована другая судьба. Но школа - не просто коробка с окнами, а живой организм, которому резкое оперативное вмешательство столь же не нужно, сколь вредно. И еще горше осознание, что за «экономической целесообразностью» совсем пропадают интересы детей.

Санкт-Петербург