Молодого сержанта вместе со стрелковым полком направили на линию фронта.

Он очень тосковал по дому. 12 листов - только список имен родственников, друзей, которым он передавал привет в своих письмах.

«Дорогому человеку на свете - маме», - так начинаются все его письма. «Отправил семь писем, - пишет он в сентябре 1942 года, - от вас не получил ни одного, беспокоюсь». Дома остались мать, два младших брата, сестренка. Отец и старший брат Фатых в это время уже воевали.

Не дожив до своего 19-летия, Магсум погиб в августе 1943 года в битве за освобождение города Харькова. В последнем послании от 7 августа он пишет: «Письма не посылайте, пока они дойдут, наверное, меня уже не будет. Прощайте». Вслед за этим последним письмом пришла и похоронка. Мой отец Миргалим не показал письмо матери, хранил его у себя. О гибели сына мать узнала от односельчан, тяжело переживала горечь утраты и долго не могла прийти в себя... В честь погибшего на войне дяди Магсумом назвали моего родного брата, он - военный, подполковник, живет в Санкт-Петербурге.

Имя Магсума Гатина занесено в Книгу Памяти. Однако оно не значится на гранитной плите кладбища города Люботина, расположенного в 25 километрах от Харькова. Я узнал об этом от нашего земляка - майора в отставке Альберта Имамовича Габдракипова, который часто бывает в тех краях. Об этом он говорил и с представителями местной власти.

У меня есть мечта - поехать в Харьков и написать имя дяди на памятной доске братской могилы, где он похоронен. Часто читаю пожелтевшие фронтовые письма 1942-43 годов. На глаза наворачиваются слезы.

Хаким ГИЛЯЗОВ, директор станции юных техников, Азнакаево, Республика Татарстан